ВТОРОЙ РИМ: ВИЗАНТИЙСКАЯ ЦИВИАИЗАЦИЯ

К исходу V в. практически вся Западная Европа была захвачена варварскими племенами герман­цев. В эту эпоху римскому госу­дарству и всей античной циви­лизации пришёл конец. Но ещё в начале IV в. центр державы переместился в более спокойные и богатые восточные, балканские и малоазийские, провинции. Вскоре столицей стал Константинополь, основанный императором Констан­тином на месте древнегреческо­го городл Византия. Правда, и на Западе остались свои императо­ры — управление империей было разделено. Но старшими считались именно государи Константинополя. В V в. Восточная, или Византийская, как говорили на Западе, империя устояла под ударом варваров. Более того, в VI в. её властители отвоевали многие земли занятого германцами Запада и удерживали их два столе­тия. Тогда они являлись римскими императорами не только по титулу, но и по сути. Лишившись к IX в. зна­чительной части западных владений,

Византия тем не менее продолжала жить и развиваться. Она просущес­твовала до 1453 г., когда последний оплот её власти — Константинополь пал под напором турок. Всё это время империя оставалась в глазах подданных законной преемницей Древнего Рима. Её жители называли себя Ромеями, что по-гречески зна­чит «римляне», хотя основную часть населения составляли греки.

Географическое положение Византии, раскинувшей свои владе­ния на двух континентах — в Евро­пе и Азии, а порой простиравшей власть и на области Африки, дела­ло эту империю как бы связующим звеном между Востоком и Западом. Постоянное раздвоение между вос­точным и западным миром стало историческим уделом Византии. Смешение греко-римских и восточ­ных традиций наложило отпечаток на общественную жизнь, государ­ственность, религиозно-философ­ские идеи, культуру и искусство византийского общества. Однако Византия пошла собственным исто­рическим путём, во многом отлич­ным от судеб стран как Востока, так и Запада, что определило и особен­ности её культуры.

ИСТОКИ

Культура Византийской империи создавалась многими народами. В первые века существования ромей — ской державы под властью её импе­раторов находились все восточные провинции Рима: Балканский полуос­тров, Малая Азия, юг Крыма, Западная Армения, Сирия, Палестина, Египет, северо-восток Ливии. Создателями нового культурного единства были греки, римляне, армяне, сирийцы, египетские копты и селившиеся в границах империи варвары.

Самым мощным культурным плас­том в этом культурном многообра­зии было античное наследие. Задолго до появления Византии благодаря

Походам Александра Македонского все народы Ближнего Востока под­верглись мощному объединяющему воздействию древнегреческой, эллин­ской, культуры. Этот процесс получил название эллинизации. Перенимали греческие традиции и переселенцы с Запада. Так что культура обновлён­ной империи складывалась как про­

Должение главным образом культуры древнегреческой. Греческий язык уже в VII в. безраздельно господство­вал в письменной и устной речи ромеев.

Востоку, в отличие от Запада, не довелось испытать разоритель­ных варварских набегов. Потому здесь не было страшного культур­ного упадка. Большинство древних греко-римских городов продол­жало существовать и в византийс­ком мире. В первых веках новой эры они сохраняли прежний облик и устройство. Как и в Элладе, сердцем города-оставалась агора — обширная площадь, где прежде проводились народные собрания. Теперь, впрочем, народ всё чаще собирался на иппо­дроме — месте представлений и ска­чек, объявления указов и публичных казней. Город украшали фонтаны и ста­туи, великолепные дома местной знати

ВИЗАНТИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ

ЭСТЕРГОМ

KOPOJIEBCTBO

Венеция

ВЕНГРИЯ

Тмутаракдну

Херсон^ц^^Хугдея /

^Б0ЛГАРИя .

•Средеи (София) Варна Й* Филиппололь

L" л-

■^КОНСТАНТИНОПОЛЬ

Фессалоники

‘армянской / Hayctboz— > я

⅛z~Λ√×MaH∣

Антиохи

Бейрут, ι Дамаск»1 Тир* / Bφφ⅛"~ ДамиеттаИеРУсали«1

Александрия

ДубрЬ

Вник

ʌ

⅛>Λ1.

А

, Адрианополь Амастрида

QxpHA

Амальф

Трапрзунд

Янина

Ьур< а

Патры E АФИНЫ

, о. Сицилия

Эфе

Коринф

Таре

ИДОВ

Граница Византийской империи

К 1025 Г.

,Никосия

О. Крит

О. Кипр

Византийской империи

_ ; I——— 1 !ерритория

Триполи, » 1———— 1 κ 1Й25 r"

Зависимые территории

-я Болгарское государство в конце X

Начале Xl В.

— Границы фем (военных округов)

Восстание Фомы Славянина в 821-

823 Гг.

_ Восстание павликан в конце X

Начале Xl В.

Xwi Места и даты важнейших сражении

Временные присоединения

Резиденция константинопольского

Патриарха

И общественные здания. В столице — Константинополе — лучшими мастера­ми возводились монументальные двор­цы императоров. Самый известный из ранних — Большой императорский

Дворец Юстиниана I, прославленного победителя германцев, правившего в 527—565 гг., — был воздвигнут над Мраморным морем. Внешний вид и убранство столичных дворцов напоми-

В частности водопро­водную систему и ба­ни (термы).

Большинство крупных городов античности оста­лось центрами торговли, ремес­ла, науки, литера­туры и искусства.

Таковы

Были Афины и Коринф на Бал­канах, Эфес и Никея в Малой Азии, Антиохия, Иерусалим и Бе — рит (Бейрут) в Сиро-Палестинс, Александрия в Египте.

Крушение многих городов Запада привело к смещению торговых путей на восток. В то же время нашествия и захваты варваров сделали сухопут­ные дороги небезопасными. Закон и порядок сохранялись только во владениях константинопольских императоров. Поэтому «тёмные», наполненные войнами столетия (V— VIII вв.) стали порой расцвета визан­тийских портов. Они служили и пе­ревалочными пунктами для военных отрядов, отправлявшихся на много­численные войны, и стоянками силь­нейшего в Европе византийского флота. Но главным смыслом и источ­ником их существования была мор­ская торговля. Торговые связи роме­ев простирались от Индии и Китая до Британии.

В городах продолжали развивать­ся античные ремёсла. Многие изде­лия ранневизантийских мастеров являются настоящими произведени­ями искусства. Шедевры ромейских ювелиров — из драгоценных метал­лов и камней, из цветного стекла и слоновой кости — вызывали восхи­щение в странах Ближнего Востока и варварской Европы. Германцы, сла­вяне, гунны перенимали мастерство ромеев, подражали им в собственных творениях.

Во всей Европе долгое время обра­щалась только ромейская монета. Константинопольские императоры продолжали чекан римских денег, внося лишь незначительные измене­ния в их внешний вид. Право римских императоров на власть не подверга­лось сомнению даже лютыми врага­ми, и единственный в Европе монет­ный двор был тому подтверждением. Первым на Западе осмелился начать чекан собственной монеты франк­ский король во второй половине VI в. Однако и тогда варвары лишь подра­жали ромейскому образцу.

Ещё заметнее римское наследие Византии прослеживается в систе­ме управления государством. Поли-

Тические деятели и философы Византии не уставали повторять, что Константинополь — Новый Рим, что они сами — ромеи, а их держава — единственная храни­мая Богом империя. Разветвлённый аппарат центральной власти, нало­говая система, правовая доктрина незыблемости императорского единодержавия сохранились в ней без принципиальных изменений.

Быт императора, обставленный с необычайной пышностью, пре­клонение перед ним были унасле­дованы от традиций Римской импе­рии. В позднеримский период, ещё до византийской эпохи, дворцовые ритуалы включили в себя многие элементы восточных деспотий. Василеве, император, появлялся перед народом только в сопровож­дении блестящей свиты и внуши­тельной вооружённой охраны, сле­

Довавших в строго определённом порядке. Перед василевсом про­стирались ниц, во время тронной речи его закрывали специальными занавесями, сидеть в его присут­ствии получали право единицы. К его трапезе допускались лишь

Высшие чины импе­рии. Особенно помпез но обставлялся приём иноземных послов, которых византийцы старались поразить величием власти импе­ратора.

Центральное управ­ление концентриро­валось в нескольких ведомствах-секретах: ведомстве логофета (управителя) геникона — главном налоговом учреждении, ведомстве воинской кассы, ведомстве почты и внешних сношений, ведомстве по управлению имуществом императорской семьи и др. Помимо штата чиновников в столице каждое ведомство имело должностных лиц, посылаемых с временными поручениями в про­винции. Существовали ещё и двор­цовые секреты, которые управляли непосредственно обслуживавшими царский двор учреждениями: про­довольственными, гардеробными, конюшенными, ремонт­ными.

Византия сохранила римское право и основы римского судопроиз­водства. В византийскую эпоху завершилась раз­работка римской тео­рии права, получили окончательное оформ­ление такие теорети­ческие понятия юрис­пруденции, как право, закон, обычай, было уточнено различие между част­ным и публичным правом, опреде­лены основы регулирования меж­дународных отношений, нормы уголовного права и процесса.

Наследием Римской империи была и чёткая налоговая система. Свободный горожанин или крестья­нин платил в казну налоги и пошли­ны со всех видов своего имущества и с любого рода трудовой деятельно­сти. Он платил и за владение землёй, и за сад в городе, и за мула или овец в хлеву, и за помещение, сдаваемое

Внаём, и за мастерскую, и за лавку, и за корабль, и за лодку. Практически ни один товар на рынке не перехо­дил из рук в руки, минуя бдительное око чиновников.

Сохранила Византия и римское искусство ведения «правильной войны». В империи бережно храни­ли, переписывали и изучали древние стратегиконы — трактаты о воин­ском искусстве.

Периодически власти рефор­мировали армию, отчасти из-за появления новых врагов, отчасти для её соответствия возможностям и потребностям самого государ­ства. Основой византийского вой­ска стала кавалерия. Её количество в составе армии колебалось от 20 % в позднеримское время до более чем одной трети в X в. Незначительной частью, но очень боеспособной стали катафрактарии — тяжёлая кавалерия.

Военный флот Византии также был прямым наследством Рима. О его силе говорят следующие факты. В середине VII в. импера­тор Константин V смог послать в

Устье Дуная для ведения боевых дей­ствий против болгар 500 судов, а в 766 г. — даже свыше 2 тыс. Самые крупные корабли (дромоны) с тремя рядами вёсел брали на борт до 100—

150 воинов и примерно столько же гребцов.

Новшеством на флоте стал «гре­ческий огонь» — смесь нефти, горю­чих масел, асфальта серы, — изоб­ретённый в VII в. и наводивший ужас на врагов. Он выбрасывался из сифонов, устроенных в виде бронзо­вых чудовищ с разинутыми пастями. Сифоны можно было поворачивать в разные стороны. Выбрасываемая жидкость самовоспламенялась и го­рела даже на воде. Именно при помо­щи «греческого огня» византийцы отбили два арабских вторжения — в 673 и 718 гг.

Превосходно было развито в Ви­зантии военное строительство, опи­равшееся на богатую инженерную традицию. Византийские инжене­ры — строители крепостей слави­лись далеко за пределами страны, даже в далёкой Хазарии, где по их планам возводилась крепость Саркел.

Приморские круп­ные города кроме стен защищались подвод­ными молами и мас­сивными цепями, преграждавшими

Вход вражескому

Флоту в бухты. Такими цепями замыкались Золотой Рог в Конс­тантинополе и залив Фессалоники.

Для обороны и оса­ды крепостей византий­цы использовали различ­ные инженерные сооружения (рвы и частоколы, подкопы и на­сыпи) и всевозможные орудия. В византийских документах упоми­наются тараны, подвижные башни с перекидными мостками, камнемёт — ные баллисты, крюки для захвата и разрушения осадных приспособле­ний врага, котлы, из которых кипя­щая смола и расплавленный свинец выливались на головы осаждавших.

ХРАНИТЕЛЬНИЦА

ХРИСТИАНСТВА

Античное наследие не было един­ственным источником византий­ской культуры. Восточные провин­ции Древнего Рима стали родиной христианской религии. Возникнув на земле Палестины, христианство уже в первые века своего существо­вания распространилось в Сирии, Египте, Малой Азии. И письменные, и археологические свидетельства говорят о том, что раннехристиан­ские общины были в этих землях многочисленны. Именно здесь скла­дывалась христианская литература, росла Церковь, создавались первые богословские школы.

Раньше Рима, в 301 г., христи­анство приняла в качестве государ­ственной религии Армения, тогда независимое царство. А вскоре нача­лось победоносное шествие хрис­тианской веры по римским землям. Восточная империя с самого нача­ла строилась как государство хрис­тианское. Император Константин, основатель Константинополя, пре­кратил гонения на христиан и по­кровительствовал им, а на смерт­ном одре в 337 г. принял крещение. Он и его мать, христианка Елена, почитаются Церковью как святые. При императоре Феодосии Великом в конце IV в. христианство утвер­дилось в качестве государственной религии. Но лишь в VI в. Юстиниан I, ревностный христианин, оконча­тельно запретил языческие обряды на землях империи.

О том, как происходило утвержде­ние христианства на Востоке, можно судить не только по письменным свидетельствам, но и по находкам археологов. От века к веку возрастает число предметов, связанных с хрис­тианским культом, прежде всего раз­нообразных крестов — от нательных до памятных, а также чаш с религиоз­ными надписями, колец, украшенных крестами или с Христовым именем, форм для отливки крестов и образ­ков. Повсеместно распространяет­ся христианский обряд погребения, без сопровождающих вещей или жертв, с христианскими символами и молитвами на надгробных плитах. Христианские храмы постепенно превращаются в центры обществен­ной жизни. Городские здания начи­нают группироваться вокруг них, а не вокруг ипподромов и агор.

Вкладом христианства в культу­ру Византии стало развитие храмо­вого строительства и иконописи. Монументальные церкви, сооружав­шиеся в городах с V—VI в., сочетали духовную символику первых, ещё скромных храмовых зданий хрис­тиан с богатыми традициями гре­ческой архитектуры. Самое вели-

Чественное творение византийских зодчих — храм Святой Софии в Кон­стантинополе. Его создатели Исидор Милетский и Анфимий Тралльский по повелению Юстиниана воздвиг­

Ли, как тогда говорили, новое чудо света. Константинопольская София стала непревзойдённым образцом для позднейших храмостроителей. Она и подобные ей храмы в других горо­дах империи возводились для пыш­ных массовых богослужений. Самым своим видом они подчёркивали вели­чие и торжество новой веры.

Христианские мастера охотно воспринимали наследие антично­го искусства, однако очищали его от следов язычества и наполня­ли новым духовным содержанием. Потому в изобразительном искус­стве произошёл отказ от «телесно­сти», стремления физически точно воспроизводить окружающую дей­ствительность. Исчезло преклонение

Перед силой и плотской красотой. Оно уступило место преклонению перед красотой духовной, стремле­нию передать скрытую в Боге суть мирского бытия. Новые вкусы при­вели к упадку прежней, античной, скульптуры. Ей на смену пришли иконопись и мозаика. Они на века стали главными составляющими византийской художественной куль­туры. В них реалистичность сочета­ется с одухотворённостью, личный

Талант мастеров — со следованием традициям и канонам, разработан­ным византийской школой.

Не все христиане сразу восприня­ли идею передачи красоты духовно­го мира через искусство живописца. В VIII в. империю охватило иконо­борческое движение. Его родиной были Сирия и Малая Азия, а покрови­телями — императоры Исаврийской династии, выходцы из восточных провинций. Иконоборцы объявили по­клонение Богу и святым через иконы идолопоклонством. Они уничтожали мозаики и скульптуры, сжигали дере­вянные иконы, нередко разрушали сами храмы. Лишь в конце VIII —

Первой половине IX в. иконоборче­ство было побеждено. Иконописцы сохранили свои традиции, невзирая на гонения. Церковь признала иконопо­читание достойным способом покло­нения Богу, а иконоборчество осудила как ересь.

Империя ромеев, сохранив насле­дие античности, всё же не избежа­ла и варварского нашествия. Арабы, создавшие новое мощное государ­ство — халифат, в VII в. отторгли от Византии все восточные провинции, кроме малоазийских, а в европейские области волна за волной вторгались

Авары, болгары, славяне. Славяне сели­лись в границах империи и захватыва­ли обширные территории. Где-то они подчиняли местных жителей и сме­шивались с ними, где-то ромейское население бросало насиженные места и спасалось бегством от завоевателей. Так Византия потеряла север Балкан, где возникли славянские государства: Болгарское царство, сербские и хор­ватские княжества.

Славяне проникли и гораздо южнее, вплоть до южного греческого полуострова Пелопоннес. Археологи обнаружили следы разорительного славянского нашествия — пожары и разрушения в Афинах, Коринфе, Спарте и иных древних городах. Несколько раз за VII—VIII вв. разно­племенные варвары подступали даже к самой столице.

Славянское наследие отразилось в византийской культуре двояко. С одной стороны, произошла явная варваризация. Приходили в упадок города, оторванные от сельской округи и частично разорённые. Ремесленные изделия стали гру­бее и проще, появились не всегда умелые «варварские» подражания. С другой стороны, местные жители восприняли от славян некоторые приёмы земледельческого труда. Например, новый тип бороны, более пригодный для равнинной пашни. В домостроительстве и обработ­ке дерева греками часто начали использоваться орудия (тесла, топо­ры и т. д.) славянских типов. Умения славянских плотников всегда высо­ко ценились в Византии.

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ

Античное, христианское и варвар­ское наследие заложило фундамент нового явления — византийской культуры, по-разному отразившись в разных сферах жизни империи. В государственном строительстве возобладала римская традиция, в ду­ховной области верх одержало хрис­тианство, а в повседневной жизни городов и сёл империи возник совер­шенно новый уклад, соединивший в себе черты старого и нового, тра­

Диции многих народов и племён. Византия по-прежнему оставалась

Страной городов, хотя облик поселе­ний заметно изменился. Большинство старых античных городов уменьши­лось в размерах, иногда замкнувшись в пределах гарнизонной крепости. Афины, например, занимали теперь площадь всего 16 га, тогда как антич­ный город располагался на террито­рии в 12 5 га. В некоторых городах полностью изменилась структура поселения. Так, в Сардах, одном из крупнейших центров Малой Азии периода позднего Рима, на смену ком­пактному городу пришло несколько

Небольших посёлков с собственными цистернами для воды, площадями и часовнями.

Центрами средоточия жизни городов и кварталов вместо город­ских рынков, галерей, терм, театров теперь стали христианские церкви. К ним тяготели жилые дома и обще­ственные строения. По ним город чётко делился на приходы.

Всё это тем не менее не нару­шило доставшейся от античных времён чёткой городской плани­ровки. В отличие от молодых горо­дов Запада, нередко представлявших собой хаос переплетённых про-

КОНСТАНТИНОПОЛЬ — СТОЛИЦА МИРА

Среди множества городов средневековой Европы столица Византийской империи занимала особое место. Даже в пору относительного упадка, в нача­ле VII в., население Константинополя насчитывало 375 тыс. — намного больше, чем в любом другом городе христианского мира. Позднее это число только увеличивалось. Рос и сам город. Даже спустя века города латинского Запада по сравнению с ви­зантийской столицей казались жалкими деревушка­ми. Крестоносцы-латиняне поражались её красотой и размерами, а также богатством. На Руси Констан­тинополь звали Царьградом, что можно толковать и как Царский город, и как Царь-город.

В 330 г. римский император Константин I пере­нёс столицу в город Византии и дал ему своё имя. Всего за несколько десятилетий Константинополь из заурядного провинциального центра превра­тился в крупнейший город империи. Опередил он и все города Запада, включая Рим и столицы Ближнего Востока — Антиохию и Александрию. В Константинополь стекались люди со всего рим­ского мира, привлекаемые его невиданным богат­ством и славой. В этом городе, стоявшем на мысу между Мраморным и Чёрным морями, на самой границе Европы и Азии, пересекались торговые пути, шедшие с разных концов света. Почти всё Средневековье Константинополь оставался важней­шим центром мировой торговли. Здесь встречались товары и люди из Западной Европы и Китая, Индии и Руси, арабских стран и Скандинавии. Уже в XI в. чужеземцы — купцы, наёмники — заселяли целые городские кварталы.

Для благоустройства столицы немало сделал импе­ратор Юстиниан I. При этом правителе Восточная империя значительно расширилась. Созданные тогда величайшие творения византийской архитек­туры поновлялись потом веками. Зодчие Юстиниана воздвигли возвышающийся над морем Большой импе­раторский дворец, служивший многим поколениям императоров. Грандиозным памятником союза между империей и Церковью поднялся над городом купол Святой Софии, славнейшего храма православного мира. Именно богослужение в Софии, по преданию,

Император Константин Мономах и императрица Зоя перед Христом.

Мозаика. Собор Святой Софии

В Константинополе (Стамбул). Середина XI в.

Потрясло в X в. русских послов, посланных князем Владимиром «испытать» ромейскую веру. «И не могли мы понять, — рассказывали они князю, — на небе мы или на земле…»

Богатство и роскошь столицы империи всегда при­влекали завоевателей. В 626 г. город пытались взять объединённые силы авар и персов, в 717 г. — арабы, в 860 г. — русы. Но долгие века Второй Рим не видел врага в своих стенах. Несколько поясов укреплений надёжно защищали его. Даже во время многочис­ленных гражданских войн, потрясавших империю, город только сам отворял ворота победителям. Аишь в 1204 г. вчерашним союзникам, крестонос­цам, удалось захватить столицу. С этого начался закат Константинополя, завершившийся падением города в 1453 г., уже под натиском турок. По иронии судеб, последний император носил то же имя, что и основа­тель столицы, — Константин.

Под названием Стамбул город стал столицей мусульманской Османской империи. Он оставался ею до падения власти султанов в 1924 г. Османы решили не разрушать город. Они вселились в императорские дворцы, а собор Святой Софии перестроили в вели­чайшую мечеть державы, сохранив прежнее имя — Айя-София (что и значит «святая»).

Улков, города Восточной империи сохранили древний облик. Наряду с выдержанными в античном стиле дворцами появились дома знати с оборонительными сооружения­ми, напоминавшие западные замки. Не всегда такие укрепления действи­тельно были необходимы — но они подчёркивали силу и богатство вли­ятельных семей.

Дома знати почти всегда имели надстройки или не менее двух полно­ценных этажей. В них располагалось множество жилых и нежилых поме­щений разного назначения — от гос­подской опочивальни до уборных, где использовалась всё ещё работав­шая древняя система водоснабжения. У всех богатых домов имелись про­сторные внутренние дворы, нередко с хозяйственными постройками.

Так же выглядели и загород­ные усадьбы земельных магнатов. Сохранилось подробное описание господской виллы XI в. в Малой Азии. Вокруг дома с куполом, опиравшимся на колонны, шла открытая веранда. Рядом находились термы с мрамор­ными полами, амбар из Двух отде­

Лений (в нижнем, включая подвал, хранились продукты, а в верхнем — печёный хлеб), особый склад для зерна, соломы и мякины, конюшни, хлева, помещения для работников и слуг. В усадьбе возвышалась цер­ковь с куполом на восьми колоннах, хорами, мраморным полом, золочё­ной алтарной преградой.

К господскому дому обычно при­мыкал сад, где росли яблони, груши, вишни, сливы, персики, финико­вые пальмы, айва, гранаты, смо­ковницы, лимонные, фисташковые и миндальные деревья, каштаны. Всё пространство между деревьями заса­живалось цветами: розами, лилиями, фиалками, шафраном.

Центром дома, как правило, яв­лялся просторный зал — столовая. В зале описанного в документах имения за большим круглым сто­лом, отделанным золотом и слоно­

Вой костью, одновременно могли сидеть Зб человек. Вечером горели светильники на чистом оливковом масле, у ложа курились мускатный

Орех, камфора, касия, амбра и мус­кус. В спальнях стояли золочёные кровати с дорогими покрывалами, в гостиных — столы, инкрустиро­ванные слоновой костью, золотом и серебром.

Основная масса строений в крупных византийских городах Средневековья — дома мелких тор­говцев и ремесленников. Они также возводились из камня или кирпича, были достаточно благоустроенны­ми, с внутренними двориками. Но их дворы, гораздо меньшие по разме­ру, не столь надёжно укрывались от посторонних. Сами строения были одноэтажные (хотя с чердачными и подвальными помещениями).

Наконец, окраины городов и ви­зантийские сёла представляли собой царство скромных глинобитных или деревянных домов городской бедноты и крестьян. Размеры такого строения были крайне невелики, единственное жилое помещение отапливалось про­стым очагом либо печью. В жилищах бедняков зачастую находилось лишь убогое ложе с матрасом, набитым соломой.

Новым типом поселений в Ви­зантии стали монастыри, неред­ко окружённые неприступными

Стенами. Внутри располагались плот­но пристроенные друг к другу цер­ковь, трапезная, жилые и хозяйствен­ные помещения.

Находки археологов и исследо­вание письменных памятников поз­воляют воссоздать повседневную жизнь византийского города и села.

Деревни были гораздо больше и по числу жителей, и по занимаемой территории, чем на Западе. Иногда они сохранялись с античных времён, после распада огромных хозяйств старой рабовладельческой знати. Рабский труд на селе уже почти не использовался. Крестьяне объ­единялись в общины и не зависели от крупных земельных собственни­ков. На Балканах, где осело немало славян, общины были сплочённее и сохранялись дольше, чем в других землях империи.

Жители деревень выращивали пшеницу и ячмень, в славянских провинциях сеяли и просо, но мак­симальные доходы крестьянско­му хозяйству приносил виноград. Земля под ним ценилась при прода­же вдесятеро дороже пахотной нивы. Виноград возделывали и горожане — как в самом городе, так и в пригоро­дах. Считалось, что даже пять модиев виноградника (50—60 соток) могут обеспечить семье скромный доста­ток. Спрос на ромейские вина далеко перешагивал границы империи. Их ценили при дворах королей Запада, русских князей и скандинавских конунгов. Славились в Византии и фруктовые сады, но соперником винограда по доходности в Малой Азии и в южнобалканских провин­циях были оливки. Оливковое масло, а также солёные оливки постоянно находились на столах ромеев.

Византийцы разводили лошадей, свиней, овец и коз. Лошадь в крес­тьянском хозяйстве обычно была редкостью. За неё давали цену трёх­четырёх коров. Свободный крестья­нин держал её только потому, что без

Лошади не мог отбывать воинскую службу. Коней разводили преиму­щественно в имениях знати и им­ператорских поместьях. Племенные

Лошади, выращенные в богатых хозяйствах аристократии, вывози­лись во многие соседние страны и ценились весьма дорого.

Серьёзную роль в жизни сельско­го населения играли разного рода подсобные промыслы: рыболов­ство — у крупных рек, озёр и мор­ского побережья; охота, бортниче­ство; выжиг угля и заготовка дров.

Немало сил у крестьянина отнима­ли государственные трудовые повин­ности (ангарии), особенно такие, как перевозка грузов на своих животных, расчистка дорог, ремонт и строитель­ство мостов и укреплений.

В обслуживании хозяйства, будь то небольшое крестьянское поле, мастер­ская или лавка городского торговца, была занята вся семья, в том числе и дети. Рабочий день начинался с рас­света и длился до заката.

РАСЦВЕТ И УПАДОК

С конца IX в. начинается расцвет средневековой Византии, продлив­шийся с небольшими перерывами до начала XIII столетия. Пределы империи в основном ограничивались Балканами и Малой Азией, но и в этих

ВИЗАНТИЙСКАЯ МОДА

Христианское понятие о земной жизни как о юдоли скорби и греха нашло своё отражение и во внешнем облике людей Византийской империи. Главное тре­бование заключалось в том, что тело должно быть закрытым. Античная обнажённость, выявляющие фигуру лёгкие ткани — всё это воспринималось как соблазн, порождение дьявола. Создаётся новый идеал красоты: прекрасным может быть только лицо, ибо человеческая душа, духовное начало, смотрит на мир глазами, ими же познаётся как добро, так и зло.

Новым веяниям, как ничто лучше, подходил вос­точный костюм. Характерная черта восточного муж­ского костюма — штаны, полностью закрывавшие ноги, — вошла и в византийский быт. Это были разъ­ёмные штаны, представлявшие собой длинные чулки, которые привязывались к поясу. Сверху носили тунику с суживающимися к запястью рукавами. Качество ткани, длина плаща определяли социальное положе­ние — основная часть населения Византийской империи носила туники выше колен. Туника знати доходила до середины икр. Верхней одеждой служил плащ из шерстяных и полушерстяных тканей, скреплённый впереди завязками. Богато отделывались благород­ными металлами и драгоценными камнями оружие, седельный прибор и попоны коней и мулов. Для знат­ных дам изготовлялись особые сёдла, они украшались жемчугом и золотыми бляхами в виде зверей и птиц. Седло имело роскошный чехол, а с крупа коня или мула свисало покрывало из шёлка.

Императрица Феодора со свитой. Мозаика из церкви Сан-Витале. Равенна. Италия. Середина VI в.

Одежда простолюдинов почти не претерпела изменений на протяжении веков: короткий плащ, перекинутый через плечо, рубашка-хитон из грубого полотна или шерсти, заправленная в такие же штаны, перевязанные крест-накрест ремешком сапоги.

Представление о византийской придворной моде и церковной одежде лучше всего даёт красочная моза­ика в Равенне. Мозаичное изображение в церкви Сан — Витале торжественного шествия императора Юстиниана и его жены Феодоры в окружении свиты — самая великолепная демонстрация моды тех времён. На императоре Юстиниане нижняя белая шёлковая туника, подпоясанная золотым поясом и украшенная золотой отделкой. Верхний плащ пурпурного цвета, ниспада­ющий до самой земли, украшен эмблемой наивысшей императорской власти. Сословный характер государства требовал ясных разграничений во внешнем облике подданных. Знаком царского достоинства постепенно становится не только плащ, но и лорум — узкий шарф из плотной парчовой ткани.

Первоначально характерной особенностью одежды византийских императоров было то, что она не имела застёжек и надевалась через голову. Большинство же восточных одежд имело застёжку или запахивалось с полы на полу. Со временем восточные влияния проникают и в быт императоров. В их обиходе появ­ляется совершенно новый вариант костюма — прямая неширокая туника на застёжках с узкими длинными рукавами и поясом.

Византийская культура и костюм оказали большое влияние на формирование художественной культу­ры Древней Руси. Византийская одежда сохранялась в русской моде на протяжении 800 лет почти без изменений.

Император Юстиниан в окружении придворных. Фрагмент. Мозаика из церкви Сан-Витале. Равенна. Италия. Середина VI в.

Рубежах она оставалась одним из сильнейших государств Европы. Пора могущества Византии стала и эпохой культурного подъёма.

В это время продолжают разви­ваться и расти старые города, пре­жде всего Константинополь. Афины и Коринф, пострадавшие от нашес­твий варваров в VI—VIII вв., вновь возрождаются. Изгнанные неког­да славянами жители побережья Адриатики возвращаются в родные места и вместе с пришельцами стро­ят новые городские центры — Сплит, Задар и др. Городов в империи ста­новится всё больше, а многие из прежде малозначащих превраща­ются в крупные центры ремесла и культуры.

В ремесле времён расцвета Ви­зантии поддерживались античные традиции. Изделия византийских ювелиров по-прежнему высоко цени­лись в Западной и Северной Европе. Находили они спрос и на Востоке, где художественное ремесло не усту­пало в изысканности ромейскому. Раскопки в византийских городах показывают, что в XI—XII вв. появи­лось множество небольших ремес­ленных мастерских, где работало 5—

10 человек. Такие мастерские давали львиную долю ремесленных изделий всех видов. Их продукцией пользо­вались и горожане, и отправлявши­еся за моря купцы, и жители сель­ской округи. Нередко к городским ремесленникам-единоличникам обращался за помощью сам импера­тор. Впрочем, для изготовления ору­жия и других необходимых государ­ству изделий, например для чеканки монет, постоянно работали крупные государственные мастерские.

Некоторые творения визан­тийского художественного ремес­ла не только завоевали признание в тогдашней Европе, но и вошли в сокровищницу мировой культу­ры. Византийские мастера достиг­ли необыкновенного изящества в технике эмали, или, как говорили на Руси, финифти. В Византии гос­подствовала и оттачивалась древней­шая техника перегородчатой эмали

(клуазоне), унаследованная ещё римскими мастерами от Древнего Египта. Эмальер напаивал на золо­тую поверхность тончайшие ячейки из золотых же проволочек. Ячейки заливались разноцветным стеклом, после чего обжигались. Полученная эмаль подвергалась тщательной шли­фовке. Византийская перегородчатая эмаль отличалась блестящим, в пря­мом и переносном смысле, исполне­нием, богатством красок, несомнен­ным художественным мастерством. Именно византийские мастера стали учителями эмальеров Руси и Запад­ной Европы.

Изделия из разноцветного стекла весьма многочисленны среди архео­логических находок в Византии.

Они вывозились и за её пределы. Византийские стеклянные предме­ты обнаружены в славянских стра­нах, Закавказье, они имели огромный спрос и на Западе. Из этого можно заключить, что стекольное дело было хорошо развито, причём, в отличие от Западной Европы, уже в раннее Средневековье. Из стекла делались не только украшения: бусы, браслеты, кольца, серьги, подвески, оно исполь­зовалось и в бытовых целях — для изготовления посуды, правда, прежде всего для знати. Относительная массо­вость производства вела к некоторому упрощению внешнего вида изделий. Но всё же художественное мастерство стеклоделов в X—XIII вв. оставалось на высоте. Для византийского стекла характерны изысканная игра перели­вающихся красок, сочетание строго­сти и изящества любого изделия — от бусины до сосуда.

Славу ромейского ремесла соста­вила и византийская глиптика — тво­рения камнерезов, работавших с дра­гоценными камнями. Их изделия найдены во многих странах Европы, а в самой Византии использовались для украшения одежд императорской семьи и высшего духовенства, цер­ковной утвари. Развивалось и искус­

Ство резьбы по слоновой кости.

По всей Европе славились также изделия византийских ткачей. Поистине революционное значе­ние для ткачества в Византии имело начало разведения шелковичного червя в VI в. Восточная империя уже давно завязала по протянувшемуся через всю Евразию Великому шёл­ковому пути торговые связи с Ки­таем, главным поставщиком шёлка. И вот одному из монахов-миссио­неров удалось выведать секрет про­изводства чудесной ткани из шёлко­вых нитей, выделяемых гусеницами бабочек-шелкопрядов. Несколько личинок он тайно вывез на Запад. Теперь уже Византия стала главным поставщиком шёлковых тканей для стран Европы. Ведущим центром шёлкового производства была Малая Азия.

На основе шёлка изготовлялись собственно шёлковые и парчовые

Наряду с изображениями животных и птиц, геометрическими фигурами даже на светской одежде присутству­ют христианские символы — преж­де всего кресты и образы ангелов. Продолжали совершенствовать­ся и обычные для Европы способы ткачества из шерсти. Византийские мастера унаследовали от древних технику изготовления пурпурных тканей — окрашенных с помощью красно-фиолетового красите­ля, получаемого из моллюс­ков иглянок. Пурпур издревле использовал­

Ся для царских одеяний и имел огромный спрос далеко за пределами Византии.

Стали временем рас­цвета византийского изобразительного искусства. Именно тогда окончательно сложившиеся тради­ции византийской иконописи находят своё полное выраже­ние и воспринима­ются мастерами из других православ­ных стран. Творения ромейских иконо­писцев соединили лучшие традиции христианской духовности и светско­го искусства античности. Они стре­мились передать неисчерпаемость божественной любви и внутрен­нюю красоту исполненного веры

Человека.

Главным в иконописи становится «лик» — изображение лица Христа или почитаемого святого. Причём основное внимание уделялось гла­зам, устремлённым на молящегося. Все образы дышали покоем истин­ной веры, мудростью и милосер­дием. В IX—XI вв. вырабатываются строгие каноны иконописи. Лучшие образцы принимаются за иконо­писные «подлинники», на которые должны опираться позднейшие мастера. Настоящих византийских икон до нашего времени сохрани­лось мало. Бурные события упадка империи не пощадили творений художников. Однако о высотах их искусства можно судить по много­численным оставшимся мозаикам и фрескам.

Между тем эпоха расцвета импе­рии близилась к завершению. В XI в. из глубин Азии на запад устремились турки. К концу века они покори­ли большую часть малоазийско — го полуострова. Начиная с 1097 г. отчасти при помощи запад­ных рыцарей-кресто­носцев императоры из рода Комнинов вернули немало земель на вос­токе. С Комнинами свя­зано новое возвышение Византии. Но союзники

Оказались опаснее преж­них врагов: уже в XII в. они стали присваи­вать себе византийские земли. А в 1204 г., вме­шавшись во внутренние распри ромеев, латиня­не захватили и разгра­били Константинополь. Многие шедевры куль­туры, святыни право­славного христианст­ва были вывезены на Запад или безвозвратно

Утеряны.

Отныне на Востоке стало три императора. В бывшей столице утвердился вожак крестоносцев, государь Латинской империи.

В Никее и Трапезунде обосно­вались знатные ромеи, пре­тендовавшие на имперское наследство. Возникли и другие независимые ромейские государства (крупней­шее — так называемый Эпирский деспотат на западе Балкан). В 1262 г. никейский император изгнал крестоносцев из Константинополя и воз­родил Византию. Однако новая империя, управляемая династией Палеологов, оказалась лишь тенью былого. Ещё процветали столицы соперничавших импе­рий — Константинополь и Тра пезунд, но большинство городов обеднело и пришло в упадок. Ремесло почти остановилось в своём развитии, даже восхитительные изделия ювели­ров отставали от европейской моды, которую диктовали мастера Италии и Франции.

В то же время искусство импе­рии в этот период её существо­вания переживает завершающий подъём — финальный мощный аккорд византийской цивилизации. Правда, теперь преобладают малые формы. Даже воздвигнутые тогда дворцы знати сравнительно малы по размерам, зато богато и тщатель­но, с особым вниманием к деталям, отделаны. Монументальные мозаики на стенах храмов всё чаще уступают место деревянной иконе и фреске. Изображения становятся реалистич­нее, лучше передавая чувства и на­блюдения иконописца. В светской живописи ещё более, чем в иконо­писи, чувствуется стремление к реа­лизму — влияние Предвозрождения, уже начавшегося в Италии.

Новая империя была слабее и беднее своей предшественницы. Не имела она и сильных союзников, которые защитили бы её от внешних врагов. В XIV в. упадок становится явным. На востоке, в Малой Азии, набрали силу турки под предводи­тельством рода Османов. Они вторглись на Балканы и поко­рили здешние славянские госу­дарства. Вскоре настал черёд и Византии. В 1453 г., после долгой осады, турки взяли Константинополь. Последний император Константин XI погиб при защите горо­да. В 1460-1461 гг. турки покончили с последними оплота­ми ромеев — крепос­тями Палеологов на Пелопоннесе и Тра- пезундской империей. Византия прекратила своё существование.

Византийская культура мощно по­влияла на культуру сопредельных стран. Константинопольская импе­рия являлась естественным центром притяжения, её культурные дости­жения — образцом подражания для всех народов, принявших восточное,

Православное, христианство. Вместе с религией ими перенимались искус­ство, архитектура, письменная тра­диция.

Арабское нашествие VII в. и ту­рецкое XI в. отрезали империю от её прежних владений в Закавказье. Но христианские народы тех краёв сохранили свою веру, а вместе с ней и наследство культуры времён еди­ной империи. В Армении и Грузии ромейские заимствования вплетены в плотную ткань местных, не менее древних традиций. Достаточно ска­зать, что оба народа обладали соб­ственными системами письма, разра­ботанными ещё в IV в. Но всё равно и в письменной, и в вещественной культуре сохранились следы антич­ности, традиций, пришедших на Кавказ из Рима и Византии. Сильнее они оказались в Грузии (Армения оказалась оторвана от ромеев одним из церковных расколов). Расцвет грузинской культуры в XII в., в блес­тящее царствование Тамары, немыс­лим без античной подосновы. Через Грузию византийская культура про­никала на Северный Кавказ, особен­но к православным аланам, предкам осетин.

Но главным направлением ви­зантийского культурного влияния было северное. Вторгшись в пределы империи, основав здесь собственные государства, славянские племена под-

Пали под сильнейшее воздействие древней цивилизации. Со временем они восприняли многие её достиже­ния — и обратились к христианству. Обращение большинства славянских племён в новую веру — не только ближайших южных, но и более далё­ких восточных и отчасти западных — подталкивалось из Константинополя. Отправленные на северо-запад, в Мо­равию, проповедники христианства Кирилл и Мефодий стали создателя­ми славянской азбуки и переводчи­ками священных книг на славянские языки. В IX в. от греческих священ­ников приняли крещение правители болгар, мораван, сербов, хорватов. Тогда же впервые крестились рус­ские князья. Западные славяне и хор­ваты позже подчинились Западной, Священной Римской, империи и Римско-католической церкви. Но восточные славяне и большая часть южных по-прежнему следовали за Византией.

В балканских славянских госу­дарствах византийское влияние ощущалось во всём: в ремесле и гра­достроительстве, в архитектуре

И живописи, в придворных ритуа­лах и литературных творениях. Но языком культуры был родной, сла­вянский, и местные традиции гармо­нично сливались с византийскими. Складывалось новое неразрывное культурное единство. Особенно это было заметно в Болгарии, кото­рая на протяжении большей части XI—XII вв. являлась провинцией Византии. В Сербии же встречались и взаимодействовали славянская, гре­ческая и шедшая с Запада латинская культура. Развивавшиеся под силь­ным влиянием Византии балканские славянские государства разделили и политическую её судьбу. В XIV— XV вв. они были уничтожены турка­ми-османами. Но все православные народы Балкан — греки, славяне, потомки влахов румыны — сохрани­ли свою веру и культурные традиции, невзирая на давление завоевателей.

Древняя Русь уже на заре своей истории, в IX в., имела тесные торго­вые, политические и культурные кон­такты с державой ромеев. Главным центром русско-византийской тор­говли и культурных связей был крымский Херсонес. Из Крыма или через Крым на Русь попадали изде­лия византийских мастеров, считав­шиеся предметами роскоши. Русские князья не раз ходили на Царьград с войной, посылали туда посольства для заключения мирных и торговых договоров, принимали проповедни­ков новой веры.

Именно от «греков» принял хрис­тианство в 988 г. князь Владимир, крестившийся в Херсонесе и затем крестивший всю Русь. В первые сто­летия существования Русской право­славной церкви её глав присылали из Константинополя. На протяже­нии многих веков Русь восприни­мала достижения высокой византий­ской культуры. Когда пришло время собственно русских школ зодчества, художественных ремёсел, то их мас­тера были обязаны ромейским учи­телям не меньше, чем своим славян­

Ским предкам. Русь стала подлинной наследницей византийской культуры, но при этом не повторяла предшес­твенницу.

Когда в 1453 г. Византия пала, Русь осталась сильнейшим, а затем и единственным независимым пра­вославным государством. Осознав этот факт, многие на Руси пришли к выводу о необходимости преемства по отношению к павшему на юге «Православному Царству». В 1547 г. Иван IV Грозный принял титул царя — так прежде славяне называ­ли византийских императоров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *