Тема 2. Субъекты предпринимательского права.. Общие положения

§ 1. Понятие и виды субъектов
предпринимательской деятельности

Традиционно участниками (субъектами) предприниматель­ской деятельности считают торговые общества и отдельных тор­говцев (коммерсантов). Разделение участников торговли на виды возможно по двум основаниям: юридическому и функциональ­ному. Последнее, к сожалению, четких законодательных крите­риев не имеет. С точки зрения функциональных различий участ­ников предпринимательской деятельности можно разделить на производителей, посредников и потребителей. С юридической точки зрения различаются индивидуальные предприниматели, юридические лица и публично-правовые образования.

Индивидуальный предприниматель (купец, торговец) — са­мый древний из всех субъектов предпринимательской деятельно­сти. Он обладает особым правовым статусом, который распо­ложен на стыке правомочий обычных граждан и коммерческих организаций. В отношении предпринимателя, как и любого гра­жданина, действуют правила об ограничении и лишении дееспо­собности, признании безвестно отсутствующим или умершим. Его имущество переходит по наследству, в том числе вовлечен­ное в предпринимательскую деятельность.

В то же время к деятельности индивидуального предпринима­теля применяются положения законодательства о коммерческих организациях. Формальным условием для осуществления инди­видуальной предпринимательской деятельности является госу­дарственная регистрация. Однако гражданин, не прошедший го­сударственную регистрацию, не вправе ссылаться — в отноше­нии заключенных им сделок — на то, что он не является предпринимателем (п. 4 ст. 23 ГК РФ). Это требование не согла­суется со ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство», согласно которой предпринимательская деятельность без госу­дарственной регистрации, сопряженная с извлечением дохода в крупном или особо крупном размере, может повлечь наказание в виде лишения свободы. Причем «крупным» считается доход в размере более 250 тыс. руб., а «особо крупным» — более 1 млн руб. Таким образом, с позиции гражданского законодатель­ства суд вправе применять правила об осуществлении предпри­нимательской деятельности к сделкам гражданина, даже если последний не прошел государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя. Но с точки зрения уголовно­го законодательства такие сделки образуют состав уголовного преступления.

Государственная регистрация индивидуального предпринима­теля осуществляется в течение 5 рабочих дней налоговыми орга­нами по месту жительства предпринимателя, представляющего для этого заявление и копию своего паспорта. В некоторых слу­чаях требуются также свидетельство о рождении, согласие роди­телей несовершеннолетнего гражданина, документ, подтвер­ждающий адрес проживания. За регистрацию вносится государ­ственная пошлина в размере 400 руб.

Граждане, планирующие заняться бизнесом, нередко задаются вопросом о том, что выгоднее: зарегистрироваться индивидуаль­ным предпринимателем или создать юридическое лицо, выступив при этом его единственным учредителем? В смысле налогообло­жения разницы может и не быть, поскольку и предприниматель, и, например, хозяйственное общество с небольшими доходами от реализации и численностью работников могут воспользоваться упрощенной системой налогообложения. Гражданин не может создать юридическое лицо, оставшись при этом собственником переданного ему имущества. Единственное изъятие — учрежде­ние, но такая форма юридического лица изначально не предна­значена для ведения коммерческой деятельности, поскольку уч­реждение создается для достижения социально-культурных целей (ст. 120 ГК РФ). По ранее действовавшему законодательству гра­ждане могли создавать коммерческие организации, сохраняя за собой право собственности на имущество, переданное организа­ции. Такая форма бизнеса называлась индивидуальным (частным) семейным предприятием. Индивидуальное предприятие (подобно казенным заводам в настоящее время) обладало правом оператив­ного управления на свое имущество. Но сейчас подобная структу­ра в Гражданском кодексе РФ не предусмотрена (напомним, что организационно-правовые формы коммерческих организаций перечислены в Кодексе исчерпывающим образом).

Среди организационно-правовых форм коммерческих органи­заций для индивидуального бизнеса приемлемы только хозяйст­венные общества. Хозяйственные товарищества не могут иметь одного учредителя, так как это договорные объединения. В произ­водственных кооперативах должно быть как минимум пять чле­нов. Создание хозяйственного общества более предпочтительно с точки зрения ответственности за результаты предприниматель­ской деятельности. Учредитель общества с ограниченной ответст­венностью или акционер АО отвечают за результаты деятельности общества только в пределах своего вклада в уставный капитал. Учитывая, что нижний предел уставного капитала этих обществ составляет всего 100 МРОТ, предпринимательский риск можно считать минимизированным.

Индивидуальный предприниматель, как и обычный гражданин, несет ответственность по своим обязательствам всем принадлежа­щим ему имуществом (ст. 24 ГК РФ). Исключение — имущество, на которое по закону не может быть обращено взыскание. Пере­чень такого имущества приведен в ст. 446 ГПК РФ (например, деньги в расчете 300 прожиточных минимумов на самого гражда­нина и каждого его иждивенца, а если иждивенец нетрудоспособен, на него приходится 600 прожиточных минимумов).

Юридические лица традиционно разделяются на коммерче­ские и некоммерческие организации[II]. Но это разграничение весьма условно (ст. 50 ГК РФ), поскольку некоммерческие орга­низации также вправе заниматься предпринимательской дея­тельностью. Правда, извлечение прибыли не является для них основной целью деятельности, и поэтому она не распределяется среди участников, а направляется на достижение уставных целей организации. В целом, предпринимательская деятельность по своему характеру должна соответствовать целям деятельности некоммерческой организации согласно ее уставу. Лишь одна разновидность некоммерческих организаций не может вести коммерческую деятельность ни при каких условиях — это ассо­циация, или союз юридических лиц. Для осуществления само­стоятельной предпринимательской деятельности ассоциация (со­юз) юридических лиц создает хозяйственное общество, участвует в хозяйственном обществе или преобразуется в хозяйственное общество или товарищество (ст. 121 ГК РФ).

Таким образом, предпринимательской деятельностью может заниматься любое юридическое лицо, за исключением ассоциа­ций (союзов) юридических лиц.

Юридическое лицо создается, в первую очередь, для оформле­ния коллективных интересов; оно организует внутренние отноше­ния между участниками, преобразуя их волю в волю организации, позволяя ей выступать в гражданском обороте от собственного имени. Юридическое лицо является оптимальной формой долго­временной централизации капиталов, без чего невозможна полно­ценная предпринимательская деятельность. Конструкция юридиче­ского лица дает возможность более гибко использовать капитал в различных сферах хозяйственной деятельности даже в масштабах всей страны. В отличие от индивидуального бизнеса юридическое лицо, как уже говорилось, во многом позволяет ограничить пред­принимательские риски, поскольку имущественная ответствен­ность учредителя обычно ограничивается суммой вклада, внесен­ного в капитал конкретного предприятия. Деятельность акционе­ров (учредителей) является не предпринимательской, а «иной не запрещенной законом деятельностью». Хотя она также сопряжена с рисками, поскольку само акционерное общество осуществляет предпринимательскую деятельность[III].

В нашем законодательстве (ст. 49 ГК РФ) конструкция юри­дического лица описывается через несколько признаков — это, во-первых, организационное единство, которое проявляется в соподчиненности органов управления (единоличных или колле­гиальных), составляющих структуру юридического лица, и в чет­кой регламентации отношений между его участниками. Среди коммерческих организаций только участники хозяйственных товариществ могут специально не создавать какие-либо органы управления, а вести дела совместно или поручать их одному из товарищей. Во-вторых, имущественная обособленность создает материальную базу для деятельности юридического лица и при необходимости служит объектом притязаний кредиторов.

В-третьих, юридическое лицо, как правило, не отвечает по обязательствам своих участников, так же как и участники не от­вечают по обязательствам созданного ими юридического лица. Однако законодательство предусматривает два случая, когда уч­редители могут нести субсидиарную ответственность по долгам созданного ими юридического лица: если это юридическое лицо создано на праве оперативного управления (казенные предпри­ятия, учреждения) и если его банкротство вызвано виновными действиями учредителя, давшего соответствующие указания по заключению сделок и т. п.

В-четвертых, юридическое лицо участвует в предпринима­тельской деятельности от собственного имени, т. е. от своего име­ни приобретает права и исполняет обязанности, выступает ист­цом и ответчиком в суде. Приобретение и отчасти осуществление прав и обязанностей являются прерогативой органа юридическо­го лица (единоличного или коллегиального); действия работни­ков организации также могут рассматриваться как действия само­го юридического лица, за которые оно несет ответственность в той мере, в какой эти действия охватываются их служебными обязанностями.

Публично-правовые образования (Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования) приравнены по статусу к юридическим лицам и, следовательно, также могут быть участ­никами предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 124 ГК РФ). Следует отметить, что государство и муниципальные образова­ния чаще всего участвуют в коммерции опосредованно, т. е. либо через создание унитарных предприятий, либо через приобретение в государственную или муниципальную собственность пакетов акций (долей) в других коммерческих организациях.

§ 2. Предпринимательская деятельность обособленных
подразделений юридических лиц

Юридическое лицо может испытывать потребность в постоян­ном или регулярном совершении каких-либо действий за предела­ми места своего нахождения. С этой целью оно вправе создать обо­собленное подразделение в другом месте. Понятие «обособленное подразделение» не раскрывается в гражданском законодательст­ве. В ст. 55 ГК РФ названы всего два вида обособленных подраз­делений — филиалы и представительства, без определения их родового понятия.

Представительством признается обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществ­ляет их защиту. Филиал определяется законодательством как обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства.

В нашем законодательстве не разъясняется, что следует пони­мать под «местом нахождения»: конкретный адрес, населенный пункт, административный район или субъект РФ, в котором было зарегистрировано юридическое лицо. Практическое значение это­го вопроса заключается в том, насколько должно быть удалено обособленное подразделение от самой организации, чтобы нахо­диться «вне места ее нахождения». Например, если признать ме­стом нахождения организации конкретный почтовый адрес, то следует признать, что офис организации, находящийся в сосед­нем доме, является ее филиалом.

Судебная практика в этих вопросах довольно противоречива. В частности, рассматривался спор с участием филиала организа­ции, расположенного в другом населенном пункте того же субъ­екта РФ (Воронежской области). В другом деле рассматривался вопрос о правомерности налоговых проверок филиалов общества и самого общества, которые находились в различных населенных пунктах Ленинградской области. В одном из судебных решений был сформулирован вывод о том, что «местом нахождения кол­леджа является г. Прокопьевск, местом нахождения центра также является г. Прокопьевск, следовательно, центр не может являться филиалом колледжа, так как он расположен в месте нахождения юридического лица»[IV]. Чаще понятие «вне места нахождения» трактуется в судебно-арбитражной практике как «в другом насе­ленном пункте».

Квалифицирующим признаком обособленного подразделения по гражданскому законодательству является осуществление ка­ких-либо функций юридического лица вне места его нахождения. Филиалы могут заниматься предпринимательством и выполнять представительские функции, а представительства непосредствен­но предпринимательской деятельностью заниматься не могут. Представление интересов юридического лица и их защита могут быть разными, например реклама продукции, поиск и установле­ние контактов с потенциальными покупателями, иная маркетинго­вая деятельность, лоббирование интересов компании в различных государственных, коммерческих и иных структурах, судебная защита интересов юридического лица, реализация продукции. Однако производственной деятельностью (оказанием услуг), ко­торая является функцией головной организации, представитель­ство заниматься не может, оно лишь создает условия для осуще­ствления этой деятельности. Поэтому принято говорить, что представительство расширяет деятельность юридического лица функционально.

Филиалы и представительства создаются по решению упол­номоченного органа управления коммерческой организации, принятому в соответствии с технико-экономическим обосновани­ем целесообразности их создания. Так, решение о создании фи­лиала или представительства акционерного общества принимает совет директоров1, в обществе с ограниченной ответственностью принятие данного решения входит в компетенцию общего собра­ния участников[V] [VI].

В отличие от ранее действовавшего законодательства сейчас не предусмотрена государственная регистрация территориально обособленных подразделений. В п. 3 ст. 55 ГК РФ содержится требование о необходимости указывать в учредительных доку­ментах юридического лица сведения о созданных им филиалах и представительствах. Сообщения об изменениях в уставе органи­зации, связанных с изменением сведений о ее филиалах и пред­ставительствах, передаются органу государственной регистрации в уведомительном порядке. Эти изменения в уставе приобретают силу для третьих лиц с момента уведомления регистрирующего органа.

Отсутствие в учредительных документах изменений, связан­ных с созданием территориально обособленных структурных подразделений, является одним из случаев несоответствия учре­дительных документов требованиям законодательства. Это может повлечь для должностных лиц организации административную ответственность в форме предупреждения или штрафа в размере до 50 МРОТ за неправомерные действия, связанные с непред­ставлением сведений для включения в Единый государственный реестр юридических лиц[VII].

Какие конкретно сведения о филиалах и представительствах должен содержать устав, в законодательстве не сказано; этот во­прос решается самой организацией. Однако устав не нужно пере­регистрировать в связи с внесением в него дополнений и измене­ний, связанных с созданием или ликвидацией филиалов и пред­ставительств.

Инициатором создания обособленного подразделения вы­ступает, как правило, исполнительный орган юридического ли­ца — директор или правление (дирекция). Они же вносят соот­ветствующее предложение в совет директоров (наблюдательный совет) или на общее собрание участников, которые и принима­ют соответствующее решение. После его принятия генеральный директор подписывает приказ об утверждении Положения о фи­лиале или представительстве организации. Положение о пред­ставительстве значительно проще по своему содержанию, чем положение о филиале, поскольку функции представительства значительно уже.

Обратим внимание, что в обществах с ограниченной ответст­венностью филиалы (представительства) создаются по решению общего собрания, принятому большинством не менее 2/3 голосов от общего числа голосов участников, если необходимость большего числа не предусмотрена уставом. Таким образом, речь идет о ква­лифицированном большинстве голосов именно всех участников общества, а не только лиц, присутствующих на данном собрании.

Территориально обособленное подразделение не является юридическим лицом. Взаимоотношения между ним и головной организацией строятся на основе нескольких документов: реше­ния о создании филиала (представительства), учредительных до­кументов юридического лица, положения о филиале (представи­тельстве), а также доверенности, выданной руководителю филиа­ла (представительства).

Юридическое лицо вправе наделять филиал (представительст­во) своим имуществом. При этом обособленность имущества весьма относительна, поскольку оно продолжает оставаться иму­ществом самого юридического лица. Имущество филиала образу­ется из средств, закрепленных за ним организацией, а также при­обретенных в результате осуществления предпринимательской деятельности. Филиал распоряжается имуществом, получаемым в результате собственной производственно-хозяйственной дея­тельности в соответствии с полномочиями, предоставленными учредившим его юридическим лицом.

Гражданским кодексом РФ не предусмотрено обязательное выделение имущества обособленного подразделения организации

На отдельный баланс. Так, по общему правилу, это имущество

Может — по усмотрению самого юридического лица — учиты­ваться только на его балансе либо выделяться на отдельный ба­ланс, который представляет собой часть общего баланса органи­зации. Лишь для обособленных подразделений акционерных об­ществ установлено особое правило: имущество учитывается как на их отдельных балансах, так и на балансе самого акционерного общества. Под отдельным балансом структурного подразделения понимается система показателей, формируемая подразделением и отражающая его имущественное и финансовое положение на отчетную дату для нужд управления организацией, в том числе составления бухгалтерской отчетности. У организации, обособ­ленные подразделения которой не имеют отдельного баланса, не возникает обязанности уплачивать налог на имущество и пред­ставлять налоговые декларации по месту нахождения таких обо­собленных подразделений[VIII].

Филиал по усмотрению юридического лица, его создавшего, может по месту своего нахождения иметь в отделениях банка или иных кредитных организаций расчетный или текущий счет (руб­левый или валютный). Наличие или отсутствие такого счета не влияет на правовой статус обособленного подразделения. Фи­лиалы осуществляют предпринимательскую деятельность от имени создавшего их юридического лица. Компетенцию филиа­ла составляют делегированные ему юридическим лицом пол­номочия.

Филиалом управляют:

А) органы управления создавшей его организации в соответст­вии с полномочиями, возложенными на них;

Б) руководитель (директор) филиала.

К компетенции головной организации могут быть отнесены : определение профиля и основных направлений деятельности фи­лиала, утверждение его производственных планов и отчетов об их выполнении, утверждение Положения о филиале, определение его организационно-хозяйственной структуры, назначение и дос­рочное прекращение полномочий директора филиала, проведение аудиторских проверок, принятие решения о прекращении дея­тельности филиала и проч.

Директор филиала действует на основании положения о фи­лиале и выданной ему доверенности. Правоспособность обособ­ленного подразделения во многом зависит от полномочий его руководителя. В рамках, определенных доверенностью, он со­вершает действия от имени юридического лица, осуществляет оперативное руководство деятельностью филиала в соответствии с утвержденным бизнес-планом, распоряжается средствами фи­лиала, издает распоряжения относительно работников филиала и осуществляет прочие полномочия, необходимые для достижения целей и задач обособленного подразделения.

Хотя филиалы и представительства являются обособленными подразделениями организации, они все же не выделяются из нее в качестве самостоятельных юридических лиц и, следовательно, не могут обладать гражданской правоспособностью. Именно поэто­му доверенность выдается не филиалу (представительству) в це­лом, а непосредственно его директору. У руководителя филиала или представительства доверенность должна быть и в том случае,

Когда его полномочия определены учредительными документа­ми юридического лица1. Дело в том, что руководитель филиала (представительства) не является органом юридического лица, поэтому его полномочия на выступление от имени организации не могут основываться на положении о филиале (представи­тельстве) либо учредительных документах юридического лица. Руководитель представительства или филиала на основании выданной ему доверенности действует от имени и в интересах юридического лица, а не «от имени» филиала или представи­тельства.

Итак, не являясь юридическим лицом, филиал (представи­тельство) осуществляет свою деятельность, в том числе заключа­ет сделки, от имени головной организации. Поэтому ответствен­ность за действия филиала (представительства) несет организация даже в тех случаях, когда эти действия осуществлялись якобы не от ее имени. Иск к организации, вытекающий из деятельности ее обособленного подразделения, предъявляется по месту нахожде­ния последнего, однако стороной по делу является сама органи­зация как юридическое лицо. Взыскание производится судом с нее или в пользу нее[IX] [X].

Следует обратить внимание, что имущество представительств и филиалов может стать объектом взыскания кредиторов создав­ших их юридических лиц независимо от того, связано это с дея­тельностью данных подразделений или нет. Вместе с тем по дол­гам, возникшим в связи с деятельностью представительств и фи­лиалов, юридическое лицо отвечает всем своим имуществом, а не только тем, которое выделено этим подразделениям.

Гражданско-правовой и налоговый статусы обособленных подразделений имеют ряд принципиальных отличий. Так, в нало­говом законодательстве в отношении филиалов и представи­тельств используется общее понятие «обособленное подразделе­ние организации», под которым понимается любое территори­ально обособленное подразделение, по месту нахождения которого оборудованы стационарные рабочие места. Рабочее место — это то место, где работник должен находиться или куда ему необхо­димо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя1. Рабочее место считается стационарным, если оно создается на срок более одного месяца (ст. 11 НК РФ).

Вместе с тем судебная практика пока не выработала единого подхода к решению вопроса о возникновении стационарного ра­бочего места при выполнении работ командировочным методом. В ряде случаев суды признавали, что при направлении работни­ков в служебную командировку сроком свыше одного месяца у ор­ганизации появляется обособленное подразделение[XI] [XII], хотя встреча­ются и противоположные решения[XIII].

Таким образом, для целей налогообложения неважно, есть или нет в учредительных документах юридического лица сведения о созданных им филиалах и представительствах. Подразделение признается территориально обособленным независимо от того, отражено или не отражено его создание в учредительных или иных организационно-распорядительных документах, и от пол­номочий, которыми наделяется указанное подразделение (п. 2 ст. 11 НК РФ).

Территориально обособленные подразделения коммерческих организаций пользуются существующей в месте их функциони­рования инфраструктурой и должны вносить свою долю в созда­ние и поддержание этой инфраструктуры, в том числе путем от­числения определенных налогов по месту своей хозяйственной деятельности. Фактически многие территориально обособленные подразделения юридических лиц пока еще не оформлены в соот­ветствии с нормами гражданского законодательства. А посколь­ку, основываясь исключительно на этих нормах, нельзя добиться внесения налогов и сборов обособленными подразделениями, юридически не оформленными как филиалы и представительст­ва, в налоговом законодательстве, по сути, выработано понятие «филиал de facto». Поэтому исполнение филиалом налоговых обязанностей не зависит от того, утверждено ли положение о нем, издан ли в установленном порядке приказ о назначении руково­дителя филиала, указан ли филиал в учредительных документах юридического лица и т. п.

Обособленные подразделения не являются самостоятельными налогоплательщиками, они выполняют функции юридического лица по уплате налогов лишь в качестве структурной части само­го юридического лица и, следовательно, не обладают налоговой самостоятельностью (ст. 19 НК РФ). Следовательно, ответствен­ность за своевременную уплату налогов и сборов возлагается на само юридическое лицо, имеющее обособленные подразделения. Взыскание по налоговым недоимкам и другим долгам филиала может быть обращено на имущество самого юридического лица. Именно поэтому при ликвидации филиала уведомлять кредито­ров не требуется.

В налоговом законодательстве используется также термин «постоянное представительство» применительно к деятельности иностранных организаций на российской территории (ст. 306-312 НК РФ). Под ним понимается филиал, представительство, отде­ление, бюро, контора, агентство, любое другое обособленное подразделение или иное место деятельности, через которое ино­странная организация регулярно осуществляет предпринима­тельскую деятельность на территории РФ. Именно регулярность предпринимательской деятельности через представительство иностранной организации предопределяет его преобразование в постоянное.

Если действия представительства не направлены на получение регулярного дохода от предпринимательской деятельности (на­пример, представительство производит расходы на оплату рекла­мы продукции иностранной организации, проводит выставки, маркетинговые исследования, командирует сотрудников предста­вительства для целей сервисного обслуживания продукции ино­странной организации), оснований для изменения его статуса на постоянное представительство в налоговых целях не имеется. Например, при регулярном подписании представительством на территории России договоров с целью продажи производимых иностранной компанией товаров такое представительство будет квалифицировано как постоянное.

Таким образом, постоянное представительство означает регу­лярный характер деятельности иностранной организации на тер­ритории РФ для целей уплаты налога на прибыль.

Сопоставив понятия филиала и представительства в граждан­ском законодательстве с понятием обособленного подразделения в налоговом праве, можно сказать, что в гражданском праве фи­лиал и представительство — это всегда обособленные подразде­ления, а с налоговой точки зрения они могут не считаться обо­собленными подразделениями, если в них не созданы стационар­ные рабочие места.

Налогоплательщики подлежат постановке на налоговый учет по месту нахождения своих обособленных подразделений (ст. 83 НК РФ). Целью данного учета является уплата организацией на­логов в местные бюджеты. Заявление о постановке на учет пода­ется по истечении одного месяца после создания обособленного подразделения. В этой связи возникает вопрос об определении момента его создания. В судебно-арбитражной практике таким моментом считается дата создания стационарных рабочих мест. Например, приказ директора о создании рабочих мест, начало деятельности по месту нахождения обособленного подразделе­ния, начало исполнения обязанностей директором и (или) глав­ным бухгалтером обособленного подразделения, вступление в силу договоров на пользование коммунальными услугами и телефон­ной связью.

Некоторые организации создают обособленные подразделе­ния, которые находятся на территории того же налогового органа, что и сама головная организация. В этом случае вставать на учет повторно в той же налоговой инспекции не нужно[XIV]. Однако для крупных городов, таких, как Москва и Санкт-Петербург, акту­альна другая проблема: необходима ли постановка на учет по месту нахождения обособленных подразделений, если они созда­ны на территории другого налогового органа, но в пределах од­ного населенного пункта? Считается, что поскольку контроль на территории города осуществляется разными налоговыми органами, то налоговая инспекция вправе требовать постановки на учет организации, чье обособленное подразделение находится на под­ведомственной ей территории.

§ 3. Индивидуализация юридических лиц

Так же как граждане — физические лица индивидуализиру­ются по месту жительства и своему имени, индивидуализация юридического лица, т. е. выделение его из массы всех других ор­ганизаций, осуществляется путем определения его местонахож­дения и присвоения ему наименования.

Точное место нахождения юридического лица важно для пра­вильного применения к нему актов местных органов власти, предъявления исков, исполнения обязательств и др. Место нахо­ждения юридического лица определяется местом его государст­венной регистрации (п. 2 ст. 54 ГК РФ). При определении места нахождения юридического лица необходимо руководствоваться нормами Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Следует отметить, что место государственной регистрации — это не конкретный адрес или наименование регистрирующего органа; местом государст­венной регистрации считается территория соответствующего субъекта РФ. В то же время при государственной регистрации указывается конкретный адрес, под которым понимается место нахождения постоянно действующего исполнительного органа, по которому с юридическим лицом осуществляется связь. При изменении места нахождения исполнительного органа юридиче­ского лица допускается его перерегистрация.

Не разрешается регистрация юридических лиц по адресам жи­лых квартир, поскольку согласно п. 3 ст. 288, п. 2 ст. 671 ГК РФ Жилое помещение может использоваться только для проживания граждан[XV].

Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование. Порядок его государст­венной регистрации и использования определяется законом и ины­ми правовыми актами (ст. 54 ГК РФ). Однако специального закона о порядке регистрации фирменных наименований в нашей стране еще нет, поэтому фирменные наименования регистриру­ются в составе учредительных документов юридического лица1. Фирменное наименование юридического лица обязательно долж­но включать в себя указание на его организационно-правовую форму. Например, фирменное наименование «Общество с огра­ниченной ответственностью «Астраханьгазпром» состоит из двух частей: указание на организационно-правовую форму — «Обще­ство с ограниченной ответственностью», само наименование — «Астраханьгазпром».

Фирменное наименование относится к объектам исключи­тельных прав, следовательно, оно не может быть повторяемым. В то же время не является нарушением исключительных прав использование одинакового наименования юридическими лица­ми, имеющими разную организационно-правовую форму. Ска­жем, «Общество с ограниченной ответственностью «Светлана» и «Закрытое акционерное общество «Светлана».

Долгое время проверка новизны фирменного наименования производилась на «местном уровне», поскольку в разных регио­нах государственной регистрацией юридических лиц занимались разные органы, и отслеживать информацию о зарегистрирован­ных фирменных наименованиях было невозможно. Поэтому не исключено, что во многих субъектах РФ зарегистрированы тож­дественные фирменные наименования. В настоящее время создан Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ), являющийся федеральным информационным ресурсом. Этот Ре­естр ведется Федеральной налоговой службой РФ одновременно на бумажных и электронных носителях[XVI] [XVII]. Казалось бы, в таком Реестре регистрация одинаковых фирменных наименований в разных субъектах РФ исключена. Однако на сегодняшний день налоговые органы не требуют от заявителей предоставления справок о проверке новизны фирменного наименования, поэтому появление большого количества организаций-двойников вполне возможно.

Фирменное наименование в сокращенной форме, т. е. в форме логотипа, может быть включено в состав товарного знака. В от­личие от других объектов исключительных прав передача права на фирменное наименование другим лицам не допускается даже по лицензионным соглашениям. Наше законодательство преду­сматривает лишь один случай легальной передачи права на «фирму» другому лицу. Это может быть сделано в рамках дого­вора коммерческой концессии, более известного на практике как договор франчайзинга (ст. 1027, 1031 ГК РФ). Следует подчерк­нуть, что франчайзинг направлен на передачу пользователю це­лого комплекса исключительных прав, а не только права на «фирму».

По общему правилу, фирменное наименование организации придумывают ее учредители, но в некоторых случаях законода­тельство устанавливает дополнительные требования. Во-первых, запрещается включать в наименование организаций, не удовле­творяющих требованиям Закона о товарных биржах и биржевой торговле, термины «биржа» или «товарная биржа» в любом сло­восочетании (ст. 5). Во-вторых, ни одно юридическое лицо в Рос­сийской Федерации, за исключением получившего от Централь­ного банка РФ лицензию на осуществление банковских операций, не может использовать в своем наименовании слова «банк», «кредитная организация» или иным образом указывать на то, что оно имеет право на осуществление банковских операций[XVIII].

В-третьих, использование в названиях организаций наимено­ваний «Россия», «Российская Федерация» и образованных на их основе слов и словосочетаний также не всегда отвечает требова­ниям законодательства. Многие организации претендуют тем самым на общероссийский статус независимо от реальных мас­штабов своей деятельности. Используя элементы государствен­ной символики, они вводят своих контрагентов в заблуждение, поэтому существует разрешительный порядок использования слов «Россия» и т. п.. Разрешения выдает специальная прави­тельственная комиссия. За использование этих слов в фирмен­ных наименованиях организаций единовременно уплачивается государственная пошлина. Данное правило не распространяется на политические партии, профессиональные союзы и религиоз­ные объединения, которые, напротив, обязаны в своих наимено­ваниях показывать территориальный характер деятельности.

В-четвертых, слова «бюро кредитных историй» могут вклю­чать в свои фирменные наименования только юридические лица, оказывающие услуги по формированию, обработке и хранению кредитных историй, предоставлению кредитных отчетов[XIX]. Нако­нец, хозяйственные товарищества независимо от вида своей предпринимательской деятельности обязаны либо перечислять в «фирме» наименования полных товарищей, либо указать хотя бы одного из них с добавлением слов «и компания» (п. 3 ст. 69, п. 4 ст. 82 ГК РФ).

§ 4. Государственная регистрация
юридических лиц

Действующее законодательство не допускает отказа в госу­дарственной регистрации юридического лица по мотивам нецеле­сообразности его создания (п. 1 ст. 51 ГК РФ). Такой подход применяется в большинстве случаев. Он именуется нормативно­явочным порядком регистрации, т. е. для регистрации юридиче­ского лица не требуется согласия третьих лиц, в том числе и го­сударственных органов. При регистрации учредительные доку­менты юридического лица должны лишь проверяться на соот­ветствие требованиям действующего законодательства РФ. Но, к сожалению, сейчас регистрирующие органы фактически само­устранились от проверки документов на соответствие норматив­ным актам.

В ряде случаев государственная регистрация юридического лица проходит по усложненной процедуре. Например, в связи с тем, что создание унитарного предприятия непосредственно связано с наделением его государственным или муниципальным имуществом, требуется соответствующее распоряжение органа государственной власти или местного самоуправления. Поэтому унитарные предприятия создаются не в нормативно-явочном, а в распорядительном порядке.

Для создания некоторых юридических лиц необходимо (в противоположность нормативно-явочной регистрации) согла­сие государственных органов или третьих лиц. Так, кредитная организация регистрируется после решения Центрального банка РФ о возможности выдачи ей лицензии (разрешения) на совер­шение банковских операций1.

Чтобы не допустить ограничения конкуренции, установлен разрешительный порядок создания коммерческих организаций в результате слияния и присоединения, если суммарная балансовая стоимость активов учредителей превышает 30 млн МРОТ. В этом случае необходимо направить ходатайство в Федеральную анти­монопольную службу о даче согласия на создание подобной ор­ганизации.

Особым участником предпринимательских отношений явля­ются некоммерческие организации, созданные для представления

И защиты интересов предпринимателей, — торгово-промышлен­ные палаты. Их создание также происходит в разрешительном порядке, причем речь идет о получении согласия не только от органа государственной власти (Министерства юстиции РФ), но и от негосударственного объединения — Торгово-промышленной палаты РФ[XX] [XXI].

В начале 90-х гг. XX в. обсуждалась возможность установ­ления уведомительного порядка создания коммерческих орга­низаций, заимствованного из законодательства некоторых аме­риканских штатов, где юридическое лицо считается созданным уже с момента представления документов на регистрацию пу­тем отправки по почте или даже сообщения по телефону. По­следующий отказ в регистрации влечет появление юридических лиц de facto, но их статус может быть впоследствии подтвер­жден судебным решением. Однако в качестве общего порядка в действующем законодательстве закреплена нормативно-явоч­ная регистрация, а уведомительный порядок применяется толь­ко в отношении отдельных регистрационных процедур: внесение в устав хозяйственного общества сведений об открытии филиалов и представительств и уведомление о начале процедуры ликвида­ции, формировании ликвидационной комиссии и составлении промежуточного ликвидационного баланса.

Срок государственной регистрации составляет 5 рабочих дней, полномочия по проведению регистрационных действий принадлежат налоговым органам1. Для государственной регист­рации юридического лица представляется заявление по унифици­рованной форме[XXII] [XXIII]. В нем подтверждается, что представленные на регистрацию учредительные документы соответствуют требова­ниям, установленным законодательством, достоверны, а также что соблюден порядок создания юридического лица данной орга­низационно-правовой формы (получены требуемые согласования, оплачен уставный капитал и проч.).

Заявителем при государственной регистрации является физи­ческое лицо, подпись которого на заявлении должна быть нота­риально удостоверена. Например, заявителем может быть один из учредителей, руководитель исполнительного органа организа­ции-учредителя, полный товарищ, если создается хозяйственное товарищество[XXIV].

К заявлению прилагаются решение о создании юридического лица в виде протокола или договора, учредительные документы, выписка из реестра иностранных юридических лиц соответст­вующей страны происхождения, если одним из учредителей является иностранная организация. За регистрационные дейст­вия взимается государственная пошлина в размере 2 тыс. руб.,

А если регистрируются изменения в учредительных документах

Или ликвидация юридического лица — в размере 400 руб.

(ст. 33333 НК РФ).

Правовая основа деятельности юридического лица — его уч­редительные документы, состав которых различен для разных видов организаций. Организациями, функционирующими на ос­нове одного учредительного документа — устава, являются ак­ционерные общества, производственные кооперативы (артели), государственные и муниципальные унитарные предприятия (уставные организации). Организациями, действующими только

На основании учредительного договора, являются хозяйственные

Товарищества — полное товарищество и товарищество на вере (договорные организации). К юридическим лицам, имеющим и устав, и учредительный договор, относятся общества с ограни­ченной и с дополнительной ответственностью (уставно-договор­ные организации).

§ 5. Прекращение деятельности субъектов
предпринимательского права

Деятельность индивидуального предпринимателя может быть прекращена в силу различных причин, в первую оче­редь, — его собственного желания или по причине его смерти. Прекращение деятельности предпринимателя подлежит госу­дарственной регистрации без уплаты государственной пошли — ны1. Индивидуальный предприниматель может быть признан несостоятельным (банкротом), после чего его государственная регистрация утрачивает силу и в течение еще одного года после судебного решения о банкротстве повторная регистрация не — возможна[XXV] [XXVI]. Если в процессе своей деятельности индивидуаль­ный предприниматель допускал неоднократные и грубые нару­шения законодательства, это может послужить основанием для прекращения его деятельности в судебном порядке. Такие же последствия наступают в связи с приговором суда, которым назначено уголовное наказание в виде лишения права зани­маться предпринимательской деятельностью. Учитывая, что законодательство не запрещает ведение предпринимательской деятельности иностранными гражданами, основанием для ее прекращения может стать аннулирование документа, подтвер­ждающего право временно или постоянно проживать на терри­тории РФ. Разрешение на временное проживание выдается сро­ком на 3 года, а постоянное проживание оформляется видом на жительство, срок действия которого составляет 5 лет[XXVII].

Деятельность юридического лица прекращается в результате его реорганизации или ликвидации. При этом реорганизация под­разумевает правопреемство, а ликвидация происходит без таково­го. Прекращение деятельности компании может быть доброволь­ным (по решению учредителей) или принудительным (по реше­нию суда).

Процедура реорганизации имеет большое значение для лю­бого юридического лица, поскольку она оформляет переход имущества организаций к их правопреемникам, сохраняя про­изводственный капитал от раздробления, что обеспечивает ус­тойчивость экономических отношений независимо от смены их субъектов.

Юридические лица могут быть реорганизованы в пяти фор­мах: слияние, присоединение, разделение, выделение и преобра­зование. Юридическое лицо считается реорганизованным с мо­мента государственной регистрации вновь возникших предпри­ятий. Это правило не относится к случаям присоединения, когда новые предприятия не возникают, а реорганизация признается осуществленной после погашения государственной регистрации присоединяемого предприятия.

Реорганизация оформляется либо разделительным балансом (разделение, выделение), либо передаточным актом (слияние, присоединение, преобразование). Если эти документы не позво­ляют определить правопреемство, то вновь возникшие органи­зации несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица. Не могут служить дока­зательством правопреемства свидетельства регистрирующих ор­ганов о включении либо исключении организации из реестра юридических лиц в результате состоявшейся реорганизации, а также бухгалтерские балансы организаций- правопреемников.

При реорганизации юридических лиц применяется ряд пра­вил, относящихся к гарантиям интересов кредиторов. Так, учре­дители или орган, принявшие решение о реорганизации, обяза­ны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица. Кредиторы, в свою очередь, вправе потре­бовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, по которому должником является это юридическое лицо, и возме­щения убытков (ст. 60 ГК РФ). Именно персональное извещение предоставляет кредитору возможность реализации своих прав. Объявление о реорганизации, размещенное в СМИ, может рас­сматриваться как дополнительная информация для кредиторов и дополнительный способ соблюдения их прав и законных ин — тересов1.

К сожалению, закон не устанавливает санкций за неуведомле­ние кредиторов. Хотя, безусловно, они необходимы, ведь зачас­тую кредиторы узнают о состоявшейся реорганизации уже пост­фактум. В заявлении о государственной регистрации реорганиза­ции заявитель обязан указать, что все кредиторы уведомлены в письменной форме. Регистрирующий орган вправе отказать в государственной регистрации, если заявитель не представит доказательства уведомления кредиторов. Это могут быть копии писем, направленных им, копии публикаций в средствах массо­вой информации, в частности в специальном журнале «Вестник государственной регистрации»[XXVIII] [XXIX]. Однако налоговые инспекции подобные документы не проверяют, поэтому часто регистрация проходит без соблюдения установленной процедуры.

В такой ситуации защитить интересы кредиторов могло бы правило о солидарной ответственности всех юридических лиц, участвовавших в реорганизации или возникших в результате нее. В судебно-арбитражной практике встречаются такие решения, когда суд привлекает вновь возникших юридических лиц к соли­дарной ответственности, если кредитор не был уведомлен о реор­ганизации. При этом суд руководствуется ст. 6 ГК РФ о приме­нении гражданского законодательства, регулирующего сходные отношения (аналогия закона)[XXX]. Сейчас аналогичная норма преду­смотрена лишь применительно к одному случаю: когда из содер­жания разделительного баланса или передаточного акта невоз­можно определить правопреемство, участники реорганизации являются солидарно ответственными перед кредиторами (п. 3 ст. 60 ГК РФ).

Солидарная ответственность правопреемников должна приме­няться не только если разделительный баланс (передаточный акт) не дает возможности определить правопреемника реорганизован­ного лица, но и, по аналогии закона, при наличии других обстоя­тельств, препятствующих погашению кредиторской задолженности этого лица. В последние годы реорганизация стала использоваться как способ сокрытия активов должника от обращения на них взы­скания. Раздел имущества происходит по принципу «одному пред­приятию — все активы, другому — все долги». Разделительный баланс может определенно называть правопреемников, но требова­ния кредиторов вряд ли будут удовлетворены. Несоразмерность распределения прав и обязанностей (активов и пассивов) между правопредшественником и правопреемником следует квалифици­ровать как «злоупотребление правом» (п. 1 ст. 10 ГК РФ), так как имеется цель причинить вред кредиторам1. Высший Арбитраж­ный Суд РФ высказался за солидарную ответственность всех уча­стников реорганизации, если при утверждении разделительного баланса нарушен принцип справедливого распределения активов и обязательств[XXXI] [XXXII].

Право кредитора требовать досрочного исполнения обяза­тельств не зависит от его прежних договорных отношений с ре­организуемым юридическим лицом, т. е. принцип неизменности договорных условий в данном случае не применяется. Законода­тельство четко устанавливает обязанность юридического лица — должника в случае реорганизации удовлетворять требования кре­дитора о досрочном исполнении. Наибольшее значение указанная гарантия имеет в случаях разделения и выделения юридических лиц, хотя предусмотрена она для любых форм реорганизации. Этот вывод можно пояснить на характерных примерах из судеб­но-арбитражной практики.

Так, муниципальное унитарное предприятие имело задолжен­ность перед акционерным обществом за потребленную тепловую энергию. Стороны оформили соглашение о порядке расчетов, согласно которому унитарное предприятие обязалось ежеме­сячно погашать свою задолженность в течение 10 лет. По сути, произошла реструктуризация долга. Предприятие было реорга­низовано путем выделения из его состава нового юридического лица, после чего кредитор обратился в арбитражный суд с ис­ком о немедленном погашении всей существующей задолжен­ности. Но предприятие отказывалось возвращать всю сумму дос­рочно, ведь по условиям соглашения о порядке расчетов срок оплаты долга еще не наступил. Арбитражный суд иск удовлетво­рил, указав, что «возможность реализации кредитором права требовать досрочного исполнения обязательств реорганизован­ным предприятием не зависит от того, наступил ли срок для осуществления соответствующего права или нет, а также от способности надлежащего исполнения должником своих обяза­тельств в будущем»1.

В другом случае держатель простого векселя предъявил его к оплате банку-векселедателю, узнав о его реорганизации. Банк выплатил вексельную сумму не полностью, удержав учетный процент за досрочное предъявление векселя к платежу. Арбит­ражный суд обязал его произвести полную оплату векселя, по­скольку в случае реорганизации векселедержатель (кредитор) вправе предъявить вексель к оплате независимо от того, как обо­значен срок платежа в самом векселе[XXXIII] [XXXIV].

Правопреемство при реорганизации можно рассматривать как замену должника в обязательстве, т. е. как перевод долга, кото­рый допускается только с согласия кредитора (ст. 391 ГК РФ). Од­нако нет оснований применять эти нормы к реорганизационным процедурам в буквальном смысле. Дело в том, что кредитор не может воспрепятствовать «переводу долга» на правопреемника реорганизованного юридического лица. Он может лишь требо­вать прекращения или досрочного исполнения существующих обязательств. Его согласие или несогласие иметь дело с право­преемником своего должника не является препятствием для государственной регистрации реорганизации1.

Самостоятельной формой реорганизации является преобра­зование — смена организационно-правовой формы юридиче­ского лица. В этой связи следует сказать, что не считается реор­ганизацией изменение типа акционерного общества (закрытое или открытое). В подобном случае происходит изменение типа внутри одной организационно-правовой формы, поэтому госу­дарственной регистрации подлежат только вносимые в устав общества изменения[XXXV] [XXXVI]. Точно так же законодательство преду­сматривает два вида унитарных предприятий: основанное на праве хозяйственного ведения и на праве оперативного управ­ления; поэтому изменение вида предприятия также не считается его реорганизацией[XXXVII].

В действующем законодательстве нормы о преобразовании весьма разрозненны, а иногда и противоречивы. Но в последнее время наблюдается тенденция к снятию ограничений на преобра­зование одной организационно-правовой формы в другую. В осо­бенности это касается превращения коммерческих организаций в некоммерческие, и наоборот. Такие преобразования можно на­звать «нетрадиционными», поскольку законодательство не со­держит соответствующей общей нормы, а разрешает подобные преобразования лишь в отдельных случаях.

Так, унитарное предприятие по решению собственника его имущества может быть преобразовано в государственное или муниципальное учреждение. Преобразование предприятия в иные организационно-правовые формы осуществляется в соответст­вии с законодательством о приватизации[XXXVIII]. Обратной процедуры — в виде преобразования учреждения в унитарное предприятие законодательство не допускает. Учреждение может быть преоб­разовано в коммерческую организацию только одного вида — хозяйственное общество1. Между тем некоммерческая организа­ция может быть создана в результате ее учреждения, а также в результате реорганизации существующей некоммерческой ор­ганизации. Иными словами, учреждение как некоммерческая организация не может быть создано в результате преобразования унитарного предприятия, являющегося коммерческой организа­цией. Следовательно, здесь имеет место явное противоречие ме­жду двумя федеральными законами.

Еще одним примером «нетрадиционного» превращения явля­ется преобразование акционерного общества в некоммерческую организацию в соответствии с законом (п. 2 ст. 104 ГК РФ). Ак­ционерное общество может по Единогласному решению Своих акционеров преобразоваться в некоммерческое партнерство. Это исключительная схема, так как максимальное количество голосов

Для принятия какого-либо решения на общем собрании акционе­ров — [XXXIX]∕4 от числа присутствующих (при наличии кворума). Хотя закон допускает возможность единогласного принятия решений еще по двум вопросам повестки дня: размещение акций путем закрытой подписки и размещение путем открытой подписки обыкновенных акций, составляющих более 25% от числа разме­щенных ранее акций.

Преобразование акционерного общества в иные формы не­коммерческих организаций, например в фонды, невозможно в связи с отсутствием законодательных норм, регламентирующих такую процедуру[XL] [XLI].

Как правило, юридические лица являются собственниками сво­его имущества (ст. 213 ГК РФ), их имущество — объект частной собственности. Исключение составляют учреждения, которые обладают правом оперативного управления на имущество, закре­пленное за ними собственником, а также унитарные предприятия, имущество которых всегда выступает объектом либо государст­венной, либо муниципальной собственности.

Изменение организационно-правовой формы унитарного предприятия (преобразование) повлечет утрату государством или муниципальным образованием права собственности на имущество предприятия, и это будет не что иное, как привати­зация государственного или муниципального имущества. Скры­тая, а проще сказать, незаконная приватизация имущественных комплексов унитарных предприятий в последние годы стала нередким явлением. Интересно, что основанием незаконной пе­редачи имущества в уставный капитал вновь создаваемых ком­мерческих организаций (обществ с ограниченной ответственно­стью, производственных кооперативов) часто являются реше­ния, принятые на собраниях трудовых коллективов унитарных предприятий1.

Однако решения работников предприятия в данном случае правового значения иметь не могут. Гражданское законодатель­ство предусматривает особый порядок передачи государствен­ного и муниципального имущества в частную собственность — приватизацию, которая возможна исключительно по решению собственника. В целом, реорганизация — это в чистом виде гражданская процедура. Поэтому, соблюдая принципы отрасле­вого построения нашего законодательства, надо отметить недо­пустимость смешения норм гражданского и трудового права. Работники не только не вправе принимать подобные решения на своих собраниях, они не могут и оспаривать состоявшуюся ре- организацию[XLII] [XLIII].

Вместе с тем действующее законодательство в определенной степени само толкает работников на принятие подобных реше­ний. Так, очевидно, что оптимальной организационно-правовой формой для деятельности совхозов является производственный кооператив (артель). Однако многие современные совхозы — это государственные унитарные предприятия, имущество кото­рых находится в федеральной собственности. Преобразоваться в артели они не могут, для начала им нужно стать открытыми акционерными обществами, заниматься процедурой эмиссии и размещения акций, сокращать пакет государственного участия, а затем снова проходить всю процедуру преобразования — но

Уже в артель. Объяснение кроется в том, что если уставный ка­питал унитарного предприятия составляет величину большую, чем минимальный размер уставного капитала открытого акцио­нерного общества, то приватизация возможна только в форме преобразования унитарного предприятия в открытое акционер­ное общество[XLIV]. Учитывая, что для открытого акционерного об­щества минимальный размер уставного капитала равен 1 тыс. МРОТ, а для унитарного предприятия — 5 тыс., можно сделать вывод, что преобразование в иные формы юридических лиц для унитарных предприятий действительно невозможно.

Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства. Юри­дическое лицо может быть ликвидировано в добровольном по­рядке по решению учредителей вследствие, например, нецеле­сообразности дальнейшего существования, истечения срока, на которое было создано юридическое лицо, или принципиальной недостижимости уставных целей. Самым распространенным ос­нованием является, конечно, нецелесообразность дальнейшей деятельности. Истечение срока как причина ликвидации встре­чается крайне редко, поскольку подавляющее большинство коммерческих организаций создаются на бессрочной основе. Принципиальная недостижимость уставных целей характерна для некоммерческих организаций, поскольку для коммерческих существует, по сути, лишь одна цель деятельности — извлечение прибыли, реализовать которую, по большому счету, можно всегда.

Принудительная ликвидация происходит на основании реше­ния суда. Причиной такого судебного решения может быть:

Осуществление деятельности без необходимой лицензии; ведение деятельности с неоднократными и грубыми нару­

Шениями законодательства, например в связи с неприведением учредительных документов в соответствие с новым законода­тельством. Конечно, юридическое лицо не может быть ликви­дировано, если допущенные им нарушения носят малозначи­тельный характер или вредные последствия таких нарушений устранены1;

Признание юридического лица несостоятельным (банкротом); признание недействительной государственной регистрации

Юридического лица. Хотя признание регистрации недействитель­ной само по себе не является основанием считать ничтожными сделки, совершенные до принятия такого судебного решения[XLV] [XLVI].

Надо отметить, что независимо от своего основания (решения учредителей или суда) ликвидация представляет собой довольно длительную процедуру: избрание ликвидационной комиссии, проведение инвентаризации, публикация соответствующего объ­явления в СМИ, удовлетворение требований кредиторов. Завер­шение процедуры подлежит государственной регистрации с уп­латой государственной пошлины, за исключением случаев, когда ликвидация юридического лица осуществляется в результате процедуры банкротства (подп. 3 п. 1 ст. 33333 НК РФ).

Долгое время в нашей стране единственным основанием принудительной ликвидации считалось решение суда, но в 2005 г. был легализован особый порядок «прекращения право­способности юридического лица». Соответствующие изменения появились как в Законе о государственной регистрации юриди­ческих лиц и индивидуальных предпринимателей, так и в ГК РФ.

Ранее правоспособность компании во времени определялась двумя моментами: созданием и ликвидацией. Теперь же налого­вым органам предоставлено право исключения из Единого го­сударственного реестра юридических лиц «недействующих» компаний.

«Недействующее юридическое лицо» — это организация, фактически прекратившая свою деятельность, о чем могут свиде­тельствовать одновременно два признака: если в течение послед­них 12 месяцев организация не предоставляет в налоговый орган отчетность и если хотя бы по одному ее банковскому счету от­сутствуют операции. В отношении такой компании налоговый орган вправе принять решение о предстоящем исключении из реестра. Далее оно публикуется в журнале «Вестник государст­венной регистрации» с указанием срока для предъявления требо­ваний кредиторов — не менее 3 месяцев. Если кредиторы в ука­занный срок не заявляют свои требования, то налоговый орган принимает решение исключить юридическое лицо из реестра. Данное решение может быть обжаловано заинтересованными ли­цами в течение года. Если же кредиторы предъявляют свои тре­бования, то юридическое лицо должно проходить процедуру обычной ликвидации1.

Причины введения подобной административной процедуры обусловлены тем, что по данным Федеральной налоговой службы сейчас более 400 тыс. компаний обладают признаками недейст­вующего юридического лица. Кроме того, эту процедуру разре­шено применять в отношении компаний, которые не имеют ос­новного государственного регистрационного номера (ОГРН), т. е. были зарегистрированы до 2002 г., но не сообщили сведений о себе в Единый государственный реестр юридических лиц. Та­ких компаний сейчас насчитывается более миллиона[XLVII] [XLVIII].

Вместе с тем отсутствие хозяйственной деятельности у юри­дического лица соответствует понятию «отсутствующий долж­ник», используемому в законодательстве о банкротстве. Так, если по банковским счетам организации нет операций в течение 12 месяцев или имеются иные признаки, свидетельствующие о прекращении деятельности, а также если нет сведений о месте нахождения руководителя организации, то компания должна проходить упрощенную процедуру банкротства. Иными слова­ми, если компания не имеет ОГРН и (или) у нее нет операций по банковским счетам, и она не сдает отчетность, то применить к ней процедуру исключения из реестра нельзя, если у нее есть задолженность по налогам и сборам или имеются кредиторы. В судебно-арбитражной практике принят такой подход: если у организации нет хозяйственной деятельности, то она может быть ликвидирована только в порядке ст. 230 Закона о бан — кротстве[XLIX].

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *