Тема 4. Финансово-промышленные. группы и холдинги

§ 1. Понятие и виды финансово — промышленных
групп

В 90-х гг. ХХ в. в результате масштабных процессов привати — зации государственных предприятий в России начался распад промышленных и производственных объединений, что привело к дезинтеграции экономики. Одной из основных предпосылок для законодательного регулирования объединений юридических лиц в форме финансово-промышленных групп стало признание необхо­димым функционирования в экономике нашей страны наряду с малыми и средними предпринимательскими структурами крупных производственно-хозяйственных комплексов. Поскольку именно крупные структуры обеспечивают конкурентоспособность продук­ции предприятий наукоемких промышленных отраслей и активи­зируют процессы инвестирования в сферы реальной экономики.

Финансово-промышленные группы (далее — ФПГ) зачастую называют «особыми экономическими зонами», так как они по­зволяют минимизировать многие риски, получить выгодный на­логовый режим. ФПГ довольно привлекательны и для иностранных инвесторов. В России сейчас имеется около 100 официально заре­гистрированных финансово-промышленных групп («Интеррос», «Нижегородские автомобили», «Мостатнафта», «Магнитогорская сталь», «Сибагромаш» и др.), а неофициальных групп — в несколько раз больше (например, «Альфа-груп»). По своей сути многие предпринимательские объединения соответствуют всем признакам финансово-промышленной группы, но не являются таковыми, поскольку не проходили процесс государственной ре­гистрации.

Финансово-промышленные группы создаются во всех госу­дарствах — участниках СНГ, но в западной экономике эта особая организационная разновидность объединений отсутствует. Зару­бежными аналогами отечественных ФПГ можно считать связан­ные предприятия или концерны в Германии, группы товариществ во Франции, холдинговые компании в Великобритании и США. Суть таких образований в том, что это объединение участников, не обладающее статусом юридического лица, которое основано на экономической субординации и контроле одного участника над другими.

В настоящее время основным нормативным актом, регламен­тирующим организацию и деятельность ФПГ, является Закон о финансово-промышленных группах.

Финансово-промышленная группа представляет собой сово­купность юридических лиц, действующих как основное и дочер­ние общества либо полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы на основе договора о создании ФПГ в целях технологической или экономической инте­грации для реализации инвестиционных и иных проектов и про­грамм, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффек­тивности производства, создание новых рабочих мест.

Из легального определения финансово-промышленной груп­пы следует, что она не является одной из организационно-пра­вовых форм юридических лиц. Невозможность придания ФПГ статуса юридического лица обусловлена стремлением сохранить за их участниками правосубъектность юридического лица, обес­печивающую ведение предпринимательской деятельности1. Не­смотря на отсутствие у ФПГ как комплексного образования сово­купности прав и обязанностей, присущих юридическому лицу, можно отметить отдельные элементы правосубъектности ФПГ в отношениях, регулируемых антимонопольным и налоговым за­конодательством.

Во-первых, участники группы, задействованные в сфере про­изводства, могут быть признаны консолидированной группой налогоплательщиков, т. е. единым субъектом налоговых правоот — ношений[LXI] [LXII]. Во-вторых, в ст. 20 НК РФ содержится понятие «взаи­мозависимые лица», которыми, в том числе, могут быть органи­зации, если одна из них участвует в уставном капитале другой и суммарная доля такого участия составляет более 20%. Выделение категории взаимозависимых лиц оказалось необходимым для возможности осуществления налоговыми органами контроля за ценообразованием в операциях, совершаемых между взаимозави­симыми лицами. Применение «трансфертного ценообразования» между участниками предпринимательских объединений дает воз­можность занижать налогооблагаемую базу, что, конечно, не от­вечает интересам государства. Следовательно, налоговые органы контролируют взаимозависимых лиц как единого субъекта.

С точки зрения антимонопольного законодательства участ­ники группы, даже если они являются формально автономными (независимыми) юридическими лицами, представляют собой составные части общей структуры, управляются из единого цен­тра и занимаются предпринимательской деятельностью для дос­тижения интересов группы в целом. Поэтому в антимонополь­ном законодательстве ФПГ признается единым хозяйствующим субъектом[LXIII].

По формам производственно-хозяйственной интеграции раз­личают «вертикальные», «горизонтальные» финансово-промыш­ленные группы и конгломераты. По статистике в России большин­ство зарегистрированных ФПГ отличаются вертикальным типом объединения (группы «Аэрофин», «Оборонительный стиль»). Го­ризонтальная интеграция предполагает объединение предприятий, ориентированных на выпуск однородной продукции (группы «Росстрой», «БелРусАвто»). Конгломераты считаются наиболее устойчивой формой объединения, которое имеет предприятия в разных, не связанных между собой, отраслях бизнеса, для того чтобы не зависеть от экономического положения в отдельной от­расли (группа «Объединенная промышленно-строительная ком­пания»).

По отраслевой принадлежности принято выделять отрасле­вые и межотраслевые группы; по степени диверсификации биз­неса — монопрофильные и многопрофильные; по масштабам деятельности — региональные, межрегиональные и межгосу­дарственные (транснациональные). Финансово-промышленные группы считаются транснациональными, если среди их участ­ников есть юридические лица, находящиеся под юрисдикцией государств — участников СНГ, либо имеющие подразделения на территории этих государств, либо осуществляющие там капи­тальное строительство. Транснациональная компания, созданная на основе межправительственного соглашения, приобретает статус межгосударственной ФПГ.

Участники финансово-промышленной группы могут постро­ить свои взаимоотношения двумя путями: либо как взаимодейст­вие основного и дочерних обществ, либо как взаимодействие на условиях полного или частичного объединения своих материаль­ных и нематериальных активов. В первом случае мы имеем дело с фактически холдинговой моделью, когда основное (материн­ское) общество имеет возможность через принадлежащий ей па­кет акций (долей) дочерних обществ, т. е. в силу преобладающего участия в их уставном капитале, руководить деятельностью каж­дого из них. Можно сказать, что ФПГ первого вида представляет собой предпринимательское объединение, основанное на «систе­ме участия», экономической субординации и корпоративном кон­троле. В таком объединении основное общество выполняет функции центральной компании, через которую, по сути, и ведет­ся деятельность группы в целом.

ФПГ второго вида является добровольным договорным пред­принимательским объединением независимых друг от друга юри­дических лиц. По статистике большинство зарегистрированных (официальных) ФПГ создаются именно по типу объединений на основе договора; их иногда именуют «мягкими нехолдинговыми корпорациями», или «договорными холдингами». Финансово-про­мышленная группа этого вида создается путем заключения участ­никами группы договора о создании ФПГ, в соответствии с кото­рым учреждается центральная компания. То есть центральная ком­пания, по сути, представляет собой дочернее или зависимое общество по отношению ко всем участникам ФПГ. По своей юри­дической природе договор о создании ФПГ является разновидно­стью договора простого товарищества (ст. 1041-1054 ГК РФ).

Действующим законодательством предусмотрен ряд ограни­чений на участие в составе финансово-промышленной группы. Так, государственные и муниципальные унитарные предприятия могут входить в состав ФПГ на условиях, определяемых собствен­ником имущества. Финансово-промышленная группа предполагает объединение материальных и нематериальных активов, но уни­тарное предприятие, не обладая правом собственности на закреп­ленное за ним имущество, не может самостоятельно распоря­жаться своими активами, ему требуется согласование своих сде­лок с собственником имущества[LXIV]. Однако несмотря на данные ограничения, в России более 10% от общего числа участников всех зарегистрированных ФПГ являются предприятиями государ­ственного сектора экономики.

Дочерние общества могут входить в состав финансово­промышленной группы только вместе со своим основным обще­ством. Решения, действия, сделки дочерних хозяйственных об­ществ могут быть достаточно жестко предопределены основными (материнскими) компаниями. Поэтому не исключена ситуация, при которой дочернее общество будет вынуждено выбирать меж­ду обязательными для него, но противоречащими друг другу, решениями руководящих органов ФПГ и основной (материнской) компании. Таким образом, данное ограничение обусловлено стрем­лением обеспечить должную управляемость при исполнении ре­шений в системе ФПГ ее участниками.

Законодательство запрещает юридическому лицу участвовать более чем в одной финансово-промышленной группе. Данное ограничение предотвращает монополизацию рынка, поскольку группы с одинаковым составом участников не создают условий для свободной конкуренции. Однако очевидно, что участники ФПГ вправе входить в состав других видов объединений, напри­мер банковских групп.

Общественные и религиозные объединения не могут быть участниками финансово-промышленных групп, поскольку цели деятельности этих организаций (с учетом ограничений на занятие предпринимательством) не предполагают возможности их уча­стия в производственно-финансовых комплексах.

Независимо от того, по какому типу организована финансо­во-промышленная группа (холдинг или договорное объедине­ние), в ее составе выделяют обязательных и инициативных (не­обязательных) участников. Обязательными участниками в со­ставе финансово-промышленной группы являются предприятия, действующие в сфере производства, а также банки и кредитные организации. Предприятиям производственного профиля отводят­ся функции по изготовлению и выпуску товарной продукции либо оказанию услуг, на банки или кредитные организации возлагается роль инвестиционных структур.

В качестве необязательных участников в ФПГ могут входить инвестиционные фонды, страховые компании, негосударствен­ные пенсионные фонды, а также любые другие организации.

Первым этапом создания финансово-промышленной группы является разработка ее локальных актов. Во всех видах ФПГ к обязательным локальным документам относится организацион­ный проект группы, т. е. пакет документов, содержащий необхо­димые сведения о целях и задачах, инвестиционных и других проектах и программах, предполагаемых экономическом, соци­альном и других результатах деятельности ФПГ. В организаци­онный проект, как правило, входят пояснительная записка и тех­нико-экономическое обоснование будущей деятельности ФПГ.

При договорном типе объединения в финансово-промышлен­ную группу к локальным документам относятся также договор о создании ФПГ и устав центральной компании. Договор о созда­нии ФПГ является разновидностью договора о совместной дея­тельности (простого товарищества). Наряду с существенными условиями, обязательными для договора простого товарищества, в нем должны содержаться сведения о наименовании ФПГ, по­рядке и условиях учреждения центральной компании, порядок образования, объем полномочий совета управляющих ФПГ, по­рядок внесения изменений в состав участников, объем, порядок и условия объединения активов, цель объединения участников, срок действия договора. Другие условия договора о создании финансово-промышленной группы устанавливаются участника­ми, исходя из целей и задач конкретной ФПГ, с учетом отрасле­вой, региональной и прочей специфики.

Регистрирует финансово-промышленную группу центральная компания, которая, будучи отдельным юридическим лицом, созда­ется и регистрируется раньше, чем сама группа. Регистрацию груп­пы проводит Министерство экономического развития и торговли РФ в отдельном государственном реестре[LXV].

Для регистрации центральная компания финансово-промыш­ленной группы подает заявку на регистрацию, договор о создании ФПГ (договор не требуется, если группа образуется как совокуп­ность основного и дочернего обществ), нотариально заверенные копии свидетельств о регистрации, учредительных документов, ко­пии реестров акционеров каждого из участников, включая цен­тральную компанию, организационный проект, нотариально заве­ренные и легализованные документы иностранных участников группы. Помимо этого, необходимо представить заключение Фе­деральной антимонопольной службы, подтверждающее, что созда­ние финансово-промышленной группы не приведет к ограничению конкуренции на товарных или финансовых рынках.

После экспертизы представленных документов проводится го­сударственная регистрация финансово-промышленной группы[LXVI].

§ 2. Управление финансово — промышленной группой.
Правовой статус центральной компании

Полномочия органов управления финансово-промышленной группы не распространяются на всю коммерческую деятельность ее участников. Управляющее воздействие органов ФПГ касается только общей деятельности участников в составе группы. Эта об­щая деятельность ограничена целями создания ФПГ, частью объ­единенных для достижения этих целей активов.

Высшим органом управления финансово-промышленной груп­пой является совет управляющих, в который входят представите­ли всех участников ФПГ. Формирование совета управляющих происходит по типу той организационно-правовой формы, в ко­торой создается центральная компания. Например, в большинстве случаев центральная компания создается в организационно-пра­вовой форме акционерного общества. В этом случае совет управ­ляющих будет действовать как общее собрание акционеров. Проводя аналогию между управлением акционерным обществом и финан­сово-промышленной группой, можно сказать, что совет управ­ляющих ФПГ является аналогом общего собрания акционеров, а центральная компания играет роль исполнительного органа.

Центральная компания — юридическое лицо, которое мо­жет создаваться в форме хозяйственного общества, ассоциации или союза. Центральная компания, как правило, является инве­стиционным институтом, поэтому исходя из задач формирова­ния ФПГ трудно представить, чтобы она не осуществляла предпринимательскую деятельность. В этой связи создание центральной компании в организационно-правовой форме ассо­циации вряд ли целесообразно. Согласно ст. 121 ГК РФ ассоциа­ция (союз) юридических лиц является единственной формой не­коммерческой организации, которая ни при каких условиях не вправе проводить самостоятельную предпринимательскую дея­тельность.

Центральная компания подлежит государственной регистра­ции в порядке, установленном для регистрации юридических лиц. Следовательно, при создании ФПГ государственная реги­страция может осуществляться дважды: сначала регистрируется центральная компания в Едином государственном реестре юри­дических лиц, а затем — сама финансово-промышленная группа в государственном реестре ФПГ, который ведет Минэкономраз­вития России.

Надо сказать, что участники будущей финансово-промыш­ленной группы могут специально не создавать центральную ком­панию, а поручить выполнение ее функций уже существующей организации, в которой имеется доля участия каждого из них.

После регистрации ФПГ центральная компания вносит в свое фирменное наименование слова «центральная компания финансово-промышленной группы», о чем направляет уведом­ление в регистрирующий орган (соответствующую инспекцию Федеральной налоговой службы). Изменения в учредительных документах юридических лиц регистрируются в уведомитель­ном порядке в случаях, предусмотренных законодательством. На сегодняшний день уведомительная процедура регистрации используется только для изменений в уставе хозяйственного об­щества, связанных с созданием филиалов и представительств. Формуляры документов, используемых в процессе государст­венной регистрации юридических лиц, также не предусматри­вают уведомлений для регистрации изменений фирменного наименования организации[LXVII]. Поэтому в свете действующего законодательства правильнее говорить, что центральная компа­ния должна зарегистрировать изменение своего фирменного наименования, а не просто уведомить об этом регистрирующий орган.

В России многие центральные компании являются банками или кредитными организациями. И это действительно эффектив­но в связи с тем, что помимо финансирования деятельности ФПГ, банк может выступать промежуточным заемщиком, привлекая инвестиции. Зачастую центральные компании — банки претен­дуют на право управления финансами всех участников группы, в этом случае реализуется принцип самоинвестирования в рамках ФПГ, что невозможно, если центральная компания создана в форме ассоциации (союза). Если центральная компания является банком или кредитной организацией, она может выполнять в ин­тересах участников группы отдельные банковские операции.

Центральная компания выступает от имени всех участников ФПГ в отношениях, связанных с созданием и деятельностью груп­пы, ведет сводные (консолидированные) учет, отчетность и баланс группы и отвечает за правильность ведения консолидированной отчетности. Центральная компания готовит ежегодный отчет о деятельности группы, который рассылается всем участникам груп­пы, уполномоченному государственному органу (Минэкономраз­вития России), а также публикуется в срок не позднее 90 дней по окончании финансового года. Отчет составляется после независи­мой аудиторской проверки деятельности финансово-промыш­ленной группы, которую оплачивает центральная компания ФПГ.

Поскольку финансово-промышленная группа не пользуется правами юридического лица, в гражданских правоотношениях она выступает через свою центральную компанию, учрежденную всеми участниками или являющуюся по отношению к ним основ­ным обществом. Участники группы несут солидарную ответст­венность по обязательствам, возникшим в результате деятель­ности центральной компании. Это правило корреспондирует с положениями п. 2 ст. 1047 ГК РФ о том, что участники дого­вора о совместной деятельности (простого товарищества) отве­чают солидарно по всем общим обязательствам. Здесь следует обратить внимание на понятие «общие обязательства», означаю­щее, что повлечь солидарную ответственность участников ФПГ могут не все обязательства центральной компании, а только непо­средственно связанные с деятельностью финансово-промышленной группы.

Надо сказать, что специальные нормы о правовом статусе центральной компании не соответствуют законодательству о хо­зяйственных обществах и ассоциациях (союзах) юридических лиц. Так, участники хозяйственного общества не отвечают по его обяза­тельствам и рискуют в предпринимательской деятельности только потерей оплаченных ими вкладов в уставном капитале. Члены ассоциации (союза) юридических лиц отвечают по обязательст­вам созданной организации субсидиарно. Если же ассоциация (союз) или хозяйственное общество выполняют функции цен­тральной компании финансово-промышленной группы, то все участники ФПГ (учредители центральной компании) отвечают по ее обязательствам солидарно.

Еще одно несоответствие можно отметить в структуре хол­динговой модели финансово-промышленной группы. В такой ФПГ центральная компания как отдельное юридическое лицо не создается, ее функции выполняет основное общество. В соответ­ствии с п. 2 ст. 105 ГК РФ дочернее общество не отвечает по дол­гам основного общества, а в финансово-промышленной группе дочерние компании солидарно отвечают по обязательствам сво­его основного общества.

Несмотря на отмеченные противоречия, следует сказать, что за­конодательство о финансово-промышленных группах носит специ­альный характер и поэтому имеет приоритет перед общими нор­мами Гражданского кодекса РФ.

Изначально предполагалось, что финансово-промышленным группам будут оказываться меры государственной поддержки. Среди этих мер законодательство называет: зачет задолженности участника ФПГ, акции которого реализуются на инвестиционных конкурсах (торгах), в объем предусмотренных условиями торгов инвестиций для покупателя — центральной компании той же ФПГ;

Предоставление участникам группы права самостоятельно опреде­лять сроки амортизации оборудования и накопления амортизаци­онных отчислений с направлением полученных средств на дея­тельность группы; передача в доверительное управление централь­ной компании ФПГ временно закрепленных за государством пакетов акций участников этой группы; предоставление государст­венных гарантий для привлечения инвестиций и др.

Однако на практике эти льготы не предоставляются, и мож­но сказать, что отсутствие государственного протекционизма — одна из причин, не позволивших ФПГ стать более распростра­ненными и влиятельными формами предпринимательских объе­динений.

§ 3. Понятие холдинга и сущность
холдинговых отношений

Термин «холдинг» происходит от английского глагола «to hold» — держать, иметь. Поэтому холдинговые компании часто называют «держательскими» организациями, которым принадле­жат акции (доли) в уставных капиталах других предприятий. Хол­динговые компании широко распространены в зарубежных странах. Однако термин «холдинговая компания» применяется в основном в странах англо-американской правовой системы. В Германии для обозначения аналогичных производственно-хозяйственных комп­лексов используются термины «концерн» и «консорциум»[LXVIII]. В за­конодательстве ФРГ для обозначения таких объединений исполь­зуется также характерный термин «связанные предприятия».

В составе такой группировки предприятий основное предпри­ятие (материнская компания) имеет возможность через принад­лежащий ей пакет акций руководить деятельностью дочерних предприятий. Активы холдинговой компании практически пол­ностью представлены акциями другого юридического лица или лиц. Контроль за деятельностью участников холдинга осуществ­ляется через механизмы корпоративных (акционерных) пол­номочий. Как правило, холдинговые компании представлены в руководстве своих дочерних компаний, чаще всего в составе совета директоров и ревизионной комиссии.

Понятия «холдинг» и «холдинговая компания» не являются синонимами, поскольку холдингом называют группу юридиче­ских лиц, а холдинговой компанией — основное по отношению к участникам холдинга общество. Холдинговую компанию следует отличать от инвестиционной, так как последняя вкладывает сред­ства в приобретение акций (долей) других обществ с целью из­влечения прибыли, а холдинговая компания — с целью получе­ния контроля над их деятельностью. Основным преимуществом образования холдингов является распределение коммерческих рисков, а также возможность продажи бизнеса по частям, по­скольку дочерние компании остаются самостоятельными юриди­ческими лицами.

По большому счету, если компания планирует территориаль­но и (или) функционально расширить свою деятельность, она может пойти двумя путями: создать филиальную сеть или обра­зовать холдинг. Но если по обязательствам филиалов и предста­вительств головная организация несет полную ответственность, то в составе дочерних и зависимых компаний ее имущество в определенном смысле «скрыто», поскольку эти компании — уча­стники холдинга — автономные организации и практически во всех случаях самостоятельно отвечают по своим долгам.

Итак, холдинговая компания — это юридическое лицо, основ­ной деятельностью которого является владение акциями, обычно контрольным пакетом, другой компании (или компаний) и управ­ление этими компаниями. Например, в США и Англии контроль­ным пакетом считается 80% акций. В нашем законодательстве легального определения контрольного пакета нет.

Конечно, реальный объем прав акционера зависит от величи­ны принадлежащего ему пакета акций. Безусловно, несопостави­мо влияние на деятельность общества владельца более 50% акций с возможностями других его участников. Такое лицо может про­водить через общее собрание акционеров нужные ему решения по всем вопросам, не требующим квалифицированного большин­ства голосов. Им в значительной степени определяется состав фор­мируемых органов управления общества (совета директоров, ис­полнительных органов). Серьезную роль в обществе также играет держатель блокирующего пакета акций, т. е. свыше 25%. От этого акционера зависит непринятие (блокирование) решений, тре­бующих квалифицированного большинства в 3/4 голосов, которые касаются наиболее важных вопросов деятельности общества (на­пример, реорганизации, изменения устава, совершения крупной сделки). Помимо прочего, ряд особых прав принадлежит вла­дельцам рубежных пакетов акций, в частности 10% голосующих акций дают владельцу (владельцам) право требовать созыва вне­очередного общего собрания акционеров и проведения аудитор­ской проверки.

Поначалу наше законодательство определяло контрольный пакет акций как 50% и одна голосующая акция1. Позднее кон­трольным пакетом стала считаться любая форма участия в капи­тале предприятия, которая обеспечивает безусловное право при­нятия или отклонения определенных решений на общем собра­нии участников (акционеров) и в органах управления, в том числе наличие права «золотой акции»[LXIX] [LXX] [LXXI].

Современное законодательство совершенно справедливо не оперирует понятием контрольного пакета, а говорит лишь о преоб­ладающем участии в уставном капитале организации. Дело в том, что у акционерных обществ есть возможность выпускать не только обыкновенные, но и привилегированные акции. По общему прави­лу, владельцы привилегированных акций не имеют права голоса по вопросам повестки дня общего собрания акционеров, за исключе­нием голосования по вопросам реорганизации и ликвидации обще­ства. Максимальное количество привилегированных акций может составлять 25% уставного капитала общества3. В таком случае кон­трольный пакет должен рассчитываться не от общего количества размещенных акций общества, а от количества его голосующих акций. Кроме того, количество голосов, необходимых для приня­тия положительного решения, рассчитывается не от общего числа голосующих акций, а от акций, владельцы которых присутствуют на собрании, при условии наличия кворума.

В связи с тем, что выпуск привилегированных акций является правом, а не обязанностью акционерного общества, соотношение обыкновенных (голосующих) и привилегированных акций в каж­дом случае будет различным. Также необходимо помнить, что в качестве своеобразного наказания за невыплату обществом диви­дендов закон превращает привилегированные акции в голосую­щие по всем вопросам повестки дня общего собрания акционеров. Следовательно, рассчитать «контрольный пакет» акций можно только применительно к данному акционерному обществу и кон­кретному вопросу повестки дня. Поэтому контрольным пакетом может быть любое количество акций, которое позволяет акцио­неру определять решения общего собрания.

Современное законодательство связывает возможность влия­ния на деятельность организации не только с преобладающим участием в уставном капитале, но и заключением договора, а также с иными обстоятельствами. Договором, в силу которого одна организация подчиняется другой, можно считать лицензи­онный договор, доверительное управление, ипотеку, соглашение о совместной деятельности (простое товарищество). По предло­жению совета директоров общее собрание акционеров может принять решение о передаче полномочий единоличного исполни­тельного органа коммерческой организации (управляющей ком­пании) или индивидуальному предпринимателю (управляюще­му). Договор хозяйственного общества с управляющей компани­ей не содержит элементов подчинения, так как управляющая компания подотчетна общему собранию акционеров и совету директоров. Деятельность управляющей компании хозяйственно­го общества заключается в непосредственной реализации функ­ций юридического лица, а не в руководстве им извне.

Что же касается иных обстоятельств, то это может быть про­стое указание в уставе дочернего общества на обязательность для него решений основного общества, специальная договоренность акционеров между собой о единой позиции в процессе голосова­ния на общем собрании. Встречаются также случаи, когда акцио­нер (несколько акционеров), не обладая значительным участием в уставном капитале компании, имеет в силу каких-то причин боль­шинство своих лиц в совете директоров общества.

Активы крупных холдингов, как правило, условно делятся на две части. Профильные активы почти всегда оформлены как «ком­пании одного лица» либо имеют «контрольный пакет» голосов. Не­профильные активы оформлены компаниями с небольшим про­центом участия головной (материнской) фирмы. Подобная дивер­сификация бизнеса создает стабильность для холдинга, позволяет ему не зависеть от ситуации в определенном сегменте рынка. Дочерние «компании одного лица» в целом не соответствуют природе отношений хозяйственных обществ, в основе которых — объединение капиталов разных лиц. Даже по своему буквальному смыслу «общество» подразумевает «группу лиц». Тем не менее создание компаний одного лица разрешается нашим законода­тельством, а их появление в холдингах можно объяснить стрем­лением обособить имущество дочерних обществ от имущества головной организации, а также ограничить ответственность го­ловной организации за результаты хозяйственной деятельности дочерних обществ вкладом в их уставный капитал.

§ 4. Проблемы правового регулирования
деятельности холдингов

На сегодняшний день в отечественном законодательстве оста­ется открытым вопрос о правовом статусе холдинга. Уже долгое время ведется работа над проектом федерального закона «О хол­дингах». Но действующее законодательство пока еще не опреде­ляет понятие «холдинг». Поэтому можно сказать, что холдинг — это скорее экономическое, нежели юридическое понятие.

Субъектами предпринимательского права являются субъекты предпринимательской деятельности и субъекты, регулирующие предпринимательскую деятельность. Холдинг обладает обоими элементами правосубъектности, так как холдинговая компания регулирует деятельность дочерних и зависимых предприятий.

В нашей стране холдинговые компании обычно создаются в форме акционерных обществ. Порядок их организации и деятельно­сти сейчас установлен только применительно к холдинговым ком­паниям, созданным в процессе приватизации, и регламентируется Временным положением о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утв. Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № 1392.

Согласно Временному положению холдинговой компанией признается предприятие, в состав активов которого входят кон­трольные пакеты акций других предприятий. Предприятия, кон­трольные пакеты акций которых входят в состав активов холдин­говой компании, именуются «дочерними». Холдинговые компа­нии и их дочерние предприятия создаются в форме открытых акционерных обществ.

Холдинговая компания является таким акционерным общест­вом, которое руководит другими обществами. Руководство это осуществляется определяющим воздействием на решения, при­нимаемые общими собраниями акционеров и другими органами управления дочерних обществ. При этом запрещается перекрест­ное владение акциями, т. е. только холдинговая компания имеет акции дочерних компаний; сами же дочерние предприятия не могут владеть акциями холдинговой компании.

Однако Временное положение распространяется только на ак­ционерные общества, в которых доля государственного участия составляет более 25%. В случае продажи частным лицам и органи­зациям более 75% акций на это общество распространяется дейст­вие общих норм Закона об акционерных обществах. Кроме того, специальными указами из сферы действия данного Временного по­ложения были исключены нефтяные холдинги, в том числе «Транс­нефть» и «Транснефтепродукт», холдинги угольной промышленно­сти, авиастроительный холдинг «Ильюшин» и др.

Холдинговая модель организации бизнеса, несомненно, имеет много преимуществ. Однако внутри холдинга, как правило, от­сутствует конкуренция, требующая постоянного улучшения ка­чества производимой продукции и оказываемых услуг. В нем могут искусственно поддерживаться нерентабельные предпри­ятия, что снижает экономическую эффективность такого объеди­нения в целом. У холдингов, в сравнении с самостоятельными коммерческими организациями, менее выгодный режим налого­обложения. Любое преодоление «границы юридического лица» влечет за собой возникновение налогооблагаемой базы. В отдель­ном юридическом лице убытки одного производства могут пога­шаться прибылью другого, устанавливается справедливый баланс доходов и расходов. Однако в России не применяется характер­ный, скажем, для США принцип унитарного налогообложения.

В нашей стране холдинги имеют, по сути, «двойное налогообложе­ние». Дочернее общество, получая доходы, оплачивает косвенные налоги и налог на прибыль, а затем передает эту прибыль основно­му обществу в виде дивидендов, которые также облагаются налогом на прибыль как внереализационный доход основного общества.

В отношении холдинговых компаний действуют особые пра­вила исполнительного производства. Так, акции дочерних компа­ний, являющиеся активами основного общества, относятся к имуществу, взыскание на которое в ходе исполнительного произ­водства обращается в третью очередь, потому что от этих пакетов акций непосредственно зависит производственная деятельность компании, ведь все дочерние общества вертикально интегрирова­ны в единую экономическую систему. Такой подход подтвержда­ет тезис о частичной правосубъектности холдинга[LXXII].

Несмотря на то, что закон о холдингах до настоящего времени не принят и универсального определения понятия «холдинг» нет, некоторые законодательные нормы признают самостоятельное участие холдинга как субъекта в определенных правоотношени­ях. В частности, Закон о конкуренции и ограничении монополи­стической деятельности на товарных рынках называет в качестве одной из разновидностей хозяйствующего субъекта на товарном рынке «группу лиц». В ст. 20 НК РФ говорится о «взаимозависи­мых лицах» в случаях, когда одна организация непосредственно или косвенно участвует в уставном капитале другого юридическо­го лица и суммарная доля этого участия составляет более 20%. Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 39-ФЗ «Об инвестици­онной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» в ст. 4 предусматривает, что инве­сторами могут быть объединения юридических лиц, создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие ста­туса юридического лица. Наконец, Закон о банках и банковской деятельности допускает образование банковских холдингов и банковских групп. Как уже говорилось, холдинговая модель может быть воплощена и в рамках финансово-промышленной группы в соответствии с Законом о финансово-промышленных группах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *