Тема 10. Конкуренция и монополия. в рыночной экономике. § 1. Понятие конкуренции и монополии

В широком смысле «конкуренция» — это соревнование меж­ду различными лицами в достижении одной и той же цели. В предпринимательской деятельности конкуренция означает состя­зательность хозяйствующих субъектов, когда их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения това­ров на соответствующем товарном рынке.

В Гражданском кодексе РФ термин «конкуренция» использу­ется всего два раза. В ст. 10 говорится о недопустимости исполь­зования гражданских прав в целях ограничения конкуренции. В ст. 1033 предусматривается отказ пользователя по договору ком­мерческой концессии от получения аналогичных прав у конку­рентов правообладателя.

Юридическое содержание конкуренции характеризуется ря­дом признаков. Во-первых, в большинстве случаев она является естественным регулятором цен на рынке, во-вторых, она стано­вится предпосылкой для реализации прав потребителей, в треть­их, она является правомерной деятельностью хозяйствующих субъектов на рынке, целью которой является получение наиболее выгодных условий производства и сбыта товаров законными средствами.

Антиподом конкуренции выступает монополия. Легального определения монополии в нашем законодательстве нет, в бук­вальном смысле этот термин означает «продаю один». Монопо­лией принято называть, прежде всего, исключительное положе­ние Хозяйствующего субъекта На рынке, при котором он сосре­доточивает в своих руках значительную часть производства и сбыта определенного товара. Разновидность монополии — осо­бое поведение господствующего на рынке субъекта и использо­вание им доминирующего положения в своих интересах. Моно­полией, безусловно, считается исключительное право на опреде­ленную деятельность, которое государство предоставляет одному или нескольким субъектам.

В американской практике выделяют такие разновидности, как «чистые» монополии, контролирующие весь рынок, «ведущие фир­мы», контролирующие более половины рынка, «сильные» олигопо­лии, т. е. несколько фирм, контролирующих более половины рынка определенного товара.

С экономических позиций можно выделить несколько типов монополии. Когда предприятие впервые предложит потребителям совершенно новую продукцию, оно станет временной монополи­ей. Некоторые виды деятельности традиционно осуществляются только государством в лице его органов и предприятий. Напри­мер, в России существует государственная монополия на эмис­сию наличных денег, экспорт необработанных алмазов. Особое состояние товарного рынка, когда именно в силу отсутствия кон­куренции потребители могут приобретать услуги по более низ­ким ценам, называют естественной монополией.

Участники конкурентных отношений в антимонопольном за­конодательстве не подчиняются традиционной гражданско­правовой классификации на граждан и юридических лиц. Хозяй­ствующие субъекты (а именно такая терминология присуща ан­тимонопольному законодательству) определяются, в первую оче­редь, с позиции ведения ими согласованной экономической поли­тики. Поэтому единым хозяйствующим субъектом могут быть признаны несколько организаций, которые владеют акциями в уставном капитале друг друга, или несколько совершенно неза­висимых компаний, которые заключили между собой договор о сотрудничестве и действуют в едином экономическом интересе, монопольно завышая цены на свои товары.

К хозяйствующим субъектам на товарных рынках относятся индивидуальные предприниматели, некоммерческие организа­ции, осуществляющие предпринимательскую деятельность (за исключением сельскохозяйственных кооперативов), и, конечно же, российские и иностранные коммерческие организации, а так­же их объединения. Антимонопольное законодательство признает хозяйствующим субъектом и «группу лиц». Это может быть хол­динг, финансово-промышленная группа и другие объединения организаций, которые не обладают гражданско-правовой право­субъектностью.

§ 2. История становления конкурентного
законодательства. Нормативно-правовая основа
конкуренции в России

Корни антимонопольного регулирования уходят в глубь ве­ков. Одним из первых антимонопольных законов является Кон­ституция о ценах императора Зенона (483 г. до н. э.). В этом акте было закреплено: «Мы приказываем, чтобы ни одно лицо не по­зволило себе осмелиться осуществлять монополию на какой-либо вид одежд или на рыбу, или на какую-либо иную вещь, служа­щую в качестве продовольствия или предназначаемую для друго­го использования».

Формирование современной концепции антимонопольного законодательства относится к XV-XVII вв., когда отдельные мас­тера пытались противостоять существующему порядку деятель­ности гильдий. Так, в 1414 г. в Англии было рассмотрено дело по иску к Дж. Дайеру о взыскании с последнего штрафа за наруше­ние условий договора, по которому Дайер был обязан «не ис­пользовать свое мастерство красильщика в пределах города на протяжении полугода». Суд объявил обязательство красильщика недействительным и постановил взыскать штраф с истца, а не с ответчика.

Первые законы о защите конкуренции появились в конце XIX в. Родиной конкурентного права считаются Соединенные Штаты Америки, где оно традиционно именуется антитрестовским пра­вом (antitrust law). Первым в 1890 г. был принят Закон, направ­ленный на защиту коммерции и торговли от незаконных ограни­чений и монополий (более известный как Закон Шермана). В 1914 г. были приняты Закон о Федеральной торговой комиссии и Закон Клейтона, установившие ограничения на ценовую дискри­минацию, заключение «связывающих» контрактов, создание хол­динговых компаний, участие в правлении и совете директоров конкурирующих компаний одних и тех же лиц. Эти законы и в наши дни составляют основу антитрестовской политики США.

В дореволюционной России, несмотря на то, что основным видом деятельности было сельскохозяйственное производство, бурное развитие некоторых предприятий привело к возникнове­нию монополий. Например, «Продамет», созданный в 1902 г., объединял 30 металлургических предприятий, а в горной про­мышленности монополистом был «Продаруд».

Монополизм в России 80-90-х гг. ХХ в. имел ряд особенно­стей. Монополиями зачастую были бывшие ведомства и крупные промышленные предприятия (например, концерн «Газпром»). Крупные государственные предприятия после их приватизации и преобразования в акционерные общества также получили боль­шие экономические преимущества и, в основном, заняли домини­рующее положение. Например, доля АО «Спасскцемент» на рын­ке цемента Приморского края равна 100%.

В целом конкурентные отношения можно регулировать двумя способами, которые условно именуют «американским» и «евро­пейским». Американское (антитрестовское) право исходит из презумпции «вредности» монополий, поэтому их деятельность формально запрещена. Компания (группа компаний) может дока­зать, что монополия полезна публичным интересам, и, тогда ее деятельность может быть разрешена. Европейское (картельное) право допускает существование монополий, но под жестким за­конодательным контролем. Если будет доказано, что монополия приносит больше вреда, чем пользы, ее деятельность будет за­прещена.

Отечественное законодательство более близко к «европей­ской» модели регулирования конкурентных отношений; оно ос­новано на принципах «контроля за злоупотреблением рыночной властью», но в то же время в нем имеются и черты американской модели, так как монополистические действия считаются наруше­нием закона.

Справедливости ради следует сказать, что в американском праве монополия не признается незаконной сама по себе. Судеб­ная практика выделила законные монополии, которые пришли к победе на рынке исключительно благодаря высокой квалифика­ции, предусмотрительности и трудолюбию, и незаконные моно­полии, которые монополизировали рынок злонамеренно. Показа­тельным является дело Standart Oil Company of New Jersey v. United States (1911). В решении по этому делу судья указал, что закон должен заниматься вредными последствиями монополий, а не просто фактом их существования.

Система российского антимонопольного законодательства ос­нована, в первую очередь, на Конституции РФ. Основной закон государства в ст. 8 гарантирует единство экономического про­странства, поддержку конкуренции, свободу экономической дея­тельности. В России запрещается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкурен­цию, вводится запрет на установление юридических и фактиче­ских препятствий для осуществления добросовестной конкурен­ции (ст. 34, 55, 74 Конституции РФ).

Конкурентные отношения регулируются в зависимости от ви­да рынка. Так, деятельность на товарных рынках подчинена нор­мам Закона о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках, предоставление финансовых услуг — нормам Закона о защите конкуренции на рынке финан­совых услуг. Специфика естественной монополии в том, что госу­дарство изначально легализует отсутствие конкуренции на таком рынке, поэтому и в данном случае требуется специальное законо­дательство — это Федеральный закон от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях».

§ 3. Доминирующее положение
на товарных рынках

Доминирующее положение на товарном рынке — централь­ное понятие антимонопольного законодательства. Оно означает исключительное положение хозяйствующего субъекта на рынке товара, не имеющего заменителя, либо на рынке взаимозаменяе­мых товаров, дающее ему возможность влиять на общие условия обращения товара на соответствующем рынке или затруднять доступ на рынок другим предпринимателям[CCXXI].

Качественная характеристика доминирующего положения — это возможность хозяйствующего субъекта воздействовать на конкуренцию. Количественная характеристика означает соот­ношение двух экономических величин: доли, которую хозяйст­вующий субъект фактически занимает на рынке определенного товара, и норматива, установленного законом. Доля хозяйствую­щего субъекта на товарном рынке определяется по формуле:

Di = Vi / Vm,

Где Di — доля хозяйствующего субъекта; Vi — объем реали­зованной этим субъектом продукции на товарном рынке; Vm — общий объем реализации товара на этом рынке.

Товарный рынок — это сфера обращения товара, не имеюще­го заменителей либо взаимозаменяемых товаров на территории РФ или ее части, определяемой исходя из экономической воз­можности покупателя приобрести товар на соответствующей тер­ритории и отсутствия этой возможности за ее пределами.

Для того чтобы говорить о доминировании данного хозяйст­вующего субъекта, антимонопольному органу необходимо, пре­жде всего, правильно определить продуктовые и географические границы товарного рынка. Классическим примером расшири­тельного толкования понятия рынка является судебный процесс против компании Du Pont (1956). Департамент юстиции возбудил дело по обвинению компании в монополизации рынка целлофана на основании того, что компания «захватила» 75% этого рынка. Суд согласился с аргументами адвокатов компании, что следует рассматривать рынок не целлофана, а оберточных материалов в целом. Поскольку на таком рынке доля компании составляла все­го лишь 20% от объема продаж, дело было прекращено.

Похожие ошибки допускаются и в российской практике. Так, в 2005 г. в Республике Марий Эл антимонопольному органу не удалось доказать факт доминирования компании «Татнефть» на рынке розничной реализации нефтепродуктов, так как он квали­фицировал автомобильный бензин и дизельное топливо как това­ры одной товарной группы и рассчитал доминирующее положе­ние нефтяной компании одновременно в отношении обоих видов нефтепродуктов. Оспаривая решение антимонопольного органа в арбитражном суде, адвокаты компании доказали, что перевод автомобиля с бензиновым двигателем на дизельное топливо тех­нически невозможен, следовательно, рынки этих видов топлива нужно рассматривать отдельно. Оказалось, что в отдельности на указанных товарных рынках компания «Татнефть» не домини­ровала.

Географические границы товарного рынка определяются в за­висимости от возможности потребителя приобрести товар или услугу на данной территории и отсутствия этой возможности за ее пределами. Например, в 2005 г. в отношении компании «Аст — раханьгазпром» антимонопольным органом было определено, что рынок розничной реализации бензина совпадает с администра­тивными границами Астраханской области, потому что для роз­ничного покупателя нецелесообразно заправлять свой автомо­биль за пределами области, так как эксплуатационные расходы и временные затраты являются экономически невыгодными.

В то же время рынок коммунальных услуг, а также услуг по техническому обслуживанию и ремонту жилого фонда, как пра­вило, определяется в географических границах районов и округов даже внутри одного муниципального образования[CCXXII].

Итак, после определения географических и продуктовых гра­ниц товарного рынка можно рассчитать количественные показа­тели положения хозяйствующего субъекта на рынке, в результате чего возможны три ситуации. Если доля хозяйствующего субъек­та на рынке данного товара не превышает 35%, его положение ни при каких условиях не может быть признано доминирующим. Это «неопровержимая презумпция». Если доля хозяйствующего субъекта на рынке превышает 65%, то его положение предпола­гается доминирующим, но он вправе доказывать обратное. Ины­ми словами, хозяйствующий субъект может настаивать на том, что даже при такой концентрации рынка он не определяет усло­вия обращения товаров и не мешает своим конкурентам. Нако­нец, если доля хозяйствующего субъекта находится в пределах от 35 до 65% рынка, то наличие у него доминирующего положения доказывается антимонопольным органом.

В американской судебной практике выработаны похожие кри­терии. Считается, что 90% создают монополию, 60% означают сомнительную монополию, а 33% рынка монополию создавать не могут. Для сравнения: в Эстонии порог доминирования составля­ет 40%, на Украине — 50%. Многие страны придерживаются принципа «совместного доминирования», или «сложной монопо­лии». Например, согласно ст. 4 Типового закона о конкуренции

ЮНКТАД (ООН, Женева, 2000 г.) доминирование на рынке — это не только положение одного предприятия, но и ситуация, когда рынок контролируют несколько предприятий, действую­щих совместно. Это высококонцентрированный рынок, именуе­мый «олигополия». Надо сказать, что Федеральной антимоно­польной службой разработан проект закона «О защите конкурен­ции», предусматривающий пороговое значение доминирования в размере 50% рынка и определение совместного доминирования в отношении не более чем трех хозяйствующих субъектов.

Федеральная антимонопольная служба ведет Реестр хозяйст­вующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара до­лю более 35 процентов[CCXXIII]. Однако включение хозяйствующего субъ­екта в этот Реестр не является необходимым условием для призна­ния его субъектом, доминирующим на рынке. Доминирующим следует считать такое положение хозяйствующего субъекта, когда он может действовать независимо от конкурентов и способен сдерживать конкуренцию на товарном рынке. Само по себе доми­нирование не нарушает антимонопольное законодательство. Уста­новление факта доминирования является основанием для система­тического наблюдения за деятельностью хозяйствующего субъекта с целью не допустить и пресечь злоупотребления исключительным положением на товарном рынке.

Иными словами, неправомерным является только злоупотреб­ление доминирующим положением, которое считается одним из видов монополистической деятельности. Злоупотреблением счи­тается изъятие товаров из обращения для создания или поддер­жания дефицита на рынке либо повышения цен; создание дис­криминационных условий доступа на товарный рынок, обмена, потребления, приобретения, производства, реализации товара; создание препятствий к доступу на рынок или выходу с рынка другим хозяйствующим субъектам; установление, поддержание монопольно высоких или низких цен; сокращение или прекраще­ние производства товаров, на которые имеются спрос или заказы потребителей, при наличии безубыточной возможности их про­изводства.

Злоупотреблением следует назвать и навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора. Так, в Красноярске завод по производству кваса включал во все договоры на его поставку условие о макси­мальном размере торговой наценки при реализации кваса в роз­ницу. Антимонопольный орган признал, что такое условие дого­воров ущемляет интересы других хозяйствующих субъектов. В Тюменской области компания «Уралсвязьинформ» занимала бо­лее 60% рынка услуг телефонной связи, т. е. доминировала на нем. В договоры со своими абонентами компания включала усло­вие о безакцептном списании денежных средств за оказанные услуги связи. Однако согласно ст. 854 ГК РФ списание денежных средств со счета без соответствующего распоряжения клиента допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или договором клиента с банком. Безакцептная оплата услуг связи законодательством не предусмотрена. Поэтому анти­монопольный орган квалифицировал такое поведение компании как злоупотребление доминирующим положением в виде навязы­вания абонентам невыгодных условий договора.

Таким злоупотреблением, помимо вышеизложенного, является и необоснованный отказ хозяйствующего субъекта от заключения договора с отдельными покупателями. Часто иски о необоснован­ном отказе заключить договор поставки газа предъявляются к ОАО «Газпром» и его дочерним обществам («Межрегионгаз», «Красно — даррегионгаз» и др.). Однако если доказана техническая невозмож­ность предоставления газа, например к моменту получения оферты договорная компания была завершена, баланс газа утвержден, весь добываемый газ распределен по покупателям, то хозяйствующий субъект не может быть привлечен к ответственности.

§ 4. Виды монополистической деятельности

Монополистическая деятельность — это противоречащие анти­монопольному законодательству действия (бездействие), направ­ленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции. Как уже говорилось, разновидностью монополистических действий является злоупотребление доминирующим положением. Помимо этого, существует монополистическая деятельность органов испол­нительной власти и местного самоуправления. Включение органов

Власти в круг субъектов монополистической деятельности — особенность российского законодательства. Чаще всего их моно­полистические действия выражаются в предоставлении льгот и преимуществ одним предпринимателям и в создании админист­ративных и прочих барьеров — другим.

Как известно, любые договоры, предусматривающие опера­ции со средствами государственного или местного бюджета, мо­гут заключаться только на торгах, проводимых в форме открыто­го конкурса. В этой связи антимонопольный орган вправе выно­сить предписания о расторжении договоров, заключенных ор­ганами власти на бесконкурсной основе. В то же время бывают случаи, когда решения властей необоснованно квалифицируются в качестве монополистических действий. Так, Администрация г. Ярославля издала правила, согласно которым всех предприни­мателей, торговавших на улице с лотков, обязывали оформлять паспорта объектов уличной торговли. Антимонопольный орган вынес решение против Администрации города. Арбитражный суд это решение отменил, указав, что данные правила не являются ад­министративным барьером для входа хозяйствующих субъектов на товарный рынок уличной торговли в розницу, так как установ­ленный порядок распространяется на всех хозяйствующих субъ­ектов в равной степени и не влияет на расстановку сил внутри товарного рынка.

Особым видом монополистических действий являются согла­шения и согласованные действия, ограничивающие конкуренцию, которые направлены на установление (поддержание) цен, скидок, надбавок; повышение (снижение), поддержание цен на аукционах и торгах; раздел рынка по территориальному принципу, объему продаж и закупок, ассортименту товаров; ограничение доступа на рынок другим хозяйствующим субъектам; отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями[CCXXIV].

В исключительных случаях такие соглашения могут быть признаны правомерными, если хозяйствующие субъекты докажут, что положительный эффект от их действий превысит неблагопри­ятные последствия. Хозяйствующие субъекты с долей на рынке определенного товара более 35%, намеревающиеся заключить подобные соглашения, обязаны обратиться в антимонопольный орган с заявлением о проверке соответствия соглашений требова­ниям антимонопольного законодательства. Полученное разреше­ние действительно в течение 2 лет. Если в этот срок соглашение не достигнуто, оно утрачивает силу.

В частности, в 2004 г. в проведении параллельной (согласован­ной) ценовой политики на рынке розничной реализации нефтепро­дуктов были обвинены компании «ЛУКОЙЛ-Югра» и «Роснефть- Ямалнефтепродукт». Соглашением, устраняющим конкуренцию на рынке коммунальных услуг, был признан договор о сотрудничест­ве, заключенный между РАО «ЕЭС России» и Администрацией г. Костромы, которые планировали совместно создать компанию «Российские коммунальные системы».

Соглашения, ограничивающие конкуренцию, не обязательно должны быть оформлены письменно, антимонопольный орган может доказать сам факт проведения хозяйствующими субъекта­ми согласованной экономической политики. Например, в 2005 г. антимонопольным органом были установлены согласованные действия компаний «Астраханьгазпром» и «ЛУКОЙЛ-Нижне — волжскнефтепродукт», совокупная доля которых на местном рынке бензина и дизельного топлива составляла 80%. Основу до­казательственной базы составили следующие факты: действия компаний совершены на одном товарном рынке (в Астраханской области), действия совершены одномоментно (в течение 2 дней) и имели одинаковую направленность синхронно повысить цены на одну и ту же величину.

§ 5. Недобросовестная конкуренция

Недобросовестная конкуренция на товарных рынках — это неправомерные действия хозяйствующих субъектов, направлен­ные на приобретение преимуществ в предпринимательской дея­тельности.

Можно выделить несколько основных форм недобросовестной конкуренции. Во-первых, это распространение сведений о конку­ренте и его продукции. Например, распространение ложных, не­точных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующего субъекту либо нанести ущерб его дело­вой репутации; ввести потребителей в заблуждение относительно характера, способа, места изготовления, потребительских свойств, качества, количества товара или его изготовителей. То же касается некорректного сравнения хозяйствующим субъектом производи­мых или реализуемых товаров с товарами конкурентов.

Во-вторых, недобросовестной конкуренцией является эконо­мический и промышленный шпионаж, т. е. получение, использо­вание, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную тайну и охраняемую законом тайну.

В-третьих, к недобросовестной конкуренции относятся неза­конное приобретение и использование прав на средства индиви­дуализации юридического лица, его продукции, выполняемых работ или оказываемых услуг. На практике чаще всего именно по этому основанию хозяйствующие субъекты привлекаются к от­ветственности за недобросовестную конкуренцию. Так, в течение нескольких последних лет одна из российских компаний торгова­ла водкой под названием «Русский стандарт Платинум». Другим хозяйствующим субъектом спустя какое-то время был зарегист­рирован товарный знак «Platinum» по 33-му классу Международ­ной классификации товаров и услуг «Алкогольная продукция». Правообладатель предъявил владельцу водки требование о заклю­чении лицензионного соглашения на использование товарного знака, по условиям которого размер лицензионных платежей в не­сколько раз превышал объемы продаж этого товара. Суд решил, что данное требование, хотя и верное по формальным критериям, следует считать недобросовестной конкуренцией[CCXXV].

К этой форме недобросовестной конкуренции относится так­же реализация товаров под названиями, сходными до степени смешения с зарегистрированными товарными знаками. В частно­сти, в одном из российских городов шла реклама и реализация пива под названием «Нововятское»; одновременно в этом же го­роде другой хозяйствующий субъект торговал пивом под назва­нием «Вятское», причем это название было зарегистрированным товарным знаком. Арбитражный суд решил, что реализация пива «Нововятское» является основанием для административной от­ветственности за недобросовестную конкуренцию независимо от того, приобрел ли нарушитель какие-либо экономические пре­имущества.

§ 6. Государственный антимонопольный контроль

Государственный антимонопольный контроль осуществляется Федеральной антимонопольной службой (ФАС России) в лице ее соответствующих территориальных управлений. Он может быть либо предварительным, когда хозяйствующий субъект должен направить в ФАС России ходатайство о даче согласия на совер­шение определенных действий, либо последующим, когда доста­точно направить уведомление в 45-дневный срок с момента со­вершения определенных действий. Уведомления принимаются и рассматриваются бесплатно, за рассмотрение ходатайств взима­ется государственная пошлина (подп. 69 п. 1 ст. 33333 НК РФ).

В любом случае нарушение требований антимонопольного контроля служит основанием для ликвидации созданных органи­заций или признания недействительными совершенных сделок в судебном порядке по иску антимонопольного органа[CCXXVI].

В соответствии со ст. 17 Закона о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках антимоно­польный контроль может осуществляться за созданием и некото­рыми формами реорганизации коммерческих и некоммерческих структур, а также за изменением состава участников некоммерче­ских организаций. Следует подчеркнуть, что среди некоммерче­ских организаций такому контролю подлежат только ассоциации (союзы) юридических лиц и некоммерческие партнерства, в состав которых входит не менее двух коммерческих организаций. Такой подход объясняется тем, что эти некоммерческие структуры объ­единяют коммерческие компании с целью координации их дейст­вий и оказания иного содействия в их предпринимательской дея­тельности, что может привести к ограничению конкуренции на рынке. Наше законодательство требует соблюдения последующе­го антимонопольного контроля в случаях создания, слияния, при­соединения и изменения состава участников ассоциаций (союзов) и некоммерческих партнерств.

В случае создания коммерческой организации путем ее учреж­дения, т. е. без какого-либо правопреемства, соблюдения разреши­тельного порядка не требуется. Однако если суммарная балансовая стоимость активов учредителей этой компании превышает 2 млн МРОТ (200 млн руб.)1, учредители (или один из них) обязаны направить в ФАС России соответствующее уведомление, т. е. соблюсти требования последующего антимонопольного конт­роля.

Наконец, если коммерческая организация создается в ре­зультате реорганизации в форме слияния или присоединения, то требуется предварительное разрешение ФАС России, если сум­марная балансовая стоимость активов ее учредителей превыша­ет 30 млн МРОТ (3 млрд руб.). Если же суммарная балансовая стоимость активов учредителей превышает только 2 млн МРОТ, учредителям достаточно направить в ФАС России соответст­вующее уведомление.

В соответствии со ст. 18 Закона о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках антимо­нопольного контроля требуют некоторые сделки и действия хо­зяйствующих субъектов. В первую очередь, сделки по приобре­тению акций (долей), предоставляющих право распоряжаться более 20% голосов данного хозяйствующего субъекта[CCXXVII] [CCXXVIII]. Во-вто­рых, контролю подлежат сделки, связанные с получением в соб­ственность, пользование или владение основных производствен­ных средств или нематериальных активов, если балансовая стои­мость предмета сделки превышает 10% балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов продавца. В-третьих, контролю подлежат сделки, направленные на приобретение прав, позволяющих определять условия ведения хозяйствующим субъектом его предпринимательской деятельно­сти либо осуществлять функции его исполнительного органа. Такой сделкой можно считать договор хозяйственного общества с управляющей компанией, которая заменяет его исполнительный орган[CCXXIX].

Основанием для предварительного антимонопольного кон­троля за перечисленными сделками служит хотя бы одно из сле­дующих условий:

А) суммарная стоимость активов сторон сделки превышает 30 млн МРОТ (3 млрд руб.);

Б) один из участников сделки внесен в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 процентов;

В) приобретателем акций или имущества является группа лиц, контролирующая деятельность данного хозяйствующего субъекта.

Последующий контроль проводится, если суммарная стои­мость активов участников сделки превышает 2 млн МРОТ.

Отдельная форма последующего контроля — уведомление ан­тимонопольного органа об избрании физических лиц в исполни­тельные органы и советы директоров хозяйствующих субъектов. Такое уведомление должно направляться в ФАС при наличии од­ного из следующих обстоятельств:

А) хозяйствующие субъекты имеют суммарную балансовую стоимость активов свыше 2 млн МРОТ;

Б) они внесены в соответствующий Реестр ФАС России.

В соответствии со ст. 18 Закона о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках еще од­ним необычным видом государственного антимонопольного контроля является принудительное разделение (выделение) ком­мерческих организаций, а также некоммерческих, если они за­нимаются предпринимательской деятельностью. Подобная при­нудительная реорганизация возможна в случае систематическо­го осуществления монополистической деятельности, т. е. если в течение 3 лет было выявлено более двух фактов совершения монополистических действий.

Принудительное разделение (выделение) допускается при: на­личии: возможности организационного и территориального обо­собления структурных подразделений; отсутствии между ними тесной технологической связи; наличии у реорганизованных юри­дических лиц возможности самостоятельно работать на рынке определенного товара.

Помимо этого, допускается принудительная ликвидация в судебном порядке по иску антимонопольного органа, если ор­ганизация координирует предпринимательскую деятельность коммерческих структур, что ограничивает или может ограни­чить конкуренцию, либо если в результате создания организа­ции был нарушен порядок государственного антимонопольного контроля.

§ 7. Хозяйствующие субъекты на рынке
финансовых услуг

Законодательство о конкуренции на товарных рынках появи­лось в нашей стране почти одновременно с началом рыночных реформ, а Федеральный закон от 23 июня 1999 г. № 117-ФЗ «О за­щите конкуренции на рынке финансовых услуг» вступил в силу только в конце 1999 г. К этому моменту монополизация финансо­вых рынков значительно усилилась и на многих из них постепенно сложилась олигополия. Олигополия, напомним, характеризует­ся тем, что покупателей на рынке обслуживает небольшое число хозяйствующих субъектов и каждый из них может воздейство­вать на рыночную цену, получать за счет этого более высокие прибыли и ущемлять интересы других участников рыночных отношений.

Типичным примером усиления монополистических тенденций в финансовой сфере является банковский сектор. На долю несколь­ких крупнейших банков приходится более половины суммарной стоимости активов. Сберегательному банку РФ, в котором госу­дарство имеет значительный пакет акций, принадлежит свыше 80% рынка вкладов населения. Аналогичные тенденции наблюдаются на страховых рынках. По этой причине антимонопольное регули­рование в финансовой сфере крайне необходимо.

Закон о защите конкуренции на рынке финансовых услуг Распространяется на весь этот рынок. Финансовой услугой признается деятельность по привлечению и использованию денежных средств физических и юридических лиц. Однако не все подобные услуги подлежат антимонопольному регулирова — нию[CCXXX]. К контролируемым финансовым услугам относятся все виды банковских операций и сделок, страховые услуги, управ­ление ценными бумагами и денежными средствами1, негосу­дарственное пенсионное обеспечение, приобретение имущест­ва и передача его в аренду юридическим и физическим лицам (лизинг).

Вряд ли можно относить к финансовым услуги по продаже валюты, включая проведение валютных торгов. Здесь целесооб­разно воспользоваться критерием определения денежного обяза­тельства, поскольку денежными (и, соответственно, финансовы­ми) не считаются обязательства, в которых валюта исполняет роль товара[CCXXXI] [CCXXXII]. Следует также подчеркнуть, что к финансовым ус­лугам не относится аудиторская деятельность, поскольку аудито­ры лишь устанавливают достоверность финансовых операций.

Хозяйствующими субъектами на финансовых рынках при­знаются юридические лица, осуществляющие на основе лицензии банковские операции, предоставляющие услуги на рынке ценных бумаг, услуги по страхованию; негосударственные пенсионные фонды, их управляющие компании; управляющие компании пае­вых инвестиционных фондов; лизинговые компании; кредитный потребительский союз[CCXXXIII].

Таким образом, хозяйствующими субъектами на финансовых рынках являются организации, обладающие специальной право­способностью, зачастую осложненной необходимостью получе­ния лицензии. Например, кредитные организации не вправе за­ниматься производственной, торговой и страховой деятельно­стью. Страховщики, напротив, не могут осуществлять банковские операции. Следует обратить внимание, что индивидуальные предприниматели не допускаются на рынок финансовых услуг в качестве хозяйствующих субъектов.

§ 8. Особенности доминирования
на финансовых рынках

Доминирующее положение финансовой организации — это такой объем оказываемых ею финансовых услуг, который дает возможность решающим образом влиять на общие условия пре­доставления финансовых услуг на данном рынке или затруднять доступ на него другим организациям. Такова качественная харак­теристика доминирования.

Доминирующее положение финансовой организации оцени­вается с учетом продуктовых (определяется вид финансовой ус­луги) и географических границ рынка. В данном случае критери­ем является место предоставления финансовой услуги потребите­лям. Согласно Методике определения оборота и границ рынка финансовых услуг финансовых организаций[CCXXXIV] место предоставле­ния финансовой услуги — это место нахождения финансовой организации, указанное при регистрации в налоговом органе этой организации или ее филиалов. В соответствии со ст. 83 НК РФ Речь идет о постановке на учет в налоговых органах, которая, в свою очередь, проводится по месту нахождения организации, ее обособленных подразделений. Согласно ст. 11 НК РФ место на­хождения организации — это место ее государственной регист­рации; в то же время Закон о государственной регистрации юри­дических лиц и индивидуальных предпринимателей считает ме­стом регистрации юридического лица место нахождения его постоянно действующего исполнительного органа.

Таким образом, при определении географических границ фи­нансового рынка во внимание принимается формальный крите­рий, а не экономическая характеристика, которая используется при определении границ товарного рынка. Исключением из этого правила является установление места оказания услуг на рынке ценных бумаг, которое определяется по месту заключения дого­вора управляющего с клиентом.

При установлении нормативов доминирования законодатель­ство различает региональный рынок финансовой услуги, который соответствует территории субъекта РФ, и федеральный рынок фи­нансовой услуги, который соответствует территории Российской

Федерации в целом. На федеральном рынке для всех финансовых организаций установлен единый норматив доминирования в раз­мере 10%. На региональных рынках нормативы доминирования немного различаются по видам деятельности финансовых орга­низаций. Так, для негосударственных пенсионных фондов, стра­ховых, лизинговых организаций и управляющих ценными бума­гами этот норматив составляет 25%. Для кредитных организаций норматив доминирования установлен на уровне 20%.

Существует ряд особых условий для установления доминиро­вания на федеральном финансовом рынке. Так, для негосударст­венного пенсионного фонда норматив доминирования на федераль­ном рынке определяется при условии, что фонд осуществляет свою деятельность более чем в двух субъектах РФ. При этом количест­венная характеристика доминирования — это объем сформирован­ного пенсионного резерва1.

Для страховой организации норматив доминирования на фе­деральном рынке определяется при условии, что страховщик имеет не менее двух дочерних или зависимых обществ, располо­женных в разных субъектах РФ, либо сам страховщик осуществ­ляет деятельность более чем в двух субъектах РФ; количествен­ной характеристикой доминирования является объем собранной страховой премии[CCXXXV] [CCXXXVI].

Для лизинговой организации норматив доминирования на фе­деральном рынке определяется при условии, что она осуществля­ет деятельность не менее чем в двух субъектах РФ. Количествен­ной характеристикой оборота лизинговых услуг является общая стоимость всех действующих договоров лизинга за вычетом ли­зинговых платежей[CCXXXVII].

Для управляющих ценными бумагами норматив доминирова­ния на федеральном рынке определяется, если управляющий осуществляет деятельность не менее чем в двух субъектах РФ. Количественной характеристикой оборота услуг по доверитель­ному управлению ценными бумагами выступает общая стоимость имущества, находящегося в доверительном управлении, которая определяется на основании данных бухгалтерского учета1. Для кредитных организаций специальных условий определения нор­мативов доминирования на федеральном финансовом рынке не предусмотрено[CCXXXVIII] [CCXXXIX].

Как и на товарных рынках, установление факта доминирова­ния финансовой организации необходимо для проведения анти­монопольного контроля за злоупотреблениями, а также за кон­центрацией капитала на финансовых рынках.

§ 9. Государственный контроль за концентрацией
капитала на рынке финансовых услуг

Особым случаем антимонопольного контроля на финансовых рынках является контроль за концентрацией капитала. Он может быть предварительным, когда финансовая организация (или ее учредители) обязана запросить согласие ФАС России на совер­шение определенных действий, или последующим, когда доста­точно направить в ФАС России уведомление в 30-дневный срок с момента совершения определенных действий.

В соответствии со ст. 16 Закона о защите конкуренции на рынке финансовых услуг государственному контролю подлежат, в первую очередь, сделки по приобретению более 20% акций (до­лей) в уставном капитале финансовой организации. Во-вторых, сделки по уступке прав требования более 10% активов финан­совой организации. В-третьих, сделки по приобретению прав, позволяющих определять условия осуществления деятельности финансовой организации или осуществлять функции ее испол­нительного органа. К таким сделкам можно отнести договоры доверительного управления, соглашения о совместной деятель­ности, договоры с управляющими компаниями и ряд других. Наконец, в-четвертых, подлежит контролю создание, слияние, присоединение, а также изменение уставного капитала финансо­вой организации.

Виды контроля за концентрацией капитала различаются в зависимости от порогового размера уставного капитала финан­совой организации. К примеру, для кредитной организации это 160 млн руб. Следовательно, если уставный капитал банка боль­ше этой величины, вышеперечисленные действия требуют направления в ФАС России предварительного ходатайства; если же он меньше, то достаточно уведомить ФАС России по факту уже совершенных действий. Для страховщиков пороговый размер уставного капитала равен 10 млн руб., для всех остальных финан­совых организаций он составляет 5 млн руб.

§ 10. Понятие естественной монополии

«Естественная монополия» означает особое состояние товар­ного рынка, при котором удовлетворение спроса потребителей эффективнее в отсутствие конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства), а товары, производимые субъектами есте­ственной монополии, не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи с чем спрос на товары, производимые субъектами естественных монополий, в меньшей степени зависит от изменения цены на данный товар, чем спрос на другие виды товаров.

Из этого определения видно, что естественная монополия

Представляет собой в большей степени экономическую, нежели юридическую категорию. Естественной монополии присущ «эф­фект масштаба», который выражается в существенном снижении издержек в расчете на единицу продукции по мере увеличения объемов ее производства. Нецелесообразно, скажем, иметь сеть параллельных газопроводов, принадлежащих конкурирующим хозяйствующим субъектам, поскольку затраты на их строитель­ство и дальнейшую эксплуатацию настолько велики, что в усло­виях конкурентной борьбы будут расти издержки и, соответст­венно, цены на услуги по транспортировке газа. Такая ситуация не отвечает интересам и хозяйствующих субъектов, и потребите­лей оказываемых ими услуг.

«Естественная монополия» характеризуется также неэластич­ным спросом. В обычных экономических отношениях при суще­ственном возрастании цены на товар или услугу спрос потреби­телей резко снижается. В условиях же естественной монополии спрос «неэластичен», т. е. практически не зависит от увеличения цены. «Неэластичный» спрос можно проиллюстрировать на сле­дующем примере. При существенном росте цены на сливочное масло потребители могут использовать заменители этого това­ра — маргарин, масло растительное, что приведет к резкому па­дению спроса на сливочное масло. При значительном повышении цены на электроэнергию потребители не могут резко уменьшить объем ее потребления, потому что электроэнергия является, по сути, безальтернативным источником энергии.

Для некоторых сфер естественных монополий характерен также сетевой характер организации рынка. Он означает, что мо­нополизирована не вся соответствующая отрасль экономики, а лишь ее передающие «сети». Например, в газовой отрасли естест­венной монополией является только транспортировка газа по трубопроводам, но не добыча, переработка, хранение или реали­зация. В электроэнергетике естественной монополией также счи­тается не производство и продажа электроэнергии, а лишь ее пе­редача по сетям и оперативно-диспетчерское управление.

Субъектами естественной монополии (или естественными мо­нополистами) являются юридические лица, занятые производст­вом или реализацией товаров (услуг) в условиях естественной монополии. Главным критерием для признания организации есте­ственным монополистом считается именно осуществление дея­тельности в условиях естественной монополии. Для этого необяза­тельно быть собственником «сетей» (линий электропередач, тру­бопроводов и т. п.). Законодательство не содержит и специальных требований относительно организационно-правовых форм субъек­тов естественных монополий. В Указе Президента РФ от 28 февра­ля 1995 г. № 220 «О некоторых мерах по государственному регу­лированию естественных монополий в Российской Федерации» в качестве субъектов государственного регулирования называются коммерческие и некоммерческие организации. Следовательно, можно сделать вывод, что естественными монополистами могут быть любые юридические лица.

В законодательстве о естественных монополиях широко ис­пользуется термин «потребители». К ним относятся любые юриди­ческие и физические лица, в том числе индивидуальные предпри­ниматели, приобретающие товары (услуги), производимые (реа­лизуемые) субъектами естественных монополий. Нужно учесть, что понятие «потребитель» здесь используется в широком смыс­ле; оно не совпадает с трактовкой, установленной в гражданском законодательстве, в частности в Законе о защите прав потреби­телей.

Деятельность естественных монополистов контролируется од­новременно несколькими органами власти. Так, Федеральная служ­ба по тарифам (ФСТ) устанавливает порядок ценообразования на товары и услуги монополистов, Федеральная антимонопольная служба контролирует соблюдение монополистами законодательст­ва на предмет злоупотреблений. Принятие нормативных актов от­несено к компетенции Министерства экономического развития и торговли РФ. Государственный контроль в этой сфере направлен на достижение баланса интересов потребителей и субъектов есте­ственных монополий, обеспечение доступности реализуемых ими товаров для потребителей и эффективное функционирование самих монополистов.

§ 11. Сферы деятельности субъектов
естественных монополий

Сами по себе сферы естественных монополий являются дос­таточно «подвижными». Иными словами, по основным характе­ристикам естественной монополией можно назвать многие отрас­ли экономики, однако формально эти сферы определяются только на уровне закона. В соответствии со ст. 4 Федерального закона «О естественных монополиях» на сегодняшний день в нашей стране легализованы семь рынков естественной монополии.

1. Естественной монополией являются железнодорожные пе­ревозки. В сфере железнодорожного транспорта полностью от­сутствует внутриотраслевая конкуренция, что обусловлено осо­бой организационной структурой. Параллельные железнодорож­ные линии контролируются одной и той же железной дорогой, грузовые и пассажирские перевозки дальнего следования, как правило, выполняет один и тот же оператор. Железнодорожные перевозки состоят из большого количества различных услуг, ко­торые подлежат самостоятельному регулированию (плата за пе­ревозки пассажиров в дальнем следовании, сборы и плата за до­полнительные работы (услуги), связанные с перевозкой грузов, и проч.).

2. К естественной монополии относятся услуги транспортных терминалов, портов и аэропортов. Услуги транспортных термина­лов включают производственные операции по приемке, перемеще­нию и сдаче грузов, которые неразрывно связаны с обслуживанием перевозчика. Услуги портов и аэропортов — производственные операции по обработке грузов, обслуживанию пассажиров, мор­ских и речных судов, самолетов. При наличии довольно большого числа хозяйствующих субъектов, оказывающих услуги морских и речных портов, развитой конкуренции в этой отрасли не имеется. Порты, выделившиеся из государственных пароходств, занимают локальное доминирующее положение на рынке портовых услуг, обладают монопольным правом на портовые механизмы, устройст­ва, территорию, выступают в качестве единственного арендатора государственного имущества. В частности, на рынке портовых ус­луг субъектами естественной монополии являются Азовский мор­ской порт, Московский западный порт, Хабаровский речной порт.

Сложность регулирования услуг аэропортов предопределена общими проблемами гражданской авиации (уменьшение пасса­жирооборота, критическое состояние материально-технической базы). Рост цен на аэропортовые услуги (аэронавигационное об­служивание воздушных судов, обслуживание пассажиров в аэро­портах, обеспечение авиационной безопасности в зоне аэропорта и др.) значительно отстает от роста авиационных тарифов и не является определяющим фактором роста стоимости авиабилетов. Основное влияние на тарифы оказывают стоимость авиационного топлива, цены на техническое обслуживание и ремонт. Государ­ственное ценовое регулирование услуг аэропортов необходимо для того, чтобы довести уровень аэропортовых сборов и тарифов до уровня экономически обоснованной себестоимости этих услуг. Это позволит сократить перекрестное субсидирование пассажир­ских перевозок за счет грузовых.

3. Естественную монополию составляют услуги общедоступ­ной электрической и почтовой связи[CCXL], т. е. внутренняя письменная корреспонденция, внутренние телеграммы, предоставление ме­стного и междугородного телефонного соединения фиксиро­ванным абонентам, распространение и трансляция общероссий­ских телерадиопрограмм, предоставление доступа к телефонной сети.

4. В нефтяной отрасли естественной монополией является транспортировка нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам[CCXLI]. Нефтепроводы подразделяются на магистраль­ные и промысловые. Магистральный нефтепровод (или «главная труба») предназначен для транспортировки нефти из районов добычи или хранения до мест потребления, т. е. до нефтеперера­батывающего завода, перевалочной нефтебазы, пункта налива. Магистральные и промысловые нефтепроводы различаются и по техническим показателям (величина рабочего давления в трубо­проводе, его протяженность, наличие головных и промежуточных насосных станций и проч.). Однако законодательного разграни­чения между этими трубопроводами пока нет. С одной стороны, для их различия можно применять СНИПы и ГОСТы, в соответ­ствии с которыми трубопроводы строились. Хотя зачастую неф­тепроводы, построенные как промысловые, со временем реконст­руируются и подпадают под все технические характеристики магистральных. С другой стороны, в некоторых регионах суще­ствует только один нефтепровод и, даже если он является промы­словым, деятельность его владельца, очевидно, можно признать естественной монополией.

Уже в течение нескольких лет в Государственной Думе РФ рассматривается проект закона «О магистральном трубопровод­ном транспорте». Предполагается, что его действие будет распро­страняться не только на нефтепроводы, но и на газопроводы, а также на трубопроводы, предназначенные для транспортировки других углеводородов (нефтяного попутного газа, газового кон­денсата, газообразных углеводородов). В законопроекте преду­смотрено, что магистральные трубопроводы являются стратеги­ческими объектами федерального значения. Магистральный тру­бопровод рассматривается как единый комплекс сооружений, поэтому право собственности на него не разделяется по отдель­ным объектам. Предусмотрены некоторые ограничения в пользо­вании магистральными трубами, в частности стандартизация оборудования, лицензирование деятельности операторов, кото­рые оказывают услуги по транспортировке углеводородов. Одна­ко основной недостаток законопроекта в том, что отличительные черты магистрального трубопровода в нем не определены.

Транспортировка нефти и нефтепродуктов состоит из не­скольких технологически неотделимых процессов, для каждого из которых устанавливаются свои тарифы (прием, перевалка, слив нефти в трубопроводную систему в начале маршрута, сдача, налив и перевалка нефти в конце маршрута).

5. В газовой промышленности к естественной монополии от­носится транспортировка газа как по магистральным, так и по распределительным трубопроводам1. Магистральные газопрово­ды входят в газотранспортную систему компании «Газпром» и предназначены для транспортировки газа от места добычи до газораспределительных сетей. В нашей стране практически весь газ добывается на севере Западной Сибири, а большинство ос­новных потребителей расположены в европейской части. Поэто­му трубопроводный транспорт является единственным экономи­чески оправданным способом доставки природного газа. Субъек­ты естественной монополии в этой сфере — газотранспортные организации, эксплуатирующие магистральные трубы, и газорас­пределительные организации, владеющие распределительными сетями. В настоящее время государством устанавливаются тари­фы на перемещение и передачу газа по магистральным газопро­водам на территории России[CCXLII] [CCXLIII].

6. Естественной монополией являются услуги по передаче электрической и тепловой энергии[CCXLIV], которые представляют собой комплекс организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электрической и тепловой энергии через технические устройства сетей в соответствии с технически­ми регламентами. Эти услуги оказываются посредством совокуп­ности электрических и тепловых сетей, устройств преобразования энергии, средств по технологическому управлению режимами подачи энергии и проч. Субъектами естественной монополии в данной сфере являются организации, оказывающие услуги по пе­редаче энергии. За услуги по передаче электрической энергии (мощности) по сетям субъектов естественной монополии устанав­ливаются предельные размеры платы, а также фиксированные уровни цен.

7. Сферой деятельности естественных монополистов являются и услуги по оперативно- диспетчерскому управлению в электро — энергетике[CCXLV]. Они представляют собой комплекс мер по централи­зованному управлению технологическими режимами работы тех­нических устройств электростанций, электрических сетей и энергопринимающего оборудования потребителей электриче­ской энергии с управляемой нагрузкой, осуществляемых в целях обеспечения надежного энергоснабжения и качества электриче­ской энергии, соответствующих техническим регламентам и иным обязательным требованиям. Субъектами оперативно­диспетчерского управления являются системный оператор Еди­ной энергетической системы России (ОАО «Системный опера­тор — Центральное диспетчерское управление Единой энергети­ческой системы») и другие субъекты, уполномоченные на выда­чу оперативных диспетчерских команд и распоряжений.

§ 12. Государственное регулирование деятельности
субъектов естественных монополий

Государственное регулирование деятельности естественных монополистов носит комплексный характер и осуществляется раз­личными методами и способами, прежде всего, путем установле­ния тарифов на их услуги. Эти тарифы устанавливаются (изме­няются) с целью достижения баланса интересов потребителей и субъектов естественных монополий, а также учета социальных факторов. Согласно ст. 424 ГК РФ цены являются свободными, они определяются соглашением сторон соответствующего дого­вора; регулируемые государством цены (тарифы, расценки, став­ки) могут применяться только в установленных законом случаях. К этим случаям и относится деятельность естественных монопо­листов. Единая политика цен на услуги субъектов естественных монополий остается прерогативой Правительства РФ1, исключи­тельное право на установление тарифов и (или) их предельного уровня имеет Федеральная служба по тарифам.

Тарифы устанавливаются исходя из обоснованности затрат естественных монополистов на производство товаров (оказание услуг). При этом учитываются издержки реализации услуг, на­логи, потребность в инвестициях, стоимость основных произ­водственных средств, доходность деятельности естественного монополиста. Важно подчеркнуть, что тарифы устанавливаются индивидуально для каждого субъекта, а не для определенного вида деятельности. Плата за регулируемые услуги монополи­стов (например, за технологическое присоединение к электри­ческим сетям) не может быть установлена ни единолично самим субъектом, ни по соглашению с контрагентом, даже если соот­ветствующий вид тарифа государством не утвержден[CCXLVI] [CCXLVII]. Завыше­ние или занижение регулируемых государством цен (тарифов, ставок и т. п.) является нарушением порядка ценообразования и влечет административную ответственность на основании ст. 14.6 КоАП РФ[CCXLVIII].

Особым способом государственного воздействия на естест­венных монополистов являются определение потребителей, под­лежащих обязательному обслуживанию, и (или) установление минимального уровня их обеспечения, если их потребности не­возможно удовлетворить в полном объеме. «Неэластичные» цены на товары (услуги) субъектов естественных монополий позволя­ют последним выборочно удовлетворять запросы потребителей, поэтому здесь необходимо государственное вмешательство1. Зако­нодательством установлено только одно основание, по которому монополист вправе отказаться от заключения соответствующего договора, — отсутствие у лица договора с системным оператором на оказание услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике.

При разрешении споров по искам потребителей о понуждении коммерческой организации к заключению публичного договора считается, что бремя доказывания отсутствия возможности пере­дать потребителю товары, выполнить соответствующие работы, оказать услуги возложено на коммерческую организацию[CCXLIX] [CCL]. По аналогии это правило должно применяться и к договорам, заклю­чаемым субъектами естественных монополий. Хотя монополисту крайне сложно доказать отсутствие технической возможности предоставления соответствующей услуги, такие прецеденты в судебно-арбитражной практике есть. Так, от ответственности за отказ заключить договор по данному основанию была освобож­дена компания «Ивановорегионгаз»[CCLI]. Именно для подобных си­туаций законодательство предусматривает нетарифное регулиро­вание. Однако на практике данный метод регулирования пока не применялся.

За действиями, которые могут сдерживать экономически оп­равданный переход товарного рынка из состояния естественной монополии в состояние конкурентного рынка, осуществляется спе­циальный государственный контроль. Предварительному контро­лю, требующему ходатайства в ФАС России, подлежат сделки, в результате которых субъект естественной монополии приобретает право собственности (или пользования) на основные средства, не предназначенные для производства (реализации) товаров, в отно­шении которых применяется регулирование, если их балансовая стоимость больше 10% собственного капитала естественного монополиста по последнему утвержденному балансу.

Кроме этого, предварительному контролю подлежат инвести­ции субъекта естественной монополии в производство (реализа­цию) товаров, в отношении которых не применяется регулиро­вание, если такие инвестиции превышают 10% собственного капитала субъекта естественной монополии. Наконец, ФАС России дает согласие на продажу, аренду и другие сделки, если хозяйствующий субъект приобретает право собственности (вла­дения, пользования) частью основных средств субъекта естест­венной монополии, предназначенных для производства (реали­зации) товаров, в отношении которых применяется регулирова­ние, а их стоимость превышает 10% собственного капитала субъекта естественной монополии.

Справедливости ради следует сказать, что перечисленные сделки государством фактически не контролируются. Объясняет­ся это тем, что почти все естественные монополисты обладают настолько крупными активами, что даже значительные капитало­вложения или расходы, как правило, не превышают 10% стоимо­сти этих активов.

Последующий государственный контроль в форме направле­ния в ФАС России уведомления в течение 30 дней осуществляет­ся за сделками, в результате которых лицо приобретает более 10% голосующих акций (долей) в уставном капитале субъекта естественной монополии, в том числе по договорам поручения, доверительного управления, залога. Этот вид контроля установ­лен также в отношении сделок, по которым субъект естественной монополии приобретает более 10% голосов в уставном капитале другого хозяйствующего субъекта.

Особый способ государственного воздействия в данной сфе­ре — ведение Реестра субъектов естественных монополий, в от­ношении которых осуществляются государственное регулирова­ние и контроль[CCLII]. Любое государственное воздействие возможно только после включения организации в соответствующий раздел Реестра, этим он отличается от Реестра хозяйствующих субъек­тов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 про­центов.

В заключение данной темы следует сказать, что самой рас­пространенной мерой ответственности за нарушение антимоно­польного законодательства являются административные штрафы, размер которых для юридических лиц может доходить до 5 тыс. МРОТ (ст. 19.5, 19.8 КоАП РФ). В редких случаях в качестве ме­ры ответственности используется перечисление прибыли, полу­ченной хозяйствующим субъектом в результате неправомерных действий, в доход федерального бюджета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *