Тема 6. Объекты гражданских прав. предпринимателей

§ 1. Понятие объектов гражданских прав.
Правовой режим товаров

Для ведения предпринимательской деятельности необходимо обладать определенным имуществом. С одной стороны, получе­ние прибыли от использования имущества является одной из форм предпринимательской деятельности, с другой — наличие у предпринимателя обособленного имущества обеспечивает его ответственность по обязательствам. Правовой режим имущества предпринимателей представляет собой совокупность законода­тельных правил по владению, пользованию и распоряжению объ­ектами гражданских прав.

К объектам гражданских прав относятся вещи, деньги, цен­ные бумаги, имущественные права, работы и услуги, информа­ция, результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, нематериальные блага (в первую очередь, деловая репутация предпринимателя и юридического лица).

Основным объектом в предпринимательской деятельности являются товары — материальные предметы, отчуждаемые на возмездной основе. В широком смысле товаром считается все, что может быть предметом возмездных сделок, в том числе предприятие, рабочая сила. С точки зрения предприниматель­ских отношений самое важное свойство любого объекта — его оборотоспособность, т. е. возможность быть предметом различ­ных сделок.

Правовой режим товаров устанавливается различными спосо­бами. Во-первых, к ним можно отнести определение правомочий продавца и покупателя. Например, коммерческие организации имеют больше возможностей в торговом обороте, чем некоммер­ческие. Организации со специальной правоспособностью зачас­тую вообще не вправе участвовать в торговле товарами, напри­мер банки, страховые компании, аудиторские фирмы.

Во-вторых, правовой режим товаров определяется путем ус­тановления порядка приобретения и отчуждения товаров1. В этой связи следует различать товары, не изъятые из оборота; товары, ограниченные в обороте (валютные ценности, драгоценные ме­таллы, наркотические средства); товары, изъятые из оборота (тка­ни и органы человека, вооружение и взрывчатые вещества, шиф­ровальная техника).

В-третьих, к правовому режиму относится введение лицензи­рования деятельности по реализации или производству товаров, т. е. установление разрешительного порядка ее осуществления[LXXXVI] [LXXXVII]. Однако лицензирование является неадекватным инструментом государственного регулирования в рыночной экономике. Поэто­му в настоящее время наблюдается процесс отмены лицензирова­ния многих видов деятельности, введения упрощенного порядка получения лицензий (получение сертификата соответствия или договора страхования ответственности). Для некоторых видов деятельности лицензирование будет отменено в связи с приняти­ем соответствующих технических регламентов[LXXXVIII].

В зависимости от целей использования принято различать то­вары потребительского и производственного назначения. Потре­бительские товары, в свою очередь, подразделяются на продо­вольственные и промышленные, а также товары краткосрочного и длительного использования. Среди товаров производственного назначения выделяют основное и вспомогательное оборудование, а также основные и вспомогательные материалы.

Помимо перечисленного, правовой режим товаров может быть обусловлен требованиями антимонопольного, налогового и кор­поративного законодательства. Так, сделки по приобретению в собственность, пользование или владение основных производст­венных средств или нематериальных активов балансовой стоимо­стью более 10% активов продавца могут подлежать предваритель­ному или последующему (уведомительному) контролю со стороны

Федеральной антимонопольной службы России1. Сделки по приоб­ретению, отчуждению имущества на сумму более 25% балансовой стоимости активов хозяйственного общества могут квалифициро­ваться как «крупные сделки» и требовать предварительного одоб­рения совета директоров или общего собрания акционеров (участ — ников)[LXXXIX] [XC].

По общему правилу, для целей налогообложения принимается цена товара, указанная сторонами сделки. Предполагается, что она соответствует рыночному уровню цен. Но в некоторых слу­чаях налоговые органы вправе проверять правильность примене­ния цены. Например, если совершена сделка между взаимозави­симыми лицами (имеются в виду случаи, когда суммарная доля участия одной организации в уставном капитале другой состав­ляет более 20%). Это способ борьбы с «трансфертным ценообра­зованием», когда есть внутрикорпоративная цена реализации товара между участниками холдинга и цена, по которой этот то­вар отпускается третьим лицам. Также налоговые органы вправе проверять цены в бартерных, внешнеторговых сделках, а также в случаях, когда происходит 20-процентное колебание цены, при­меняемой налогоплательщиком по идентичным товарам в преде­лах непродолжительного периода времени.

§ 2. Средства индивидуализации товаров

Средства индивидуализации используются, в первую оче­редь, для разграничения однородных товаров разных произво­дителей. К ним относятся производственная марка, товарный знак и знак обслуживания, а также наименование места проис­хождения товаров.

Производственная марка представляет собой словесный или описательный способ индивидуализации товара. Она в обяза­тельном порядке помещается на самом товаре или его упаковке и обычно включает фирменное наименование предприятия-изгото­вителя и его адрес, название товара и ссылку на стандарты. Сама по себе производственная марка не пользуется правовой защитой, ее размещение необходимо для реализации потребителями права на информацию о товаре и его производителе.

Товарный знак — это словесное, изобразительное, объемное или иное условное обозначение товара (группы товаров), исполь­зуемое для его отличия от однородных товаров других изготови­телей. Организация, основная деятельность которой оказание услуг (выполнение работ), может зарегистрировать знак обслу­живания, который по правовому режиму приравнивается к товар­ному знаку.

Правообладателем товарного знака и знака обслуживания мо­гут быть юридические лица и индивидуальные предприниматели. Для того чтобы правообладатель приобрел исключительное право на товарный знак, необходимо зарегистрировать его в Федераль­ной службе по интеллектуальной собственности, патентам и то­варным знакам (Патентном ведомстве). После регистрации пра­вообладателю выдается свидетельство на товарный знак, которое действительно в течение 10 лет; по истечении срока действия свидетельство может продлеваться неограниченное число раз.

Исключительные права владельца товарного знака называют также «легальной монополией», которая имеет ряд ограничений. Во-первых, защита товарного знака распространяется только на те товары, которые указаны в свидетельстве в соответствии с классами Международной классификации товаров и услуг (МКТУ). Во-вторых, государственная регистрация не дает права запретить использование товарного знака на территории РФ, если маркированные им товары были введены в оборот непосредст­венно правообладателем или с его согласия. В-третьих, если пра­вообладатель не использует свой товарный знак в течение любых 3 лет непрерывно после регистрации, любое лицо вправе обра­титься в Палату по патентным спорам с заявлением о досрочном прекращении регистрации такого знака. Опасность подобного оспаривания существует практически для всех товарных знаков, которые зарегистрированы сразу на все 45 классов МКТУ, по­скольку правообладатель не может одновременно использовать знак по всем возможным видам деятельности и товарам. В то же время существует способ, позволяющий доказать, что использо­вание товарного знака является непрерывным по всем классам МКТУ, — это так называемая «имиджевая» реклама, когда демонстрация товарного знака производится в отрыве от демон­страции конкретного товара.

Права на использование товарного знака могут передаваться двумя способами: по лицензионному договору или по договору об уступке права пользования товарным знаком. Принципиальное различие между ними состоит в том, что при заключении лицен­зионного договора проходит своеобразное «удвоение» пользова­телей товарного знака, поскольку его использует и правооблада­тель, и лицензиат. При этом правообладатель может проверять качество товаров, которые маркированы его товарным знаком. Договор об уступке права пользования товарным знаком предпо­лагает передачу всех исключительных прав и отсутствие какого — либо контроля со стороны правообладателя. Эти договоры также подлежат регистрации в Патентном ведомстве, без регистрации они не имеют юридической силы[XCI].

Нарушением исключительного права на товарный знак может считаться несанкционированная маркировка не только товаров, находящихся в продаже, но и товаров, которые хранятся на скла­дах, расположены в витринах, предлагаются на выставках и т. п.

Наименование места происхождения товара используется, ес­ли свойства товара в значительной степени определяются при­родными условиями или людскими факторами той местности, где он производится (например, клинское пиво, вологодское масло). Право на использование наименования места происхождения товара не является исключительным, т. е. не передается по лицен­зии и действует бессрочно.

Интересно отметить, что незаконное использование средств индивидуализации товаров (товарного знака, знака обслуживания и наименования места происхождения товара) может повлечь как гражданскую, так и административную (ст. 14.10 КоАП РФ) и даже уголовную ответственность (ст. 180 УК РФ). Гражданская ответ­ственность выражается в необходимости изъятия маркированной чужим товарным знаком продукции из оборота (контрафактные товары) и возмещения правообладателю убытков.

Весьма сложно разграничить основания применения админи­стративных и уголовных санкций. Здесь важное практическое значение приобретает толкование понятия «крупный ущерб». Так, уголовная ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования мес­та происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров наступает, если это причинило крупный ущерб. В других случаях необходимо ограничиться администра­тивным наказанием (штрафом, конфискацией). Кроме того, уго­ловная ответственность возможна за незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистриро­ванного в Российской Федерации товарного знака или наимено­вания места происхождения товара (штраф, лишение свободы и проч.).

§ 3. Правовой режим денег

Законодательство любого современного государства преду­сматривает понятие «законное платежное средство». Речь идет о национальной валюте, которая является всеобщим эквивален­том и обязательна к приему по нарицательной стоимости во все платежи на территории государства (ст. 140 ГК РФ). По нашему законодательству понятия валюты, платежного средства и денег (в различных их формах) являются синонимами.

Деньги относятся к категории родовых, делимых, заменяемых, движимых вещей. Деньги — абсолютно оборотоспособные объ­екты, поскольку могут обмениваться на все виды имущества. Деньги — наиболее ликвидный актив в составе имущества любо­го лица. С одной стороны, деньги являются всеобщим эквивален­том для объектов имущественного оборота, но, с другой — в не­которых обязательствах они могут быть самостоятельным объек­том, например в договорах займа и кредита, многих банковских сделках.

Деньги (банкноты и монеты) могут быть индивидуализирова­ны, но тогда они теряют свои платежные функции. Например, стоимость памятных денежных знаков значительно отличается от их номинальной стоимости.

Последние экономические тенденции таковы, что наличные деньги уходят в прошлое; изменилось и само понимание правовой природы денег. Можно сказать, что наступила новая эпоха, ха­рактеризующаяся всевозможными заменителями наличности. Так, особым видом применяемых в современной экономике денег являются «кредитные деньги», а также денежные суррогаты. Ко­нечно, называть их «деньгами» можно с большой долей условно­сти. Они являются, в первую очередь, средством обмена, но в отличие от национальной валюты представляют собой обяза­тельства не государства, а отдельных лиц. На сегодняшний день «кредитными деньгами» можно считать чеки, векселя, пластико­вые карточки. Спорным представляется вопрос о том, входят ли в понятие «кредитные деньги» банковские депозиты. На наш взгляд, «кредитные деньги» должны быть неразрывно связаны с осуществлением расчетов. А депозитные счета (вклады) имеют накопительный характер, приносят своим владельцам процент­ный доход и не предназначены для производства расчетов.

Что касается документов, обращающихся в банковской и торговой практике под названием «дорожные чеки», то их сле­дует считать не кредитными деньгами, а денежными суррогата — ми1. Хотя во многих странах они практически приравнены к местной валюте, например в США расчеты можно вести непо­средственно дорожными чеками, потому что многие отели, рес­тораны и магазины принимают дорожные чеки как средство платежа[XCII] [XCIII].

В этой связи следует подчеркнуть, что в соответствии с ч. 1 ст. 75 Конституции РФ официальной денежной единицей в Рос­сийской Федерации является рубль; он обязателен к приему по нарицательной стоимости во все платежи на территории РФ. Мо­нопольное право на эмиссию наличных денег имеет Центральный банк РФ. Введение других денежных единиц и денежных сурро­гатов запрещено. Денежные суррогаты представляют собой част­ные средства обращения и с юридической точки зрения не могут считаться деньгами, потому как не служат средством погашения денежных обязательств.

Традиционное представление о деньгах как о вещах критику­ется, поскольку материальные носители денег (банкноты, моне­ты) выполняют только учетные функции. Тем более, что безна­личные деньги не имеют вещно-правовой природы, а представ­ляют собой обязательственные права требования клиента к банку, в котором открыт счет или депозит. Таким образом, безналичные деньги рассматриваются как таблица регистрации долговых обя­зательств в денежной форме одной стороны перед другой. Суще­ствует и другая точка зрения, согласно которой деньги — это всегда деньги, и безналичность — это только форма их существо­вания. Поэтому передача денег банку не меняет вещных прав на них. Деньги остаются родовыми вещами, выделенными по коли­чественным показателям.

Иностранная валюта признается объектом, ограниченным в обороте, поэтому расчеты в иностранной валюте допускаются в режиме, установленном Центральным банком РФ1. Так, разреша­ется использовать иностранную валюту при расчетах между экс­портерами и импортерами, за услуги предприятий связи при аренде международных каналов связи, при выплате комиссион­ного вознаграждения, при покупке иностранной валюты через уполномоченные банки и т. д.

Особые правила использования иностранной валюты установ­лены для денежных обязательств. Согласно ст. 317 ГК РФ валюта обязательства может быть установлена в иностранных или услов­ных денежных единицах, но исполнение обязательства должно производиться в рублях. В этой связи следует различать «валюту долга» и «валюту платежа». В настоящее время существует лишь один вид договора, в котором валюта долга должна быть выраже­на в российских рублях, — это розничная купля-продажа, так как информация о товаре в розничной продаже должна содержать указание на цену в рублях[XCIV] [XCV].

§ 4. Ценные бумаги

Ценная бумага — это документ, удостоверяющий с соблюде­нием установленной формы и обязательных реквизитов имущест­венные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении (ст. 142 ГК РФ). Это определение применимо только к классическим ценным бумагам, существую­щим в документарной (бумажной) форме, например к векселям. Бездокументарные бумаги не являются предметом материального мира, они существуют в виде записей по лицевым счетам вла­дельцев в системе ведения реестра. Бездокументарная форма предназначена для именных и ордерных ценных бумаг, она также является основной формой выпуска для эмиссионных ценных бумаг.

Многие ценные бумаги могут служить самостоятельным объ­ектом торгового оборота, например те, которые одновременно являются товарораспорядительными документами (коносамен­ты, складские свидетельства). Другие ценные бумаги имеют со­путствующее значение: они предоставляют права управления в коммерческих организациях (акции), содействуют расчетам за товары (вексель, чек) или позволяют формировать заемный ка­питал (облигация, вексель). В то же время не все товарораспоря­дительные документы являются ценными бумагами (накладные на перевозку грузов железнодорожным или автомобильным тран­спортом).

В последнее время в нашей предпринимательской практике стали использоваться «производные ценные бумаги». Это амери­канское понятие, которое в законодательстве Российской Феде­рации определения не имеет. Но акции крупнейших российских компаний торгуются на зарубежных фондовых биржах именно в форме производных ценных бумаг (американские и глобальные депозитарные расписки).

Производная ценная бумага определяет право ее держателя на какой-либо базовый актив, которым могут быть эмиссионные ценные бумаги, денежные средства, товар на складе или в пути. На сегодняшний день отечественное законодательство преду­сматривает один вид подобной ценной бумаги — «опцион эми­тента», позволяющий своему владельцу купить в определенный срок или при наступлении определенных обстоятельств не более 5% размещенных акций эмитента по определенной в опционе цене[XCVI].

В зависимости от основания выпуска различаются эмиссион­ные и неэмиссионные ценные бумаги. Эмиссионные бумаги, та­кие, как акции и облигации, размещаются выпусками и закреп­ляют совокупность имущественных и неимущественных прав. Они имеют равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска независимо от времени приобретения бумаги. Неэмиссионные бумаги (чеки, векселя, коносаменты) закрепляют индивидуальный объем прав, выпускаются в индивидуальном порядке и оформляют конкретную сделку.

По способу обозначения управомоченного лица можно выде­лить предъявительские бумаги (чеки, облигации), ордерные (век­селя, чеки) и именные (акции, облигации, векселя, чеки). В предъ­явительских бумагах не указано управомоченное лицо, а для пе­редачи прав достаточно простого вручения ценной бумаги другому лицу. В ордерных бумагах указано лицо, которое может осуществить права по ценной бумаге самостоятельно либо назна­чить своим распоряжением (ордером) другое управомоченное лицо; права по таким бумагам передаются путем индоссамента. Именные бумаги отличаются тем, что в них указано конкретное лицо, которое может осуществить права по ценной бумаге, а пра­ва передаются в порядке уступки требования (цессии).

По своему содержанию ценные бумаги делятся на денежные, товарные и корпоративные. Денежные бумаги (векселя, чеки) предоставляют своим владельцам право на получение определен­ной денежной суммы. Товарные бумаги (коносаменты, складские свидетельства) удостоверяют право обладателя на получение товара. Корпоративные бумаги (акции) предоставляют право на участие в управлении акционерным обществом.

§ 5. Правовые основы использования информации.
Установление режима коммерческой тайны

Термин «информация» происходит от лат. <<mfoιmat⅛, что оз­начает изложение, уведомление, истолкование. Примерно до сере­дины ХХ в. понятие «информация» было синонимично понятиям «данные», «сообщение», «сведения». Позже информация превра­тилась в общенаучную категорию. В частности, базисную приро­ду ее современного понимания исследует наука кибернетика. Информационно-правовое направление юриспруденции выделяет несколько основных признаков информации. Во-первых, она об­ладает определенной самостоятельностью по отношению к сво­ему носителю. Одну и ту же информацию можно многократно использовать. Во-вторых, она неисчерпаема в процессе потребле­ния (использования). Наконец, информация в отличие от объек­тов вещных прав сохраняется у передающего ее субъекта[XCVII].

Легальное определение информации дается в Федеральном законе от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, инфор­матизации и защите информации», согласно которому информа­ция — это сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явле­ниях и процессах независимо от формы их представления.

В структуре любой информации выделяют два элемента : со­держание и форму выражения. При этом форма ее объективного выражения юридической роли не играет, так как права на инфор­мацию возникают, осуществляются и прекращаются независимо от формы ее представления. Аналогичный подход характерен для законодательства Германии. Согласно немецкому закону о запре­те недобросовестной конкуренции признаются и защищаются права на информацию, не зафиксированную на материальном носителе, например технические и иные предложения, идеи, кон­цепции, высказанные на переговорах, совещаниях.

В настоящее время можно выделить два основных направления законодательного регулирования информации: конституционно­правовое и гражданско-правовое. Так, согласно ст. 29 Конститу­ции РФ каждый вправе свободно искать, получать, передавать, производить, распространять информацию любым законным спо­собом. Конституция РФ закрепляет право доступа гражданина к информации, непосредственно затрагивающей его права и свобо­ды, а также право на достоверную информацию о состоянии ок­ружающей среды. Эти положения Конституции РФ в полной мере соответствуют нормам Международного пакта о граждан­ских и политических правах от 16 декабря 1996 г.

В Гражданском кодексе РФ нормы об информации направ­лены, в том числе, на обеспечение предпринимательских отно­шений. Информация является самостоятельным объектом граж­данских прав (ст. 128 ГК РФ). В то же время выражение «право собственности на информацию» юридически некорректно, по­скольку информация — это абстрактный, идеальный объект, в этом состоит ее основное отличие от вещей — объектов матери­ального мира.

Обязанность предоставления информации предусмотрена в ряде гражданских договоров. Например, по договору купли-про­дажи продавец предоставляет покупателю информацию о товаре (ст. 495 ГК РФ), по договору транспортной экспедиции клиент предоставляет экспедитору документы и информацию о свойст­вах груза и условиях его перевозки (ст. 804 ГК РФ), по договору коммерческой концессии правообладатель передает пользовате­лю техническую и коммерческую документацию, а также инфор­мацию, необходимую для осуществления соответствующих прав (ст. 1031 ГК РФ).

В ряде случаев предоставление информации вменяется в обя­занность некоторым организациям. Так, открытые акционерные общества обязаны публиковать документы, составляющие годо­вую бухгалтерскую отчетность, т. е. речь идет о предоставлении этой информации для всеобщего сведения. Получение информа­ции о деятельности юридического лица является правом участни­ков хозяйственных товариществ и обществ.

Особое правовое регулирование применяется в отношении тайной информации.

Перечень сведений, составляющих государственную тайну, установлен в ст. 5 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-I «О го­сударственной тайне» и в Указе Президента РФ от 11 февраля 2006 г. № 90 «О перечне сведений, отнесенных к государствен­ной тайне». Перечень сведений, составляющих коммерческую тайну организации, определяет ее руководитель с учетом тре­бований Федерального закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», ст. 139 ГК РФ и Указа Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера».

К служебной тайне можно отнести любые сведения, извест­ные работнику в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Сохранение в тайне служебной информации зачас­тую не обусловлено ее коммерческой ценностью. Нередко раз­глашение конфиденциальной информации допускают сотрудни­ки, в чьи обязанности вообще не входит работа с данными сведе­ниями (например, обслуживающий персонал). В тех случаях, когда законодательство устанавливает особые требования к ее соблюдению, принято говорить о профессиональной тайне (адво­катской, врачебной, аудиторской, нотариальной тайне и проч.).

Следует отличать информацию, способную к охране в режиме тайны, от знаний, навыков и умений лица, которые не могут быть использованы без него. Например, это деловые качества работни­ка — способность выполнять трудовую функцию с учетом про­фессионально-квалификационных и личностных качеств. Ис­пользование своих профессиональных навыков и умений даже при работе у другого работодателя не является нарушением кон- фиденциальности[XCVIII].

Статья 139 ГК РФ определяет понятие служебной и коммер­ческой тайны, не разграничивая их. Хотя, как уже говорилось, это различная по своей сути информация. Действие указанной статьи распространяется на защиту прав обладателя сведений, не подпа­дающих под охрану норм патентного, авторского или другого специального законодательства, а также на охраноспособные решения (изобретения и др.), не запатентованные правообладате­лем по каким-либо мотивам.

Для признания информации коммерческой или служебной тайной необходимо одновременное наличие следующих приз­наков:

А) информация составляет действительную или потенциаль­ную ценность в силу ее неизвестности третьим лицам;

Б) к ней нет свободного доступа на законном основании;

В) обладатель информации принимает меры к охране ее кон­фиденциальности.

За незаконное получение такой информации предусмотрена ответственность в форме возмещения убытков. По смыслу ст. 139 ГК РФ вина не является в данном случае необходимым элемен­том ответственности; здесь важен сам факт деяний, связанных с незаконным разглашением, повлекшим за собой причинение убытков.

Объективно коммерческая тайна появляется в процессе про­изводства конкурентноспособного товара, который получает пре­имущества на рынке благодаря использованию полезных сведе­ний, не известных конкурентам. Большинство стран мира не имеют специальных законов в сфере правовой охраны коммерче­ской тайны (за исключением, например, США). Как правило, регулирование осуществляется общими нормами гражданского права и законами о пресечении недобросовестной конкуренции. По нашему законодательству разглашение коммерческой тайны также является одной из форм недобросовестной конкуренции[XCIX].

Федеральный закон «О коммерческой тайне» регламентирует порядок введения режима коммерческой тайны в организации, хотя, следует заметить, что он не позволяет превратить информа­цию в «абсолютную тайну». Коммерческая тайна — это конфи­денциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить дохо­ды, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Зарубежными синонимами отечественного понятия «ком­мерческая тайна» являются торговый секрет, секрет промысла, ноу-хау (know how).

Однако далеко не любая информация может стать коммерче­ской тайной. Чтобы хранить тайну, ее обладатель обязан опреде­лить перечень информации, составляющей тайну (например, пу­тем издания приказа по организации или путем утверждения ка­кого-либо локального акта), установить порядок обращения с этой информацией и порядок контроля за его соблюдением. Не­обходимо также вести учет лиц, которые имеют доступ к этой информации или которым она была передана, урегулировать до­говорные отношения с контрагентами и своими сотрудниками и нанести на материальные носители гриф «Коммерческая тайна».

В отношении некоторых видов информации режим коммер­ческой тайны установить невозможно, поскольку законодатель­ство относит соответствующие сведения к открытой информа­ции. Это касается учредительных документов юридических лиц, свидетельств о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, сведений об имуществе государственных и муниципальных унитарных предприятий, государственных учреждений, сведений о численности, составе работников, оплате и условиях труда, производственном трав­матизме, наличии вакантных мест, задолженности по выплате заработной платы, информации о нарушениях законодательства и фактах привлечения к ответственности, информации об усло­виях конкурсов и аукционов по приватизации, сведений о дохо­дах и имуществе некоммерческих организаций, сведений о ли­цах, имеющих право действовать без доверенности от имени юридического лица.

Законом не предусмотрена государственная регистрация прав на коммерческую тайну. В этой связи представляется неверной практика заключения лицензионных соглашений об использова­нии ноу-хау. Секреты фирмы охраняются исключительно в силу их неизвестности третьим лицам; лицензия же может быть выда­на, если соответствующее право было зарегистрировано. Напри­мер, изобретатель регистрирует свои права в качестве патентооб­ладателя и, следовательно, может заключать лицензионные со­глашения на передачу патента.

Природа коммерческой тайны исключает ее публикацию, а за­тем передачу в общественное достояние по прошествии опреде­ленного времени, как в случае с патентами. Государство не пре­доставляет обладателю коммерческой тайны временную монопо­лию, не проводит экспертизу и не выдает охранный документ, подтверждающий легальную монополию. Право на коммерче­скую тайну — это только фактическая монополия обладателя сведений. Государство предоставляет лишь охрану от несанк­ционированного заимствования этой информации третьими лицами.

В настоящее время практически во все договоры, заключа­емые между субъектами предпринимательской деятельности, включается оговорка о защите коммерческой тайны либо состав­ляется отдельный договор о конфиденциальности. При этом со­трудники, работающие в рамках соответствующего договора, дают персональные расписки о неразглашении информации. Как правило, режим конфиденциальности охватывает не только время действия договора, но и определенный период после его прекра­щения (чаще всего — в течение 5 лет).

Условие о неразглашении информации может включаться также в трудовые договоры с работниками в качестве существен­ного. Разглашение тайны квалифицируется как однократное гру­бое нарушение трудовых обязанностей наряду с прогулом, появ­лением на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения и является основанием для расторжения трудового договора по инициативе работодателя (ст. 57, подп. «б» п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ).

Взаимоотношения работника и работодателя в сфере ис­пользования тайной информации регламентируются ст. 11 Фе­дерального закона «О коммерческой тайне» следующим образом. Работник должен быть под роспись ознакомлен с перечнем ин­формации, составляющей коммерческую тайну, а также с требо­ваниями по ее сохранности и мерами ответственности за ее раз­глашение. Работник вправе в судебном порядке обжаловать неза­конное установление режима коммерческой тайны в отношении информации, полученной им при исполнении трудовых обязан­ностей. В период действия трудового договора с работником должно быть заключено соглашение о неразглашении коммерче­ской тайны работодателя и его контрагентов, которое действует и после прекращения трудовых отношений (т. е. после увольнения работника). Если такое соглашение не заключалось, работник обя­зан сохранять в тайне полученные сведения в течение 3 лет после увольнения.

Таким образом, если было заключено отдельное соглашение, то срок соблюдения конфиденциальности может быть любым, в том числе и больше 3 лет. В то же время закон не предусматри­вает каких-либо денежных компенсаций работнику за соблюде­ние подобной «режимности», за исключением того, что доступ работника к сведениям, составляющим коммерческую тайну, осуществляется с его согласия, если это не было изначально пре­дусмотрено его трудовыми обязанности.

За нарушения, допущенные в ходе использования тайной ин­формации, помимо увольнения, возможно применение к работ­нику и других дисциплинарных взысканий (замечание, выговор).

Однако остается нерешенной проблема предъявления к работ­никам гражданских исков. Согласно ст. 238 Трудового кодекса РФ Упущенная выгода взысканию с работника не подлежит. Но раз­глашение коммерческой тайны, как правило, влечет утрату каких — либо возможностей, а не причинение реального ущерба. Для того чтобы говорить об ущербе, коммерчески значимая информация должна быть оценена и зафиксирована в бухгалтерской отчетно­сти организации в составе нематериальных активов. Следова­тельно, наступление гражданской ответственности работников за разглашение тайны практически невозможно.

Разглашение коммерческой тайны может повлечь админист­ративную и уголовную ответственность. Административные штра­фы применяются в соответствии со ст. 13.14 КоАП РФ за разгла­шение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом. Уголовная ответственность наступает в соответствии со ст. 183 УК РФ за незаконное получение и использование све­дений, составляющих коммерческую, налоговую и банковскую тайну.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *