СКИФСКИЙ МИР

Когда-то давным-давно, начиная со второй половины VIII — нача­ла VII в. до н. э., НА неоБъятных ПРОСТОРАХ СТЕПНОЙ и ЛЕСОСТЕПНОЙ зон ЕврАзии от ПричЕрноморья до САяно-АлтАя кочЕвАли зАгАдочныЕ нАроды. АнтичныЕ ПиСАтЕли и иСто­рики нАзывАли их «СкифАми».

Но ужЕ САми дрЕвниЕ Авторы вклА­дывАли в это ПонятиЕ рАзныЕ знА­чЕния. Под «СкифАми» ПонимАлиСь и ПлЕмЕнА, жившиЕ только в рАйонЕ СЕвЕрного ПричЕрноморья, и ПрочиЕ нАроды, оБитАвшиЕ нА доСтАточно

УдАлённых друг от другА тЕрритори­ях. ПозднЕЕ тЕрмин «Скифы» нЕрЕдко ПримЕнялСя По отношЕнию ко вСЕм нАродАм, нАСЕлявшим ЕврАзийСкиЕ СтЕПи, Будь то кочЕвыЕ ПлЕмЕнА или нАши ПрЕдки СлАвянЕ. ДАжЕ РуССкоЕ гоСудАрСтво в нЕкоторых СрЕднЕ­вЕковых СочинЕниях имЕновАлоСь

СкифиЕй.

Шли СтолЕтия. ДолгоЕ врЕмя Скифы оСтАвАлиСь зАгАдкой. Ещё в нА­чАлЕ XX в. этот оБрАз оСтАвАлСя овЕ­янным лЕгЕндАми и Служил БлАгодАт­ной Почвой для Поэтов, ПиСАтЕлЕй, художников. ВСЕм хорошо извЕСт­ны знАмЕнитыЕ Строки АлЕкСАндрА БлокА: «ДА, Скифы — мы! ДА, АзиА­ты — мы! С рАСкоСыми и жАдными

ОчАми!..».

Но кАков Был нАСтоящий оБлик Скифов, откудА они Пришли и кудА исчезли в волнах

ОкончАтЕльног нА вСЕ воПроСы С Ской иСтории нЕт, и вряд ли можно их Получить. Но многоЕ Позволи­лА узнАть АрхЕо­логия, открыв удивитЕльный СкифСких кургАно оБрАзцы вЕлико­лЕПного нЕПовто­римого иСкуССт­вА, грАндиозных ПогрЕБАльных СооружЕний.

ДрЕвноСти Ски­фов СтАли извЕСт­ны нАукЕ ужЕ в XVIII в. Но нАучнАя БАзА СкифСкой АрхЕологии БылА СоздАнА в XX в. уСилиями многих учёных. БлАгодАря АрхЕологии По — новому зАзвучАли и СкудныЕ Строки Античных СочинЕний о СкифАх.

В СоврЕмЕнной нАукЕ Принято кАк узкоЕ, тАк и рАСширЕнноЕ тол­ковАниЕ Понятия «Скифы». В ПЕрвом СлучАЕ «Скифы» — это нАзвАниЕ толь­ко одного нАродА СтЕПЕй СЕвЕрного ПричЕрноморья мЕжду ДунАЕм и До­ном. ТогдА других ПрЕдСтАвитЕлЕй рАзличных культур, родСтвЕнных СкифАм, нАзывАют нАродАми Скиф­Ского мирА. Это САвромАты, жив­шиЕ к воСтоку от ПричЕрноморСких Скифов, САки в СтЕПях КАзАхСтАнА и СрЕднЕй Азии, мЕоты в ПрикуБА­ньЕ и иныЕ, имЕнА которых иСтория нЕ СохрАнилА.

Во втором СлучАЕ ими нАзывАют вСЕ нАроды, жившиЕ нА оБширной тЕрритории, но имЕвшиЕ когдА-то оБщЕЕ ПроиСхождЕниЕ и оБлАдАвшиЕ Близкими чЕртАми хозяйСтвЕнного уклАдА, культуры. БлизоСть культуры вырАжАЕтСя в нЕкоторых чЕртАх По­вСЕднЕвной жизни, оБрядов и миро­воззрЕния. В АрхЕологии вСЕ эти чЕрты оБъЕдинЕны в тАк нАзывАЕмой «Скиф­Ской триАдЕ». В нЕё включАют ору­жиЕ (БронзовыЕ нАконЕчники СтрЕл, жЕлЕзныЕ кинжАлы и мЕчи, БоЕвыЕ тоПоры), конСкоЕ СнАряжЕниЕ (СвоЕ­оБрАзнАя уздА) и ПрЕдмЕты иСкуССтвА СкифСкого звЕриного Стиля. ОчЕнь ПЫ этих ПрЕДМЕ — ко рАСПроСтрА — культурАх нАро — Елявших СтЕПь Пь ЕврАзии Со ины VIII в. до н. э. ков новой эры. и круПицы знА — ткрывАют ПЕрЕд нАми мир, нА ПротяжЕнии многих вЕков

СохрАнявший Свою САмоБыт­ноСть и оСтА­вивший в лЕто — иСи мировой

ИвилизАции Свою

СтрАницу.

СКИФЫ:

КТО ОНИ И ОТКУДА?

Происхождение скифских культур и их дальнейшая судьба крайне зага­дочны. Причина этого — отсутствие у народов скифского мира собствен­ной письменности и противоречи­вые данные о скифах в рассказах иных народов.

Изучая древние тексты, в которых античные и восточные историки упоминают имена скифских вождей, некоторые скифские слова, учёные всё же могут кое-что понять о про­исхождении скифов. Они говорили на языке иранской группы индоев­ропейской языковой семьи, а другие народы скифского мира имели похо­жие языки.

Но откуда и когда пришли пред­ставители скифской культуры В ЕВРОПЕЙСКИЕ СТЕПИ, ГДЕ C НИ­ми и познакомились древние грЕки, оставившиЕ самыЕ пол­ныЕ описания этого народа? До приходА сюда скифских ПЛЕМЁН ЗДЕСЬ ЖИЛИ НАрОДЫ,

ТАКЖЕ ГОВОРИВШИЕ НА ИрАНСКИХ ЯЗЫ­КАХ. Самыми известными из них Были КИММЕРИЙЦЫ. История КИММЕ­РИЙЦЕВ ТАКЖЕ ПОЛНА ТАЙН. На СЕГОД­НЯШНИЙ ДЕНЬ ТОЧНО НЕ УСТАНОВЛЕ­НО, КТО ТАКИЕ КИММЕРИЙЦЫ. ОДНИ ИССЛЕДОВАТЕЛИ СЧИТАЮТ, ЧТО КИМ­МЕрИЙЦЫ — ЭТО РОДСТВЕННЫЕ СКИ-

ФАМ КОЧЕВыЕ НАрОДы, сущЕсТВОВАВ­ШИЕ С НИМИ В ОДНО ВрЕМя. ДруГИЕ уЧЁНЫЕ прЕДпОЛАГАюТ, ЧТО пОНяТИЕ «КИММЕрИЙЦЫ» МОЖЕТ БЫТь ОДНИМ Из НАзВАНИЙ САМИх ДрЕВНИх СКИфОВ. ПО ЛЕГЕНДЕ, КОТОрую прИВОДИТ ГрЕ­ЧЕСКИЙ ИСТОрИК V В. ДО Н. э. ГЕрОДОТ, СКИфЫ-КОЧЕВНИКИ, прИШЕДШИЕ Из АзИИ, ИзГНАЛИ КИММЕрИЙЦЕВ С ТЕр­рИТОрИИ СЕВЕрНОГО ПрИЧЕрНОМОрья. НО ТОТ ЖЕ ГЕрОДОТ В СВОЕЙ «ИСТОрИИ»

Приводит и другие легенды скифов. Согласно им, скифы в Северном Причерноморье жили извечно.

Легенды мало помогают решению вопроса о происхождении причер­номорских скифов. Не дают прямого ответа и археологические источни­ки. Ведь большинство скифских пле­мён вело кочевое хозяйство и могло передвигаться на огромные расстоя­ния за короткое время. Да и выделить предков собственно скифов среди множества родственных племён со сходными чертами культуры очень сложно. Всё же большинство учёных склоняются к тому, что основное ядро скифов Причерноморья состав­

Ляли племена, пришедшие с востока, из-за Волги.

И здесь вновь начинаются споры исследователей. Где сложились харак­терные черты скифской культуры?

4∙4′

СКИФО-СИБИРСКИЙ МИР

6auτoBtτHβ4<‘ Горохове кйя И и P К И И саргптс кая культуры.

I Шулун-ШэнзТальжин

Coprorna

Горохово

Дворцы

Байкальские

Кая

Культура

Ьри

ЗА COTROtPi

<<улътуригтаков н усуней ΓPpnLfiΛ Азии ʌ Чай* ɪ*

Дуньхуан

Γapσynqeπβ×κ ЖуюсаЙск^я TКультура ивагсаготов

Аоулан|

0 \ !арканда’

Юэчжи

Ашгар

1ркенд

Хотан

Кукунор

V *4 Сяньям

Таксила

Археологические памятники

I Манхай

Ьельское

Городища

Плиточные могилы

Аржан

Курганы

Иволгинский

Оленные камни

• Гараулдепе культовые центры

Камень

Юэчжи Названия племен

Озеро.

MomxohI

I C. JOHTVP

Δ Арлан

Шаманский

Тасмола

Камвнь1 ИволгинСкии^Оламннак KOMOHb * KQM0„h ДБользино {

Алоадское

Ma Н гут

Суджа а

IbTVBfl0

. KVJlbTl DJ

И C

САКИ,

TtβOHbUT

КОТОРЫЕ

(Чанъань)

Шушарсков Il

Одни из них считают, что скифы пришли в Европу вполне сформи­ровавшимся народом. В их культуре уже существовали все особенности

«скифской триады»: отличавшие их виды оружия, конского снаряжения и украшений. Эта гипотеза получила название «центральноазиатской».

Сторонники другой теории,

«переднеазиатской», с ними не со­гласны. Нет, говорят они, все эти черты у скифов сложились во время их походов в VII в. до н. э. за Кавказский хребет, в Междуречье и Малую Азию, о которых известно из письменных источников и данных археологии. Там они заимствовали передовые виды вооружений и не­которые сюжеты искусства, вклю­

Чили их в свою культуру и принес­ли обратно в степи. Только после этого можно говорить о скифской

Культуре как о чём-то целостном.

Обе теории имеют веские аргумен­ты в свою пользу. И в Центральной, и в Передней Азии есть сходные со скифскими предметы оружия и укра­шения. Но ни в одном из этих цент­ров нет всего набора элементов куль­туры, характерных для скифов.

Но исследования археологов не стоят на месте. Всё больше и боль­ше аргументов появляется у третьей гипотезы происхождения скифской культуры — «полицентрической». На огромных просторах евразийских

Степей, от Алтая на востоке до Кубани на западе, открыты курганы, датиру­емые VIII—VII вв. до н. э. Среди них выделяются Чиликтинский курган № 5 в Восточном Казахстане, курган Аржан в Тыве, Большой Гумаровский курган в Оренбургской области, кур­ганы могильника Южный Тагискен в Приаралье.

В них «скифская триада» уже при­сутствует как сложившийся комплекс вещей, хотя в каждом из этих погре­бений есть и отличительные черты. Поэтому сторонники «полицентри­ческой» гипотезы полагают, что на огромных просторах степей Евразии с VIII в. до н. э. одновременно начи­нали возникать сходные в общих чертах культуры скифского типа.

СОКРОВИЩА

СКИФСКИХ КУРГАНОВ

Скудность письменных источников о скифах и других народах скиф­ского мира замещается богатыми археологическими находками. Они в основном происходят из захоро­нений и гораздо реже с поселений. Связано это с тем, что народам скиф­ского мира был свойствен кочевой образ жизни. «У скифов нет ни горо­дов, ни укреплений, и свои жилища

Они возят с соБой», — с удивлЕниЕм отмЕчаЕт грЕчЕский историк ГЕродот во врЕмя путЕшЕствий по Скифии.

И дЕйствитЕльно, архЕологами открыты Единицы посЕлЕний ски­фов, да и Большая их часть относит­ся к поздним этапам истории этого народа. Но зато курганов скифской эпохи в стЕпях открыто множЕст­во — от Дуная на западЕ до Алтая и Саян на востокЕ. Курганный оБряд при захоронЕниях широко при­мЕнялся у всЕх народов скифского мира. ОБряд Был сложным и разли­чался для рядовых воинов и плЕмЕн­ных вождЕй.

Простых скифов хоронили в зЕм­ляной могилЕ, клали с ними личноЕ оружиЕ, ставили один-два горшка с Едой и питьём. Над погрЕБЕниЕм насыпали нЕвысокий курган.

СовсЕм иными Были гроБницы скифских царЕй и знати. ТЕло умЕр­шЕго царя, натёртоЕ воском и раз­личными ароматичЕскими травами, возили по всЕм тЕрриториям под­чинённых плЕмён для прощания. ПослЕ этого оно доставлялось на спЕ­циально отвЕдённоЕ для погрЕБЕния мЕсто. Могилу вырывали чащЕ всЕго в видЕ чЕтырёхугольной ямы. СвЕрху ямы или В САМОЙ яме над телом покойного воз­двигали деревянный

СруБ. ЗАтЕм слЕдовА­ли кАмЕннАя и зЕмля­нАя округлыЕ нАсыпи, оБрАзовывАвшиЕ достА­точно высокий кургАн.

ЧАсто вмЕстЕ с цАрём хоронили слуг и вЕрхо­вых лошадей. В Богатых скифских курганах неред­ко находят скелеты уБи­тых наложниц и слуг — они сопровождали царя в загроБ­ный мир. Геродот рассказывает, что вокруг могилы царя расставляли чучела коней и сажали на них уби­тых юношей.

Специально для погребального ритуала шилась одежда, изготовля­лись оружиЕ, украшения, конская утварь, ритуальныЕ сосуды.

Сам выбор предметов для по­греБения Был не случаен. Легенды

Выделяют эти предметы как важные, божественные. По одной из пере­сказанных Геродотом легенд о про­исхождении скифов, в царствование первого царя Скифии ТАргитая C НЕ­БА НА ЗЕМЛЮ упали ЗОЛОТЫЕ СВЯЩЕН­НЫЕ предметы. В их числе Были секи­ра и чаша. Другая легенда говорит о том, что ГЕракл подарил лук и пояс C ЧАШЕЙ своим СЫНО­вьям, рождёННым от оБитАв­ШЕЙ В Скифии пОЛУДЕ­вы-полузмЕи. ВыросшиЕ три Брата Агафирс, Гелон и Скиф устроили МЕЖДУ соБой состязания за честь при­нять дары своего отца. Выиграл состязание млад­ший Брат Скиф, от кото­рого, как считалось, произошли царские скифы.

ОсоБое значение оружия и ритуальных сосудов отрази­лось и на их украшении. На эти предметы наносили изображе­ния реально существовавших в природЕ и Фантастических зве­рей и птиц. Животные становят­ся основной темой скифско­го звериного стиля, который выступает как отличительный знак всех культур скифского мира. Чаще всего изоБража­ли птиц, копытных животных: оленей, косуль, горных коз­лов, лошадей — и хищников,

Главным образом кошачьих. Птицы были символами Неба — верхнего мира, а хищники и копытные живот­ные относились к миру земному. Символичность этих животных отра­зилась на манере их изображения. Иногда животные показаны очень условно, но они всегда легко узна­ваемы по своим характерным при­знакам. Это клюв и огромный глаз у птицы, роскошные рога и копыта у оленей и козлов, чуткие уши, ост­рые зубы и когти у хищников. При этом копытные и хищники часто изображались в сценах борьбы как символ извечного противостояния добра и зла. Но эта борьба проис­ходит под сенью Неба. Символы Неба — птицы, очень условно изоб­ражённые в виде клюва и глаза, — можно заметить и в рогах оленей, и в когтях хищников.

Возможно, ответ на вопрос о по­пулярности сюжетов этого стиля даст одна старая легенда. Крёз, царь Лидии, призвал на пир вели­ких мудрецов, в числе которых был скиф Анахарсис. Крёз спросил его, какое животное самое храброе. Анахарсис ответил, что это самые дикие животные, потому что они му­жественно умирают за свободу. Второй вопрос задал

КрЁз о том, какое из живых существ самое справед­ливое. Мудрец

Опять ответил, что самые дикие животные, ибо живут они по зако­нам природы, а не по законам, уста­новленным людьми. А природа есть создание богов, а не человека. Царь, высмеивая Анахарсиса, спрашивал дальше, что, может быть, звери и есть наимудрейшие существа. Анахарсис согласился с этим, заметив, что пред­почитать истину природы исти­не закона есть основной признак мудрости.

Материалы раскопок скифских курганов помогают составить пред­ставление об обществе скифов. Скиф­ское общество было трёхчастным по своему социальному устройству, что было традиционно для всех индоиранских народов. Принято выделять три сословные группы: военную аристократию, куда входи­ли и цари; жрецов и рядовых ското­водов и земледельцев. Скорее всего, царская власть была наследствен­ной и передавалась от отца к млад­шему сыну. Царь предводитель­ствовал во время войны, в мирное же время исполнял обязанности верховного судьи и жреца. Высоки были также роли союзного совета и народного собрания, которое одно­временно являлось и войском скифов.

Народы скифско­го мира были пре­красными воина­ми, слава о них стала легендарной ещё в древности.

Герой произведений

Лукиана из Camocat скиф Токсарсис восклицает: «<У нас ведутся постоянные войны, мы или сами нападаем, или выдержива­ем нападения, или вступаем в схватки из-за пастбищ и добычи…». А Геродот так оценивает их военное искусство: «Среди всех известных нам народов только скифы обладают одним, но зато самым важным для человече­ской жизни искусством. Оно состоит в том, что ни одному врагу, напавше­му на их страну, они не дают спас­тись; и никто не может их настичь, если только сами они не допустят этого».

Военное дело скифов можно вос­становить по находкам в курганах.

Скифы были вооружены аки — наками — короткими мечами, не­большими деревянными луками, использовали стрелы с бронзовы­ми наконечниками. Форма и размер скифского лука были приспособле­ны как для стрельбы с коня, так и для пешего боя. Лук и стрелы помеща­

Лись в горите — специальном фут­ляре для лука с отдельным карманом для стрел. Многие знатные всадники имели доспехи, которые состояли из бронзового шлема, наборного пан­циря из нашитых на кожаную осно­ву бронзовых или железных чешуек. Воина защищал овальный или пря­моугольный щит из дерева, обтя­нутый толстой кожей, украшенный золотыми эмблемами в виде зверей. В снаряжение воина входил кожаный пояс, украшенный железными или бронзовыми пластинками, часто в ви­де животных, слева к нему подвеши­вался горит, справа — ножны с мечом, а иногда и секира. В воинском деле также использовались дротики, копья с массивными железными наконеч­никами, боевые топоры-секиры.

Громадное значение лошади в во­енном быту скифов способствова­ло тому, что конскому снаряжению уделялось не меньше внимания, чем оружию. Сложный по своему соста­ву набор конской сбруи украшался не хуже, чем оружие, и, так же как

Оружие, занимал достойное место в кургане. Погребение коня вместе с воином было обязательной частью скифского погребального ритуала. В богатых курганах находят скеле­ты десятков, а иногда и сотен коней. В рядовых могилах, правда, конские погребения встречаются не всегда. Видимо, не все скифы могли позво­лить себе такую жертву. Но элементы конской сбруи, символически заме­няющие коня, являются неизменной частью погребального инвентаря.

Ведущую роль в хозяйстве скифов, особенно на первых порах, играло кочевое скотоводство. Кочевники разводили овец и лошадей, позднее появились и стада коров. Это обу­словливалось самой природой скиф­ского мира. Племена скифской куль­туры расселялись в полосе степей, лесостепей и полупустынь, где коче­вой образ жизни оказывался наибо­лее приемлемым способом адапта­ции к условиям окружающей среды. Земледелие в этих областях было возможно, но недостаток воды, по­стоянные засухи, суровые зимы, осо­бенно в степях к востоку от Волги, делали это занятие весьма риско­ванным. Стада скота также страдали от природных катаклизмов, и засухи нередко вызывали резкое сокраще­ние их поголовья. Но всё же скот

Можно было перегонять с пастбища на пастбище: весной туда, где солнце ещё не успело выжечь раститель­ность, летом и осенью в более обес­печенные водой районы, зимой — ближе к югу и в защищенные от ветров предгорные котловины. Животные давали мясо, молоко, шерсть, кожу. По свидетельству гре­ческого учёного Псевдо-Гиппократа, скифы «едят варёное мясо, пьют кобылье молоко и едят „иппаку" (сыр из кобыльего молока. — Прим. ред.)». А греческий историк и географ Страбон приводит слова древних авторов, которые называют некото­рыЕ из народов скифского МИРА «дивными ДОИТЕ —

Лями кобылиц, молоко — ЕдАми». ДругиЕ продукТы ПИТАНИЯ И РЕМЕСЛЕННЫЕ ИЗДЕЛИЯ СКИфы-КОЧЕВНИ­ки получали от живущих В ЛЕСОСТЕПНОЙ ЗОНЕ сосЕдЕй, чАщЕ всЕго зА СчёТ вЕдЕНИЯ С НИмИ войН И СборА дАНИ.

КоНЕчНо, НЕкоТо­рыЕ Из НАродов СкИф­Ского мИрА в НАИболЕЕ блАгопрИЯТНых мЕСТАх пЕрЕходИлИ к оСЕдло­му обрАзу жИзНИ, оСвА­ИвАлИ зЕмлЕдЕлИЕ. ОНИ СЕЯлИ пшЕНИцу, ЯчмЕНь, горох, чЕчЕвИцу. Но И в Их хозЯйСТвЕ помИ­мо зЕмлЕдЕлИЯ зНАчИТЕльНую роль по-прЕжНЕму ИгрАло СкоТоводСТво, Но ужЕ НЕ кочЕвоЕ, А пАСТушЕСкоЕ. ЗИмой СкоТ оСТАвАлСЯ в СТойлАх НА поСЕлЕ­НИЯх, А в оСТАльНоЕ врЕмЯ выгоНЯлСЯ НА оТкрыТыЕ пАСТбИщА вокруг поСёл­кА. В оТлИчИЕ оТ кочЕвНИков в СТАдЕ у эТИх плЕмёН прЕоблАдАлИ коро­вы, зНАчИТЕльНо мЕНьшЕ было овЕц И лошАдЕй. У оСЕдлых СкИфов рАз­вИвАлАСь мЕТАллургИЯ, А ТАкжЕ Изго­ТовлЕНИЕ ИздЕлИй Из коСТИ И кожИ, ТкАчЕСТво. ДлЯ экоНомИчЕСкого рАзвИ­ТИЯ СкИфов И Их СоСЕдЕй в лЕСоСТЕпИ ВоСТочНой Европы большоЕ зНАчЕНИЕ ИмЕлА ТорговлЯ С грЕкАмИ — жИТЕ­лЯмИ городов-колоНИй СЕвЕрНого ПрИчЕрНоморьЯ. Из СкИфИИ в ГрЕ­цИю поСТАвлЯлИ хлЕб, мёд, рыбу, СкоТ И рАбов. В обмЕН СкИфы получАлИ продукцИю грЕчЕСкИх рЕмЕСлЕННИ­ков И ювЕлИров. ИздЕлИЯ Из ГрЕцИИ АрхЕологИ чАСТо НАходЯТ в СкИфСкИх поСЕлЕНИЯх И кургАНАх.

ИзНАчАльНо оСНовНым ТИпом жИльЯ у НАродов СкИфСкого мИрА СлужИлИ пЕрЕдвИжНыЕ повозкИ. КАк пИшЕТ ПСЕвдо-ГИппокрАТ, «у НИх НЕТ домов, А жИвуТ оНИ в кИбИТ­кАх кИбИТкИ кругом зАкрыТы вой­

ЛокАмИ И уСТроЕНы подобНо домАм, одНИ С двумЯ, другИЕ С ТрЕмЯ оТдЕ­лЕНИЯмИ; оНИ НЕпроНИцАЕмы НИ длЯ воды, НИ длЯ СвЕТА, НИ длЯ вЕТрА». В упрЯжку впрЯгАлИСь Только волы, коНИ жЕ цЕНИлИСь И СлужИлИ ИСклю­чИТЕльНо кАк вЕрховыЕ жИвоТНыЕ. ПлЕмЕНА, обИТАвшИЕ в ЕвропЕйС­кой чАСТИ СкИфИИ И пЕрЕшЕдшИЕ к оседлому оБразу жизни, ЖИЛИ В укрЕПЛЁННЫХ поСёлках. НаиБолЕЕ извЕСТНы ПоСЕЛЕНиЕ у БугСкого Лима­На, НЕмировСкоЕ, КамЕНскоЕ, Вельское городища. Основная часть населения жила в НаЗЕМНЫХ домах (деревянных или сло­женных ИЗ НЕОБОЖЖЁННОГО кирпича) или землянках. Пол, печь Были из глины, крыша ДЕлалась из коры или соло­мы. Вместе с домами встре­чаются и хозяйственные по­стройки: землянки лиБо ямы

Для хранения продуктов, мастерские. Постепенное расслоение скифско­го общества сказывалось и на пла­нировке поселений. На Каменском городище в центре был обнаружен «акрополь» с остатками каменных

Домов — место жительство скифской знати.

Народы скифского мира, перехо­дя от кочевого к полукочевому обра­зу жизни, строили зимние и летние поселения, называемые зимниками и летниками. На зимниках жили в де­ревянных срубах с дощатыми пола­ми, на летниках — в лёгких шалашах и шатрах из войлока.

В быту у народов скифского ми­ра, как у кочевников, так и у земле­дельцев лесостепи, широко использо­валась деревянная посуда с круглым дном, без ручек или с одной ручкой. Из-за плохой сохранности дерева до наших дней такие сосуды редко доходят целыми. Обычно археоло­ги находят от них только золотые украшения в виде отдельных пла­стин. Также были распространены лепные горшки и кувшины простой формы, выполненные достаточно грубо и украшенные незатейливыми узорами.

Из металлической посуды часто применялись крупные бронзовые литые котлы. Они имеют округлую или овальную форму, высокую ножку, ручки размещены вдоль верхнего края. Скифские котлы предназна­чались для варки мяса жертвенных

Животных. Геродот пишет, что скифы «как только сдерут шкуру с жертвен­ного животного, очищают кости от мяса и затем кладут в котлы мест­ной выделки». С начала торговых контактов с греческими колониями Северного Причерноморья в Евро­пейскую Скифию попадает и ан­тичная глиняная посуда: амфоры, сосуды для вина, столовые виды сосу­дов. Особое место в материальной культуре народов скифского мира занимали культовые сосуды. Они использовались во время ритуаль­ных действий и в погребениях. Это серебряные, реже золотые круглые по форме кубки и ритоны — сосуды

В форме рога животного.

Уникальным феноменом скифских древностей на Алтае являются «замершие» могилы, когда в ледяной линзе вечной мерзлоты сохраняются мельчайшие детали захоронения, в том числе и органического про­исхождения, что довольно редко встречается при археологических рас­копках столь древних памятников.

В 1991 г. на плато Укок

На Алтае в ледяной капсуле был обнаружен деревянный сруб. После того как капсулу .разморозили, поливая её в

:течение нескольких часов горячей

Водой, взору археологов предстала чудная картина: на боку в срубе лежала молодая женщина в одежде из тончайшего шёлка, в высоком головном уборе с позолотой и с палочкой из лиственницы в руках. Предплечья «принцессы Укока», как окрестили находку журналисты,

Украшала татуировка с изобра­жением грифонов. Благода­ря открытию установлено, что женщины пазырыкской культуры, к которой относится захоронение, носили парики и использовали косметические средства. Тело покрывали татуировки, сюжеты кото­рых строго подчинялись общим представлениям о трёхуровневой структуре ми­ра. На ногах изображались рыбы, маркирующие подземный мир, на руках и корпусе — животные и сцены противоборства хищника и копытного животного, т. е. символика

Пектораль — «земного» мира, а в верхней части рук нагрудное располагались изображения птиц либо других солнечных символов.

По мнению археологов, при жизни эта женщина была жрицей.

Реконструкция головногоубора «принцессы Укока*

Шпилька с навершием в виде оленя.

Реконструкция кургана «принцессы Укока»

Культ питья Был связан с в для народов скифского мир ставлениями о воинской до Так, например, из сосудов (к год их изготовляли специал пили вино храБрые воины уБившие врагов за про­шедший год. С традицией употреБления культовых напитков также, возмож­но, Был связан культ Сомы (Хаомы), Божества хмель­ного, опьяняющего расте­ния и напитка.

Вино являлось одним из основных предметов ввоза из греческих городов: сами скифы вино­град не выращивали, но научились у греков пить виноградное вино и да­же превзошли в этом своих учителей. Греки разводили вино водой, а ски — ы употреБляли его неразБавленным. скоре выражение «пить по-скифски» стАло у греков ознАчАть пьянство.

ПовседневнАя одеждА скифов БылА простой. Они носили двуБортную куртку Без воротникА, подпоясАн­ную поясом, узкие штАны, остроно­сые полусАпожки. Эти виды одежды использовАлись и в мирное, и в во­енное время. БАшлык, головной уБор скифов, предстАвлен двумя типАми — с зАострённой верхушкой и мягкий. БАшлыки носились кАк мужчинАми, тАк и женщинАми знАтного проис­хождения. НедАром скифскую знАть греки нАзывАли «колпАконосцАми». Рядовое нАселение носило нА голове кожАные повязки. РитуАльные голов­ные уБоры у скифов Были рАзнооБ­рАзны и отличАлись друг от другА

Формой и элементАми укрАшений. Среди женских ритуАльных головных уБоров выделяются БогАто орнАмен­тировАнные золотыми БляшкАми и плАстинАми кАлАфы, тиАры.

В кАчестве укрАшений служили рАзличные ожерелья, серьги и ви­сочные подвески, БрАслеты и рАз­ного родА золотые Бляшки, которые нАшивАлись нА одежду и оБувь. С V в. до н. э. в погреБениях Северного Причерноморья увеличивАется коли­чество греческих ювелирных изде­лий: ожерелья из золотых, кАменных и стеклянных Бус.

Хорошо изучен оБыч — ый наБор украшений в курганах знати степной и лесостепной Скифии IV в. до н. э. Мужские укра­шения — это гривны — металлические оБручи, осившиеся на шее и ук — шенные на концах изоБ — жениями животных, и пек — али — Богато украшенные релья, оБлегающие плечи рудь. Украшения жен­— осоБый головной уБор, [ТЫЙ ЗОЛОТЫМИ ПЛАСТИН­

КАМИ и Бляшками, височные под­вески, серьги, гривны, ожерелья из стеклянных или золотых Бус, БрАс­леты и перстни. В рядовых погре­Бениях среди укрАшений преоБ­лАдАют стеклянные Бусы, из кото­рых состАвлялись ожерелья и БрАс­леты.

МИР БОГОВ И ГЕРОЕВ

У нАродов скифского мирА извест­ны культы огня и солнцА. Одним из вАжных оБрядов Было почитАние

Царского очага. Клятва его боже­ствами была наиболее священной, её нарушение каралось смертью. Геродот свидетельствует, что «у ски­фов принято чаще всего клясться царскими очагами каждый раз, когда хотят принести величай шую клятву». у некоторых НАРОДОВ скифского мира огонь использо­

Вался в погрЕБальном обряде: погребАльные постройки сжигались или поджигались.

Общественные оБ­ряды исполнялись вож­дями (царями). Царь

Был религиозным гла­вой оБщЕства. По антич ным письмЕнным источникам извЕстно, что осоБую роль в жизни оБщЕств народов скифского мира играли и другиЕ, кромЕ царя, слу­житЕли культа, напримЕр маги-про­рицатЕли, в функции которых вхо­дили прЕдсказания и поиски врагов царя. ГрЕчЕскиЕ авторы указывают такжЕ и энарЕЕв, служитЕлЕй культа Афродиты, гадавших по корЕ липы, и гадатЕлЕй по ивовым прутикам.

Храмов народы скифского мира нЕ знали, но у них сущЕствовали свя­щЕнныЕ мЕста, гдЕ совЕршались оБря­ды. ОБнаружЕны слЕды святилищ на открытом воздухЕ у сЕла ЧильпЕк, в долинЕ Кырчин на БЕрЕгах озЕра Иссык-Куль, в долинЕ рЕки Чуй на АлтаЕ. ГЕродот описываЕт святилища ЕвропЕйских скифов на открытом воздухЕ, посвящЕнныЕ Богу войны: скифы «нагромождают связки хворос­та. НавЕрху сдЕлана ровная чЕтырёх­угольная площадка… ПовЕрх кучи… водружён жЕлЕзный акинак. Этому акинаку ЕжЕгодно приносят в жЕртву мЕлкий скот и лошадЕй». УпоминаЕт ГЕродот и чЕловЕчЕскиЕ жЕртвопри­ношЕния.

В отличиЕ от оБитатЕлЕй стЕпЕй Скифии житЕли лЕсостЕпи в своих городищах сооружали храмы. ТакоЕ святилищЕ VI—V вв. до н. э. Было открыто на ВЕльском городищЕ.

ГЕродот сооБщаЕт такжЕ свЕдЕ­ния о Богах ЕвропЕйской Скифии. Скифских Богов он описываЕт, часто используя имЕна и функции Богов грЕчЕских. СрЕди Богов выдЕлялись три главных: ТаБити, Папай, Апи. По мнЕнию ГЕродота, скифы БольшЕ всЕх почитают ТаБити, Богиню огня, домашнЕго очага; грЕчЕский исто­рик называет её по-гречески Гестией. Папай и Апи (по — ■ШЬХ гречески Зевс и Гея) были супругами и являлись, по ЛЕГЕНДЕ, прародитЕлями скифов. Апи Была по­кровитЕльницЕй зЕмли и нЕрЕдко описывалась и изоБражалась как змЕЕ­ногая Богиня. Но пред­ставления скифов о Бо­гах Были гораздо сложнеЕ, чем это описывает Геродот. Известный российский ученый Дмитрий РаЕвский полагаЕт, что три вЕликих скифских Бога могли одно­врЕмЕнно олицЕтворять и три вЕли­киЕ стихии, и три зоны, из которых, как считали скифы, состоял Космос­Мир. ТаБити — огонь — вЕсь Мир в цЕлом, а такжЕ посрЕдник мЕжду мирами, пЕрЕдающий жЕртву от людЕй к Богам. Папай — нЕБо — вЕрх­ний мир. Апи — зЕмля (вода) — ниж­ний (подзЕмный) мир.

ГЕродот упоминаЕт и иных Бо­жЕств: Аргимпасу, или Артимпасу (Афродиту Уранию), Гойтосира, или Ойтосира (Аполлона) и Ещё двух пЕрсонажЕй, которым он даёт только грЕчЕскиЕ имЕна АрЕса и ГЕ­ракла. Аргимпаса олицЕтворяла Богиню плодородия, возможно, почиталась как БожЕство жизни и смЕрти. Гойтосир, вЕроятно, счи­тался Богом вЕтра, Бури и грозы,

Покровителем скота. Арес был богом войны. Геракл выступал в качест­ве победителя чудовищ и одного из прародителей скифов. По мне­нию Раевского, эти четыре божества представляли собой низший «разряд» богов и были связаны со средней зоной Космоса, с миром людей. Кроме семи верховных божеств, которых почитали все скифы, цар­ские скифы приносили жертвы ещё одному богу — Тагимасаду (по-гре­чески Посейдону). Он являлся, веро­

Ятно, божеством водной стихии.

ЕВРОПЕЙСКАЯ СКИФИЯ

Племена скифского мира объединя­ют общие черты культуры: кочевой способ ведения хозяйства, курганный обряд, «скифская триада», верования. Но каждый из народов этой степной общности имел и ряд местных осо­бенностей, свойственных только ему. Поэтому историю народов скифско­го мира принято рассматривать по отдельным регионам.

Самой известной частью скифско­го мира была культура европейских скифов. Впервые имя «скифы» встре­чается в ассиро-вавилонских клино­писных источниках в 70-х гг. VII в.

До н. э. Так называли народ, пришед­ший на территорию Передней Азии из Причерноморья. С этого вре­мени скифы становятся активны­ми участниками военных действий и политики в Передней Азии. По свидетельству Геродота, «владычест­вовали скифы в Азии и своей нагло­стью и бесчинством привели всё там в полное расстройство».

Археологические следы, клады и захоронения VII в. до н. э. архео­логи находят на месте возможных остановок во время походов на юг, по пути движения военных отря­дов. Одним из районов, связан­ных с военными походами скиф­ских войск, было Прикубанье. Здесь с середины VII в. до н. э. появля­ются скифские курганы. Это зна­менитые Келермесские, а также Ульские и Костромской курганы. Они представляют собой захороне-

Своей жизни. Табуны коней были основным мерилом богатства.

Лошади давали скифам еду и одеж­ду. На них они пересекали безвод­ную степь и вели войны.

Изображение коня — излюбленный сю­жет скифского искусства. Самые знаменитые ювелирные изделия из курганов знатных ски­фов украшены сценами с конями. На золотой пекторали из кургана Толстая Могила изображе­на кобылица с жеребёнком. Серебряный кув­шин из кургана Чартомлык украшен сценой

Ния скифской военной знати и ря­довых общинников-воинов. Погре­бения знати по-царски роскошные, с большим количеством заупокой­ных приношений, состоящих из золотых и серебряных изделий, мно­гочисленными конскими жертвами.

После походов в Переднюю Азию скифы направляются в степи и лесо­степи Северного Причерноморья.

Здесь к концу VII в. до н. э. начина­ла складываться уже классическая скифская культура, которая пред­ставляла собой сложное соединение традиций местных ираноязычных племён, самих скифов, вернувшихся из походов и принёсших заимство­ванные элементы культуры передне­азиатских цивилизаций. Собственно скифских памятников в это время в Северном Причерноморье извест­но очень немного. Наиболее ран­ним, датируемым серединой VII в. до н. э. считается погребение на Темир-горе в Восточном Крыму. К рубежу VII—VI вв. до н. э. отно­сится знаменитый Мельгуновский

(Литой) курган.

VI в. до н. э. стал временем по­степенного оседания скифского населения в северопричерномор­ских степях и установлением свя­зей с населением лесостепи и гре­ческих колоний на берегу Чёрного моря. К концу VI в. до н. э. относит­ся героическая страница в истории скифов — борьба с хорошо орга­низованным войском персидского царя Дария I. Избегая решительного сражения и выбрав тактику партизан­ской борьбы, скифы заманили Дария в глубь своей страны. В качестве предупреждения они прислали

Дарию мышь, птицу, лягушку и пять стрел. По свидетельству Геродота, это означало, что «если вы, персы, как птицы, не улетите в небо, или, как мыши, не зароетесь в землю, или как лягушка, не поскачете в болото, то не вернётесь назад, поражённые этими стрелами». С большим трудом персам удалось убежать из Скифии, и с тех пор за скифами закрепилась слава непобедимого народа. Война с персами способствовала сплоче­нию скифских племён. Вероятно, именно после изгнания Дария окончательно сложилась та карти­на расселения скифских племён, которую описал Геродот в середи­не V в. до н. э. Их было достаточно много. Геродот приводит большое количество различных названий: каллипиды или эллино-скифы, али — зоны (или алазоны), скифы-паха­ри, скифы-земледельцы, скифы цар­ские…

Временем наивысшего экономи­ческого, политического, культурно­го подъёма Скифии стал IV в. до н. э. Это эпоха правления царя Атея, объ­единившего под своей властью все племена Скифии от Дуная до Дона. Атей был знаменитой исторической личностью — он чеканил собствен­ную монету, воевал с Филиппом II Македонским, отцом великого Александра Македонского. Основу

ВЕЛЬСКОЕ ГОРОДИЩЕ

Лесостепную зону Европейской Скифии к северу от кочевий царских скифов населяли оседлые племена. Геродот называет их скифами-пахарями. Они занимались земледелием, разводили коров и свиней и жили в укреплённых рвами и валами с деревянными стенами посёлках — городищах. Самым известным из них является огромное Вельское городище. Оно расположено в левобережной части Среднего Поднепровья, на берегу реки Ворсклы, неподалёку от современного города Полтава.

Поселение, окружённое валами высотой до 10 м, имеет форму треугольника. В северной, западной и восточной частях городища расположены ещё три дополнительных укреплённых участка. Площадь поселения составляет около 5 тыс. га, а длина валов достигает 35 км! Грандиозное сооружение возникло в VII в. до н. э. и просуществовало несколько веков. Укрепления несколько раз обновлялись и совершенствовались.

Археологами открыты жилища местного земледельческого населения — землянки и полуземлянки, остатки хозяйственных построек и мастерских, ямы для хранения зерна. Помимо земледелия и животноводства жители посёлка занимались ремёслами. На городище найдены следы металлургического производства: железоделательные горны, заготовки скифских бронзовых стрел, разнообразные предметы быта и украшения. Вокруг поселения располагались курганные могильники, поля и выпасы для скота.

Кто же создал такое величественное сооружение? Долгое время учёные считали, что городище построили местные земледельцы для защиты от кочевников. Но чтобы насыпать эти грандиозные валы, потребовался бы труд многих тысяч людей в течение нескольких лет. А для защиты многокилометровой оборонительной стены нужна была целая армия.

Такие усилия в то время были под силу только сильной политической власти. Кто же организовал эту великую стройку? Среди кладбищ вокруг поселения выделяется одно. В его курганах обнаружены захоронения знатных кочевников-скифов с богато украшенным оружием, конской сбруей, дорогими доспехами. Вероятно, одна из скифских кочевых орд и стала силой, сумевшей объединить местные земледельческие общины и возвести крупнейшее в Европе того времени укреплённое поселение. Многие учёные считают его городом Гелоном, упомянутым в «Истории»

Г еродота.

Земледельцы населяли малые укрепления городища. А его центральная часть — большое городище — служила зимним пристанищем для кочевников и на несколько месяцев в году наполнялась множеством юрт и кибиток. Местные жители платили кочевым вождям ежегодную дань зерном, изделиями своих ремесленников, а в обмен получали право спокойной жизни на границах грозного мира

Великой Скифии.

Изображение скифов на золотом сосуде.

Из скифского кургана Куль-оба.

Крым. IV в. до н. э.

Источники. БлАгодАря им учё­ным удАлось восстАновить кАрти­ну рАзвития скифских плЕмён этой чАсти стЕпЕй.

В VIII—VII вв. до н. э. в АзиАтской Скифии возводятся кургАны, которыЕ свидЕтЕльствуют о появлЕнии здЕсь нЕскольких очАгов новых, нАпоми­нАющих скифскую культур. ПожАлуй, сАмый извЕстный из них — кур­гАн АржАн, открытый в 1971 г. Ми­хАилом Грязновым в ТывЕ. КургАн содЕржит нЕсколько одноврЕмЕн­ных погрЕБЕний. В цЕнтрЕ — муж­скоЕ и жЕнскоЕ, вокруг которо­го 15 погрЕБЕний прЕдстАвитЕлЕй знАти и 13 групповых зАхоронЕний лошАдЕй. АрхЕологичЕскиЕ мАтЕриА­лы, прЕдстАвлЕнныЕ в кургАнЕ, дАют оБрАзцы ужЕ сложившЕйся «скиф­ской триАды».

ДАльнЕйшАя история нАродов, оБитАвших нА востокЕ скифского мира, в Большей степени отрывоч­на, чем история Европейской Скифии. C конца Vl — нача­ла V в. до н. э. в Азиатской Скифии начинаЕтся новый этап развития кочЕвых народов. В V— III вв. до н. э. расцвЕ­тают в Тыве уюкская,

Узнать нЕ прЕдставляЕтся возмож­ным. ИсслЕдоватЕли строят гипотЕ­зы, основанныЕ на стройных сис­тЕмах доказатЕльств по скудным упоминаниям и рассказам соврЕ­мЕнников, но… приходят зачастую к разным рЕзультатам. НЕсомнЕнно одно. СоБиратЕльным имЕнЕм всЕх этих народов Было «саки», о чём свидЕтЕльствуют свЕдЕния пЕрсид­ских источников. ОтдЕльныЕ сакскиЕ плЕмЕна упоминаются под имЕнами саков-таграхауда, саков-хаомаварга, массагЕтов, дахов, савроматов, исЕдо — нов, аргиппЕи… Кстати сказать, пЕрсы саками называли и ЕвропЕйских ски­фов, что лишний раз подтвЕрждаЕт родство кочЕвников ЕвропЕйских и азиатских стЕпЕй.

Каждая культура сакского типа помимо оБщих чЕрт оБладала своим самоБытным характЕром. Они отли-

Чались по особенностям погребаль­ного обряда, по набору украше­ний, бытовой утвари, излюбленным сюжетам «звериного» стиля. Как и

У европейских скифов, среди азиат­ских саков были кочевники, но были и земледельцы. Их посёлки Чирик — рабат, Бабиш-мулла, Баланды откры­ты археологами в долине Сырдарьи. Рядом с сакскими поселениями рас­полагались посевы проса, ячменя, пшеницы, которые орошались с по­мощью каналов.

Среди сакских особо выделяется культура саков Семиречья — района Юго-Восточного Казахстана и Север­ной Киргизии. Большую известность получил могильник Иссык, располо­женный в 50 км восточнее Алма-Аты. Он состоит из 40 больших курганов, преимущественно царских. Один из них отличается особым богатством. В этом кургане на деревянном полу, застланном матерчатой подстил­кой, украшенной золотыми бляшка­ми, найдены остатки погребённого вождя в богатом парадном одеянии из кожи и замши, украшенном мно­гочисленными золотыми изделиями. По этим остаткам удалось восстано­вить редкие по красоте и сложности исполнения предметы одежды, обувь и головной убор в форме колпака с высоким узким верхом с золоты­ми фигурами зверей и птиц, перьями и стрелами, изображающими горы, на которых растут деревья, а на их ветвях сидят птицы. Верх колпака венчала миниатюрная фигурка гор­ного барана — архара.

У южной стены стояла деревян­ная посуда: четыре прямоугольных блюда, черпак и миска. У западной стены — глиняный краснолощё­ный кувшин и миски. Тут же лежа­ли серебряная ложка с изогнутой ручкой, конец которой сделан в ви­де головы цапли, серебряная чаша (фиал) с восьмилепестковой розет­кой на дне, миниатюрная серебряная чашечка с двумя строками надписи из 26 знаков. За головой умершего нахо­дилась ещё одна позолоченная чаша, в ней покоились золотые бляхи в ви­де когтя и клюва хищной птицы — магические талисманы. У левой руки погребённого лежала стрела с позо­лоченным древком и золотым нако­нечником. Рядом — нагайка, ручка которой оБЁрнута золотой лентой, а в оБшитой золотом туалЕтной кожа­ной сумочкЕ лежали БронзовоЕ ЗЕР­КАЛО И КуСОЧЕК охры.

На поясе справа висел длинный меч в деревянных, окрашенных в красный цвет ножнах. Слева под­вешен кинжал-акинак. На железном его клинке посередине из золота выполнено изображение извива­ющихся змей. Ножны кинжала укра­шены накладными пластинками, одна с изображением коня, другая — оленя.

Всего в могиле оказалось около ЧЕТЫРЁХ тысяч золотых украшЕний. Недаром вождь, похороненный в этом курганЕ, получил назва­ние «золотого ЧЕЛОВЕКА». ∏O А

Определению Антропологов, умЕршЕму Было 17—18 лет, рост — 1б5 см.

Курганы другой сакской культуры, пазырыкской, Расположенные в котлови­нах Горного Алтая, донесли до нас много интересного Благодаря особенностям климата. Через несколь­ко ЛЕТ ПОСЛЕ ЗАХОронЕ­ния в кургАнАх Южной СиБири оБрАзуЕтся лин­зА вЕчной мЕрзлоты.

ЯмА погрЕБЕния кАж­дую вЕсну зАполня­лась талой водой, а зи­мой ЭТА вода замЕрзала.

За короткое суровоЕ лето лёд не успевал полностью растаять, и год от года ЛЕДяная линза ста­новилась всё Больше и Больше и со временем заполняла всю погрЕБальную камЕру.

Лёд сохранил в прЕкрасном состоянии предметы из недолго­вечных материалов: дерева, кожи, ткани, войлока. Были обнару­жены сохранившиеся во льду человеческие ТЕЛА, ПОКРЫ­ТЫЕ татуировкой, повозки, войлочные и тканые ковры, прЕдмЕты мЕБЕли, одЕжды… УчЁныЕ получили рЕдкую возможность

Изучить разные области культуры и производства местных племён. Из разных сортов шерсти изготовлялось пять различных видов войлока, в том числе и очень тонкий, толщиной 2— 3 мм. Судя по находкам, пазырыкская культура имела торговые связи с Ки­таем, с народами Средней Азии, а че­рез них — с Персией.

Азиатская Скифия даёт более пёст­рую картину развития народов скиф­ского мира. Судьбы этих народов были различны. Из их политиче­ской истории известно немного. В VI—V вв. до н. э. они воевали с пер­сидской державой Ахеменидов, пытавшейся утвердить своё господ­ство по берегам Амударьи и Сырда­рьи. Однако в конечном счёте пер­сидский царь Дарий подчинил саков, заставил их платить дань и посылать своих воинов для участия в Пер­сидских войнах. В составе персид­ской армии саки воевали в Египте, Греции, отличились в битвах при Фермопилах, показали чудеса храб­рости в битвах при Платеях.

Другая страница истории саков связана с борьбой против завое­ваний Александра Македонского, который, разгромив и подчинив державу Ахеменидов, начал завое­вание Средней Азии. В 330—327 гг. до н. э. Александр Македонский захва­тил среднеазиатскую область Согд и направился к Сырдарье, которая была своеобразной границей между оседлыми жителями и кочевниками. Но дальнейшие попытки Александра Македонского разгромить и под­чинить себе сакские

Племена, жив­шие за Яксартом (Сырдарьёй), закончились не­удачей.

И в дальнейшем сакские племена играли важную роль в судьБах Средней Азии и Среднего Востока.

В частности, одно из племЁн мощно­го союза дахов — парны, или парфы стали создателями

Парфянского государства, сакские племена Центральной Азии сыг­рали решающую роль в разгроме Греко-Бактрийского царства и фор­мировании Кушанской империи, но в конечном счЁте в первых веках новой эры сами Были сметены новы­ми волнами кочевников — гуннов и тюрков.

Роль народов скифского мира в истории Древнего мира чрезвы­чайно высока. Именно они дали миру Анахарсиса, которого греки

Почитали среди семи великих мудре­цов древности «за неоБыкновенную воздержанность и разум». Скифы первыми широко использовали вер­ховую езду, создали массовое легко­вооружЁнное войско. Появившись внезапно в степном поясе Евразии с VIII в. до н. э., они стали одной из ведущих движущих сил исто­рии на протяжении почти 800 лет. Наконец, именно скифы связали воедино мир евразий-

ских степей от гра­ниц Китая до границ Рима.

Постепенно сходя с арены исторических Битв под ударами новых племЁн, народы скифско­го мира не растворились Безвозвратно, а оставили о сеБе живущую в веках память.

В IV—V столетиях всю Европу сотрясло движение племён, полу­чившее название Великого переселе­ния народов. Под ударами варваров рушился старый, античный, мир. На его развалинах воздвигались новые государства и культуры. Но гранди­озное переселение, похоронившее прежнюю, Римскую, империю, было лишь первой волной. На смену ей шла другая, несущая ранее неведо­мые народы.

Так на исторической арене Европы в VI в. появляются славяне. Они всплыли из бурлящей стихии Великого переселения — как будто ниоткуда. Но, в отличие от мно­гих других племён, вскоре сметён­ных с лица Земли, славяне устояли. Более того, они в течение несколь­ких десятилетий заняли обширные пространства на востоке и в цен­тре Европы. В VIII—X вв. на этих землях уже складываются крупные славянские государства, в том числе Киевская Русь.

В ПОИСКАХ

ПРАРОДИНЫ СААВЯН

Откуда пришли славяне? Вопрос вовсе не праздный. Письменные источники — исторические и геогра­фические сочинения, создававшиеся греками и римлянами, — до VI в. их не знают. Но ясно, что это не был небольшой род какого-то племени, внезапно разросшийся в ту бурную эпоху. Когда славяне появляются на страницах источников, то именуются многочисленными или даже бесчис­ленными. Территория, которую они заселили тогда, была столь обширна, что не вызывает сомнений в справед­ливости этих слов.

К началу VI в. существовало уже несколько групп славянских племён. Чаще всего греческие и западноев­ропейские писатели называют две — склавины (т. е. собственно славяне, те, кто так себя называл) и анты. Анты

Мое время занимали земли современной Украины и Мол­давии между Днепром и Пру­том. Склавины жили к западу от них, заселив немалую часть соврЕ­менных Румынии, Чехии и Словакии,

Вклад в воссозданиЕ истории сла­вян внЕсли учёныЕ, занимающиЕся сопоставлЕниЕм и изучЕниЕм исто­рии языков. УстановлЕно, что сла­вянЕ относятся к так называЕмой индоЕвропЕйской сЕмьЕ языков. Они ближайшиЕ родичи прибалтийских народов (литовцЕв и латышЕй), чуть болЕЕ дальниЕ — гЕрманцЕв и дрЕв­них римлян.

В поле зрения географов Древней Греции и Древнего Рима. По мнению современных языковедов, уже в V в. до н. э. праславяне (т. е. непосред­ственные предки славян) говорили на особом языке. В V в. н. э. сложил­ся собственно славянский язык, от которого произошли известные в на­ши дни языки отдельных славянских народов.

Нашлись и некоторые упоми­нания праславян в античности. Несколько тогдашних авторов пишут о венедах — древнем народе, живу­щем в долине реки Вислы, на землях современной Польши. Первый раз о собственно словенах упоминает географ II в. Птолемей. Он говорит

1 Пражская

2 Суково-Дзедзицкая

3 Пеньковская

Основные направления славянской колонизации Vll-Vlll вв.

О ставанах, живших к югу от венедов по Нижней Висле и на юго-восток до границ степи. У Птолемея словене — соседи венедов. Но историк VI в. Иордан утверждает, что венеды — предки словен (склавинов) и антов. Так или иначе, считается, что вис — ленские венеды являлись одним из праславянских племён. Соседние народы ещё долго называли славян венедами или винидами.

В ПЛЕНУ ИЛЛЮЗИЙ

В XIX в. своё слово в поисках пра­родины славян должна была сказать археология. Однако первые археоло-

О

Балто-славянские культуры Тушемлинская и Колочинская

О

Полиэтнические культуры VII-IX вв.

1 Аварская 2 Болгарская
3 Волынцевская

Границы государств даны на конец Vlll — начало IX вв.

Ги, занявшиеся проблемой, быстро зашли в тупик. Набор элементов, из которых состояла славянская культу­ра VI—VII вв., устанавливался просто. Древние славяне жили в полуземля­ночных домах («в жалких хижинах», как пренебрежительно пишет визан­тийский историк VI в. Прокопий Кесаритский). Они хоронили умер­ших родичей, сжигая их тела и за­капывая прах в землю в глиняных урнах. Причём курганов они сначала не строили. Славяне VI—VII вв. не зна­ли гончарного круга, потому посуду лепили из глины вручную.

Проблема заключалась в том, что именно такой набор не известен ни одной из существовавших до V в. на востоке и в центре Европы археоло­гических культур. По отдельности эле­менты иногда обнаруживаются, в сум­ме — крайне редко. Например, есть культуры того времени, в которых гончарная посуда соседствует с леп­ной, обряд сожжения тел — с погре­бением в земле (трупоположением). Можно ли их считать славянскими?

Археологи XIX в. находились в плену представлений, соглас­но которым каждой культуре дол­жен соответствовать особый народ. Частые перемещения племён с места на место привели к тому, что в источ­никах упоминаются разные праро­дины. Если античные авторы поме­щают венедов на Висле, то древние летописцы Руси, Чехии и Польши выводят своих предков с Дуная.

В итоге к началу XX в. многие славянские историки и археоло­ги решались отнести к прародине всю занятую в VI—VII вв. славянами территорию, а кроме того, многие соседние земли, на которых были памятники «славянских» культур. В ответ немецкие учёные решитель-

Но «уменьшали» пределы прародины. А памятники объявляли «германски­ми» или «балтскими».

По-новому оценил проблему прародины крупнейший словац­кий археолог начала XX в. Любор Нидерле (1865 — 1944). Он первым из историков-славистов активно использовал результаты языковед­ческих исследований. В результате Нидерле создал широкую и убеди­тельную картину ранней истории и древней культуры славянских племён. Эта картина была пред­ставлена им в 1906 г. в обобщаю­щем труде «Славянские древности». «Славянские древности» — подлин­ная энциклопедия мира древних славян — до сих пор остаются неза­менимым подспорьем для любого историка. Труд переведён на многие языки мира, в том числе русский.

Нидерле заявлял, что при пересе­лениях племена смешивались друг с другом, веками жили бок о бок. Поэтому культуры раннего желез­ного века — творения не одного, но

Предметы

Из Будапештского

Некрополя.

Черняховская

Культура.

Молдавия. III—IV вв.

Нескольких народов. Среди них труд­но найти чисто «славянскую», «гер­манскую» или «балтскую» культуру.

Внимательно Анализируя источ­ники, Нидерле очертил пример­ные грАницы прАродины слАвян. По его мнению, искАть её следует нА территории Польши и УкрА­ины, хотя не исключены и иные

ВАриАнты.

Позднейшие исследовАния под­

Твердили главноЕ — самыЕ крупные арХЕОЛОГИЧЕСКИЕ культуры II—V вв. в Восточной и ЦЕнтральной ЕвропЕ нЕоднородны. Их создавали прЕд­ставитЕли разных плЕмён: гЕрманцы и праславянЕ, дрЕвниЕ балты (роди­чи литовцЕв и латышЕй) и скифо­сарматскиЕ кочЕвники.

ПЛАВИЛЬНЫЙ КОТЁЛ КУЛЬТУР

В концЕ IV—V в. по зЕмлям Европы пронЕслась волна нашЕствия новых, пришЕдших с Востока кочЕвни­ков — гуннов. Она Ещё раз смЕша­ла мЕстныЕ плЕмЕна, кто-то ушёл за нЕй. ИмЕнно гунны дали главный толчок ВЕликому пЕрЕсЕлЕнию наро­дов. В началЕ V в. прЕжниЕ культуры Восточной Европы исчЕзают с архЕо­логичЕской карты. НЕсомнЕнно, мно­гих из числа их создатЕлЕй гунны истрЕбили. Других жЕ увлЕкли за собой дальшЕ, на запад.

ЦЕнтром дЕржавы гуннского царя Аттилы были области по СрЕднЕму Дунаю (соврЕмЕнная ВЕнгрия). НЕ отсюда ли послЕ смЕрти всЕ­сильного завоЕватЕля вновь нача­ли рассЕляться славянскиЕ плЕмЕна? И нЕ в этом ли разгадка сообщЕний лЕтописцЕв о прародинЕ на ДунаЕ? Но архЕология до сих пор нЕ смогла ни подтвЕрдить, ни опровЕргнуть это мнЕниЕ. ДостовЕрно извЕстно только то, что славянскиЕ культуры пришли в Восточную и ЦЕнтральную Европу имЕнно во второй половинЕ V в. — как раз послЕ гибЕли царства Аттилы.

ГдЕ жЕ пЕрвоначально жили прЕд­ки славян? Вопросов пока Ещё боль­шЕ, чЕм отвЕтов. Но совокупныЕ усилия историков, архЕологов и язы­ковЕдов постЕпЕнно проясняют это. УстановлЕно, что в V в. до н. э. (тогда жЕ, когда появился праславянский язык) на зЕмлях Польши, по СрЕднЕй ВислЕ, возникла культура, близкая к позднЕйшЕй славянской.

В пЕрвых вЕках новой эры вар­вары ЦЕнтральной и Восточной Европы то воЕвали, то торговали с Римской импЕриЕй. Из римских провинций на «варварский» сЕвЕр распространялись достижЕния рЕмё­сЕл, оружиЕ, мода. Потому культуры того врЕмЕни часто называют про­винциально-римскими. Создавались,

В подражаниЕ римским, мЕтал­личЕскоЕ оружиЕ, конская сбруя, замки, ножи, кЕрамичЕская посуда. РЕмЕслЕнники были выходцами из

Разных племён. Они строили разные жилища, по-разному хоронили умер­ших. При этом племена тесно обща­лись между собой и жили бок о бок. «Отделить» их друг от друга археоло­гу очень сложно.

На западе, в долинах Эльбы, Одера, Вислы и на прилегающих землях, во II—V вв. н. э. распространилась пше- ворская культура. Среди её создателей были и германские племена ванда­

Лов и лугиев, и праславяне — венеды и словене («ставаны» Птолемея).

Дальше на восток, на территории украинской лесостепи, в первых веках новой эры жили зарубинец — кие племена. Их культура так напо­минает славянскую VI—VII вв., что некоторые учёные уверенно назы­вали их праславянами, т. е. непосред­ственными предками славян. Но дру­гие не соглашаются. Зарубинецкая культура, считают они, не связана напрямую с известными нам сла­вянскими народами. Ближайшими потомками её создателей в III—VII вв. были жители Верхнего Поднепровья. По своему языку, скорее всего, они являлись балтами. Славяне же при­шли в их земли позднее.

С III в. большая часть современной Украины и Молдавии, а также часть Румынии были охвачены ещё одной провинциально-римской культурой — черняховской. Среди черняховцев были как оседлые германцы (готы и гепиды), так и сарматские кочевники. Присутствовали среди них и праславя­не. По своей территории черняховская

Культура почти полностью совпадает с одной из ранних славянских — пень­ковской VI—VII вв. (названа по селу Пеньковка на Украине).

Пеньковская культура, по мнению современных учёных, принадлежала антам, восточной группе славянских племён. Уже упоминавшийся историк Иордан сообщает о войне антов с го­тами ещё в IV в. В некоторых герман­ских языках слово «ант» обозначает мифического великана. Так нередко сохранялась память о древних вои­нах — победоносные враги превра­щались в чудовищных исполинов. Как бы то ни было, есть основания полагать, что и анты, и готы входили в число черняховцев.

Некоторые Черняховские общины на Днестре пережили разрушитель­ное гуннское нашествие. Позднее увлечённые гуннами на запад предки славян вернулись сюда и поселились вместе с дальними сородичами. Во второй половине V в. провинциаль­но-римская черняховская культура сменилась подлинно славянской.

КУЛЬТУРЫ-СЕСТРЫ

Как уже говорилось, к началу VI в. большую часть славянского мира делили между собой два объединения племён — словене и анты. В землях, которые отводят этим народам авторы того времени, археологами

Обнаружены две археологические культуры. Одна из них — пеньков­ская — уверенно связывается с ан­тами. Действительно, пеньковские памятники распространены на тех же украинских, молдавских и отчас­ти румынских землях, где Иордан и Прокопий помещают антов.

Другая культура — пражско-кор- чакская. Она получила своё название от поселений на месте нынешней чешской столицы Праги и в Корча — ке (Украина). Пражско-корчакская территория полностью покрывает земли древних словен. Она охватыва­ет Чехию, Словакию, часть Польши, Румынии и Украины.

Представители обеих культур приняли с конца VI в. участие в мас­штабном переселении на Балканы. Археологи находят следы разруши­тельного вторжения славян на земли Византийской империи, уничтоже­ния городов и крепостей, бегства населения. Об этом свидетельствуют и письменные источники.

В начале VII в. славяне завладели уже почти всей Грецией. «Они, — пишет византийский хронист, — вторглись с боями… и изгнали и уни­зили природные эллинские (т. е. греческие. — Прим. ред.) племена,

А сами поселились». Однако затем часть беженцев вернулась на прежние земли, между ними и славянами нача­лось мирное общение. Пришельцы научились многому у местных жите­лей, поселились в древних городах. Так складывалась история южных славян: болгар, македонцев, сербов, хорватов, словенцев.

В Греции же и Албании славянские поселенцы растворились в среде мест­ных жителей. Успехи славян были тем поразительнее, что они отстава­ли от империи и в боевой организа­ции, и в вооружении. Историк Иоанн Эфесский (VI в.) с удивлением писал, что над греками одержали верх «люди простые, которые не осмеливались показаться из лесов и из-под защи­ты деревьев и не знали, что такое оружие, кроме двух или трёх копьи — шек». По данным археологов, у сла­вян и антов в VI в. из оружия, и прав­да, имелись лишь луки со стрелами да небольшие дротики.

Пока в распоряжении историков были только письменные памят­ники, многие из них считали, что анты — предки восточных славян, а словене — западных. Теперь это заблуждение убедительно опроверг­нуто археологами. Словене — пле-

Ожерелье. Константинополь. VI в.

Височные кольца вятичей.

Бронза. XII в.

Мена пражско-корчакскои куль­туры. Они жили как в Польше, Чехии и Словакии, так и в Украине. Корчакцы стали предками и запад­ных, и восточных славян. Именно потому славяне в целом унаследо­вали их название. Анты же — пред­ки лишь части южных и восточных славян.

ХОЗЯЙСТВО СЛАВЯН

Археологи воссоздали довольно пол­ную картину жизни ранних славян­ских племён. Славяне были оседлыми земледельцами. Впрочем, на первых порах им часто приходилось пере­ходить с места на место. Связано это было с тем, что у них господствова­ло подсечно-огневое земледелие. Селяне выжигали под пашню лес, а затем использовали участок до полного истощения. Спустя 3—4 года землю приходилось менять. Потому древнейшие поселения невелики. Они просто не успевали разрастись. Со временем, однако, возникают крупные сёла. У антов это происхо­дит раньше, чем у словен. Славяне осваивали новые методы земледелия, учились чередовать поля, тем самым повышая их плодородие. Теперь при селе имелось два поля — одно засе­валось, а на другом земля «отдыхала», оставалась «под паром».

Славяне выращивали просо, пше­ницу, овёс, ячмень. Известны им были лён и конопля. Разводили они также хмель и виноград, занимались огородничеством и садоводством. Первые пахотные орудия делались из дерева. Именовались они ралами. Анты унаследовали от черняховских племён более развитое орудие — рало с металлической насадкой (наральником), взрезающей при пахоте землю. Потом его заимство­вали и словене. Гораздо позднее, в VII—VIII вв., появились новые ору­дия пахоты — соха (лёгкое орудие, приспособленное для северной лес­ной почвы) и, наконец, плуг.

Древние славяне занимались и ско­товодством. Кости домашних живот­ных во множестве найдены на славян­ских поселениях. Славяне разводили коров и свиней, овец и коз. Имелась в их хозяйствах и домашняя птица. Словене до vii в. редко езди­ли верхом, в рАла и

Телеги они впрягали Быков. Ay антов Было широко распространЕно коневодство. Из антских земель до наших дней дошли ДЕТАЛИ конской сБруи, а также изоБражЕния коней. В жилах антов ТЕкла кровь и сарматских кочевни­ков — неудивительно, что конь у них высоко почитался.

Поселения словен и антов почти всегда располагались по берегам рек или ручьёв. Для них выбирали место, укреплённое самой приро­дой, будь то лес или крутой берег. Искусственно же укреплённые грады до VII—VIII вв. — большая редкость. От VI в. таких известно всего два, оба на землях Украины. Это словенское городище Зимно на Западном Буге («столица» племенного союза дуле­бов) и Пастырское городище в доли­не Днепра, центр антов.

Жили анты и словене, как пра­вило, в слегка возвышавшихся над землёй полуземлянках правильной четырёхугольной формы. Площадь их действительно совсем невелика:

У словен в среднем около 10 кв. м, у антов — от 12 до 20. Это меньше современной однокомнатной квар­тиры. Сейчас трудно поверить в то, что на столь малой площади про­живала довольно большая древне­славянская семья. Но славяне редко бывали дома. Дом являлся местом не столько совместной жизни, сколь­ко общих трапезы и сна.

Внутри дома, в углу, противопо­ложном входу, размещалась каменная печь. Напротив неё — «красный угол» с домашними святынями-идолами.

Печи ставились у северной стены, а «красный угол» находился в юж­ной. На юге, по славянским мифам, лежит блаженная заморская страна, прародина людей.

На севере словенских земель в VI в. стали строить наземные сруб — ные дома — избы. До сих пор в се­верных русских или польских землях изба считается образцом крестьян­ского жилища. Изба просторнее, чем дом южного типа (хата). Избы возвышались над землёй и хорошо отапливались печью, которая иног­да ставилась в подполе, в центре, а иногда — в углу жилища.

Одевались древние славяне скром­но. Тот же Прокопий писал о славя­нах в бою: «Некоторые не имеют ни хитона, ни плаща, но, приспосо­бив только штаны… так и вступают в схватку с врагом». Хитон — длин­ная, подпоясанная рубаха. Именно в хитон и штаны одет славянский божок в виде литой статуэтки из Мартыновского клада конца VI — начала VII в.

На славянских поселениях най­дено немалое количество орудий труда. Они помогают установить, что у древних славян была неплохо развита обработка дерева. Славяне искусно работали по металлу, изго­товляя как орудия и оружие, так и украшения. Они в совершенстве владели навыками кузнечного дела и плавки цветных металлов: серебра, бронзы, меди. Славянские (особенно антские) мастера-ювелиры умело подражали мастерам Византийской империи.

РАЗДЕЛЕНИЕ КУЛЬТУР

К концу VII в. древнейшие славянские культуры распадаются. Славяне к то­му времени широко расселились по Европе. Различия между отдельными племенами усилились. На основе кор — чакской и пеньковской складываются новые культуры. Так, антские и вос­

Точные словенские племена создали культуру луки-райковецкой (названа по одному из украинских поселе­ний). Она занимает территорию от Западного Буга и Прута до Днепра.

До наших дней дошло большое число градов и неукреплённых сёл VIII— IX вв., а также курганные и бескурган­ные могильники. Восточнославянская культура луки-райковецкой стоит у ис­токов древнерусской народности.

На востоке в VIII в. с ней граничи­ла и частично смешивалась волын — цевская культура. Полагают, что к её созданию причастно племя севе­рян, которое упоминается в русских летописях и византийских хрони­ках. Северяне в IX—XI вв. занимали левобережье Днепра. Культура их сложилась на основе слияния сла­вянского и пришедшего из степи населения, потомков древних сар­матов. В начале VIII в. волынцевцы основали на правом берегу Днепра Киев — будущую столицу Руси. Потомки волынцевцев в IX в. широ­ко расселились на востоке Руси. Они дали начало нескольким союзам вос­точнославянских племён.

Славяне развивались не в изоля­ции от внешнего мира. Они рассе­лялись на землях, где до них жили греки и римляне, балты и германцы. Кроме того, славянские земли нередко подвергались вторжениям кочевых племён с востока. Потому многие славянские культуры несли на себе отпечаток влияний извне. Так, само имя болгар происходит от названия кочевого племени, основавшего своё государство на Балканах в конце VII в. Болгары ещё до этого тесно общались со словенами и антами, смешивались с ними. Как свидетельствуют и пись­менные, и вещественные источники, современный болгарский народ воз­ник из слияния двух культур.

На развитие чехов и словаков сильное воздействие оказали дру­гие кочевники — авары, покорившие часть славянских земель в VI — нача­ле VII в. Авары, в отличие от болгар, были скорее поработителями, нежели соседями и союзниками славян. Но созданное ими на землях нынешних Венгрии, Австрии и Словакии госу­дарство — Аварский каганат — во­брало в себя самые разные народы: славян, германцев, болгар, римлян. Под властью общих господ, авар, их культуры сблизились и слились в новое единство. Археологам сейчас довольно трудно отличить, например, германские и славянские памятники в пределах Аварского каганата.

КАК БРАНИБОР СТАЛ БРАНДЕНБУРГОМ

О людях, создавших пражско-корчак- скую и пеньковскую культуры, извест­но немало и из письменных источни­ков — трудов западных и византийских писателей. Другое дело — культуры славянского севера. Об их создателях до конца VIII в. от древних историков сведений практически нет. У самих же славян письменность появляется ещё позже, с утверждением христианства в IX—X вв. Их историю воссоздаёт почти исключительно археология.

ЯЗЫЧЕСТВО ДРЕВНИХ СЛАВЯН

Археология и языкознание, отдельные свидетельства письменных памятников позволяют нам воссоздать среди других черт культуры и языческую религию древних славян. Славянские слова «языки», «язычники» — перевод латинского слова pagani, т. е. «народы». Так именовались иноверцы, окружавшие с библейских времён мир единобожников. В старославянском и древнерусском языках присутствует и прямое заимствование из латыни — слово «поганые». Оно означает то же, что и «язычники», хотя для нашего уха звучит гораздо резче. Современные учёные нередко называют «язычеством» религию древних славян, предшествовавшую христианству. Сами древние славяне этого слова, разумеется, до крещения не знали.

Религия славян являлась многобожной. Славяне веровали во множество богов, каждый из которых отвечал за ту или иную природную силу или за какие-то явления повседневной жизни. Многие языческие боги почитаются не только славянами, но родственными им народами Европы. Особенно много общего у славянской религии с древней балтийской (литовцев, латышей, пруссов). Но и более отдалённое родство — с древними римлянами, с германцами, с кельтами — тоже ощущается в поверьях, в осколках мифов, в именах богов. Всё это наследие древнего индоевропейского единства.

Древнейшие боги, олицетворявшие силы природы, сходятся в так называемом «основном мифе» древних славян. Один из них — бог — громовержец Перун. Древние славяне чтили его как предка и покровителя своих князей. Его именем клялись находившиеся под его защитой воины-дружинники. Перуну противостоял Белее. Он — бог загробного мира, хозяин дикой природы. Под его покровительством находится всяческое колдовство. Змееподобный Велес в «основном мифе» сражался с Перуном и терпел от него поражение. Но почитали его почти наравне с верховным богом.

Велес — «скотий бог», способствующий крестьянскому труду, от него зависит урожай и удача в делах. Не исключено, что именно Велес сначала считался у многих славян верховным божеством, но как «старый бог» у большинства племён уступил своё место молодому Перуну. Перун находит двойников в балтийском Перкунасе или скандинавском громовнике Торе. Подобия Велеса — могучий бог загробного мира Велс у балтов и не менее могущественный «Всеотец» Один-Валль, владыка загробного чертога и предводитель богов в скандинавских мифах.

К числу древних богов относится и бог солнца Дажьбог. Он — «бог дающий», предок и покровитель всех людей, но особенно славян и славянских князей. Он — первый князь, прообраз всех последующих земных правителей. Князь считался потомком и подобием вышнего Солнца.

Итак, имелись общие, известные всем славянам боги. Но за время расселения по Европе в религии, как и в культуре вообще, появилось немало нового.

После разделения славян на отдельные группы в V—VIII вв. у различных племён стали почитаться разные божества. Некоторые боги древнерусского пантеона — Хоре, Стрибог, Семаргл, — совершенно неизвестны другим славянам. То же самое мы увидим, если обратимся к богам западных славян — их имён мы чаще всего не найдём у восточных или южных славян.

Обряд поклонения богам у славян именовался «молитвой». Так называлось и собственно моление, и принесение

Жертвы. Считалось, что божество может помочь в гадании, отвратить злую судьбу. Богов благодарили за успех в делах. В жертву приносили в основном животных. Перуну на его главный праздник в середине лета забивали быка. Подносили в дар высшим силам и долю урожая. Но приносили древние славяне, помимо прочего, и человеческие жертвы. Останки людей найдены среди жертв на многих славянских капищах, пишут об этом и средневековые писатели. Кого принести в жертву богам, определял жребий. •

Огромное пространство от Вислы до Эльбы (Лабы) в VI в. заселили пле­мена, культура которых получила название от поселений Сукова в Вос­точной Германии и Дзедзиц в Поль­ше. Суковско-дзедзицкие племена были родственны пражским слове — нам. На значительной части терри­тории Польши они позже смешались с ними, что и дало начало польскому народу Германские соседи называли суковцев винидами. Но сами они уже в конце VI в. именовали себя слове — нами. Несмотря на родство, культура их всё же отличается от пражской.

Суковцы жили исключительно в наземных домах. Причём стро­или они как типично славянские избы-срубы, так и дома иных типов, больше напоминающие германские. Останки умерших они не погреба­ли в земле, а разбрасывали прах по поверхности. Потому почти неизвест­ны суковские кладбища.

На землях Польши (кроме Поморья Балтики) суковцы к концу VII в. сме­шались с пришедшими с юга роди — чами-словенами. Но на территории Восточной Германии они очень долго сохраняли свою культуру. Суковцы стали предками хорошо известных из хроник полабских славян — обод — ричей (ободритов), которые до XII в. сохраняли независимость от наступав­шей на их земли Западной Римской империи. Наконец, под мощным давле­нием они вошли в её состав и приняли христианство, после чего постепенно переняли немецкий язык и культуру.

Многие названия немецких городов на востоке Германии славянского про­исхождения. Так, Ольденбург — пере­вод славянского Старграда, а Меклен­бург — Велиграда. Бранденбург некогда был Бранибором. Археологические исследования подтвердили, что все эти города действительно были основаны славянами-суковцами в конце VI— VII в. Однако славяне издавна жили на этих землях бок о бок с германцами и смешивались с ними. Давнее мир­ное сосуществование двух народов подтверждает и археология. На всём пространстве от Балтики до чешских земель известны в VI—VII вв. смешан­ные поселения.

САМЫЕ

СВИРЕПЫЕ ИЗ СЛАВЯН

Велеты, или лютичи, ещё в XI в. слыли самыми свирепыми из прибал­тийских славян. Постоянные войны их с соседними ободричами длились с конца VI до X в. О позднейших, с конца VIII в., рассказывают запад­ные хроники. Но наиболее ранние события может воссоздать лишь археолог.

Изучая остатки древних поселений, археологи узнали о разрушительном вторжении южных племён в земли, населённые суковцами. Ободричи — суковцы отступили на северо-запад, оставив земли в низовьях Одры пришельцам. Позже, около 630 г., они выстроили неда­леко от границы деревян­ную крепость — Велиград (Мекленбург). Примерно в 680 г. велеты взяли и со­жгли оплот противника. Но их торжество длилось недол­го. Ободричи вернулись на пепелище и отстроили град, отбросив врагов. Некоторые из пришельцев вынуждены были остаться в Велиграде как пленники. От них, скорее всего, ободричи переняли навыки

Гончарства.

Завоеватели с юга заняли в VI — VIII вв. многие прибалтийские земли Следы их культурного влияния обна­ружены в Польском Поморье и на острове Рюген (Германия). Подобие своим врагам ободричам, они сохра­няли независимость от немецких владетелей до XII в., а позднее сме­шались с немцами.

Далеко на северо-востоке от всех перечисленных славянских племён, на землях будущей Северной Руси, также уже в V в. появляются славяне. Возникшая здесь культура длинных курганов в VIII в. распространилась на большой территории, охватив Псковщину, Смоленщину, значи­тельную часть белорусских земель. Средневековые русские летописцы отводят эти земли могущественному племенному союзу восточных сла­вян — кривичам. Очевидно, именно кривичам и принадлежит культура длинных курганов.

Появление кривичей на дальнем севере в столь раннее время — одна из загадок славянской истории. Откуда и каким путём они попали на север? Долго считалось, что кри­вичи пришли в VI в. из уже заселён­ных тогда славянами земель между Одрой и Вислой. Но сейчас доказа­но, что они появились на Псковщине не позднее 470 г. Быть может, криви­чи оторвались далеко на север от словен и антов в самом начале их расселения, после краха 1уннской державы? Вопрос этот ещё ждёт разрешения.

Своё название культура получила по главной осо­бенности — неизвестным у других славян погребаль­ным сооружениям. Умерших сородичей кривичи хоро­нили в длинных, похожих на вытянутые валы погре­бальных насыпях. В высоту эти курганы достигают 2 м, в ширину — 10 м, а в дли­ну — 100 м и более. Как и во всех славянских землях, в кур-

Ганах хоронили членов одного рода на протяжении многих поколений.

В кривичских землях в VIII в. воз­никают укреплённые поселения. Древнейшим из них был Изборск близ Пскова — старейший из горо­дов Северной Руси, ровесник Киева. Почти во всех кривичских поселе­ниях вместе жили славяне и люди из

Древних финских и балтских племён. Подобно северным славянским пле­менам, кривичи строили исключи­тельно наземные дома — избы.

МАРТЫНОВСКИЕ ДРЕВНОСТИ

Долгое время в европейской науке господ­ствовало мнение о крайне низком уровне культуры древних славян. А сложилось оно под влиянием известий византийских историков.

Те же подчас оценивали всех варваров уничижительно, с высоты собственной

Цивилизации.

В 1909 г. в Украине, близ села Марты-

Я

СОПКИ ПОД

НОВГОРОДОМ

В конце VII в. на севере будущей
Руси появляются новые славянские
жители. Их приход не сопровож-
дался войнами ни с кривичами, ни
с местными финскими племенами.
Пришельцы осели к востоку от кри-
вичей, в долине реки Волхов и на
озере Ильмень. Летопись называет
жителей этой земли словенами или,
в отличие от прочих словен, ильмен-
скими словенами. Ильменцы — пред-
ки средневековых жителей Северной,
Новгородской, Руси.

Культура ильменцев именует-
ся археологами культурой сопок
или культурой новгородских сопок.
Название также происходит от пог-
ребальных сооружений. Сопки —
высокие (9-10 м) насыпи с плос-
кой вершиной, обложенные кольцом
из валунов. Археологи считают, что

На сооружение сопок повлиял
как славянский, так и финский

Погребальный обряд. Обкладка
могилы валунами и есть как раз
древний финский обычай.

Древние ильменцы жи-
ли в укреплённых и не-
укреплённых поселениях, воз-
никших в VIII в. на простран-
стве от Ладожского озера

До верховий Волги. Именно
из ильменских земель
с конца VIII в. шло заселе-
ние окрестностей нынеш-
ней Москвы. Укреплённые
грады у ильменцев появля-

Новка, археологи обнаружили богатый клад VI в. Окрестные земли в VI—VII вв. населяли антские племена. Большинство историков сошлись во мнении, что предметы из клада изготовлены антскими мастерами. В кладе свыше сотни серебряных украшений. Но позднее коллекция антских драгоценностей пополнилась: были найдены и другие клады VI — начала VIII в., а также сходные предметы на пеньковских поселениях.

Блестяще выполненные украшения этого

SI

Поясная привеска в виде фигурки человека. Серебро. Мартыновский клад. VI в.

Типа получили в науке название мартыновских древностей.

Среди находок в кладах — височные кольца, фибулы, ожерелья из бронзы и серебра. Но особенно много украшений, привешивавшихся к поясам. Подобные дорогие изукрашенные пояса упоминаются даже в хрониках той эпохи. Их носили наёмники-гвардейцы византийских

Императоров.

В числе поясных привесок и самые яркие из известных памятников антского искусства. Это литые фигурки людей и животных, найденные в Мартыновском кладе. Четверо подбоченившихся (как будто пляшущих) мужчин сделаны древним мастером с редкой для тех времён точностью. Фигурки позволяют учёным судить об одежде и внешнем облике их создателей. Пять фигурок изображают животных, видимо коней. Бегущие звери, впрочем, изображены с разверстыми пастями и высунутыми языками. У одних в оскаленной пасти отчётливо выполнены конские зубы, узнаваема и грива, но «копыта» оканчиваются когтями. В других же «конские» черты едва опознаются. Быть может, перед’нами изображения славянского бога грозы Перуна с его конём. Конь бога — громовержца вполне мог рисоваться воображению мастеров грозным

Чудовищем.

Ются уже в VIII в. Важнейшим из

Них был Холопий городок на

Реке Волхов, а позже, в IX в., —

Рюриково городище близ нынешнего Новгорода.

Продвигаясь на север, к Ладожскому озеру и Фин­скому заливу, словене встре­тили не только финнов, но и приплывавших из-за моря скандинавов — норманнов, варягов. Главным центром Бронзовая фи|-урка

Их общения стала крепость /АаоомттЗт/"’"’"’

Молотом в руках.

Ладога к югу от озера, на Хв.

ВОЕННОЕ ДЕЛО СЛАВЯН

И археологические раскопки, и письменные источники немало говорят о вооружении и боевой тактике древних славян. Особенно много места уделяют им, разумеется, византийские военные теоретики, не раз противостоявшие славянским племенам.

Главным оружием славян VI в. являлись небольшие копья, годные и для ближнего боя, и для метания. У каждого славянского воина имелось по два копья. Второе по значимости и частоте упоминаний оружие славян — деревянный лук с короткими отравленными стрелами. Наконечников как копий, так и стрел немало обнаружено в славянских поселениях. Находят археологи также ножи и топоры, однако те использовались больше в хозяйстве, чем на войне.

Некоторые воины прикрывались надёжными, но довольно тяжёлыми деревянными щитами. Другие шли в атаку не только без щитов, а вообще полуголыми, полагаясь на поверье о неуязвимости пребывающего в боевой ярости ратника. Доспехов славяне долгое время не знали.

Во время войн и набегов славяне знакомились с новым оружием, бывало, и захватывали его у врагов. Слово «меч» пришло к славянам из кельтских языков, слово

«броня» — из германских. Во время войн

С Византией VI—VII вв. придунайские

Славяне обвыклись и с тем и с другим.

В VII в. южные славяне сражались уже мечами, а то и в полном тяжёлом доспехе.

Более того, у них выделились «рода войск»: мечники, метатели, копейщики и др.

В VI в. славяне сражались преиму­щественно пешими. Верховую езду освоили они все, но только анты на востоке Европы, многое восприняв у кочевников, уже тогда применяли в бою конницу. У других славян коневодство сначала было развито слабо. Но при набегах на Византию им в руки попало большое количество коней. К концу VI в. у придунайских славян уже имелась конница. Для южных и южной части восточных славян VII в. конный бой стал обычным делом.

По описаниям византийцев VI в., славянская атака выглядела совершенно беспорядочной. Но в первых рядах сра­жались наиболее опытные и свирепые воины, члены дружин и воинских братств. Их громкий боевой клич и пугающий внешний вид повергали врага в ужас. Славяне славились своим

Умением нападать из засады и обороняться в труд­нодоступных местах, особенно в горах. Эти навыки развились за десятилетия освоения Прикарпатья. Разбить оборону славян в «теснине», поучали опытные греки, можно, лишь вызвав славян на атаку. Иногда это удавалось, иногда нет.

Первоначально славяне не дерзали нападать на крупные укреплённые города. Однако в середине VI в. они уже небезуспешно их штурмовали. Тогда ни о каких осадных машинах у них ещё не упоминается. Но славяне учились — и у самих византийцев, и у кочевников. К 80-м гг. VI в. славяне вполне овладели осадной техникой. Уже тогда они сооружали большие осадные башни, тараны для разрушения ворот, мощные камнемёты. Осадную технику они не возили с собой, а строили прямо на месте осады или на подступах к осаждаемому городу, за несколько дней.

В VII в. южные славяне, расселившиеся на Бал­канах, освоили осадную технику ещё лучше и даже совершенствовали античные штурмовые орудия. Среди славян появились собственные «манганарии» — инженеры осадной техники. Они пользовались огромным уважением в своих племенах. При осаде вражеских городов на них возлагались особые, почти исключительные надежды.

Славяне славились у византийцев и кочевников как мастера наведения переправ через водные преграды. Авары пользовались услугами славян для переправы войск через Дунай.

Для передвижения по многочисленным рекам Восточной Европы славяне издревле использовали плоты и челны, изготовлявшиеся из одного дерева. На такой славянской лодке — однодеревке (по-гречески «моноксил») при переправе умещалось два десятка воинов.

Во второй половине VI в. славяне впервые спускают свои суда на море. Сначала они пытались подражать византийскому кораблестроению, придавая большим плотам формы военных судов. Но после нескольких неудачных опытов стали развивать собственную технику. Брали в основном числом и приспособлением чёлнов для долгого морского плавания. В результате флотилии лёгких плотов и моноксилов уже в начале VII в. представляли угрозу для греческих портов. Особенно опасными казались «связанные ладьи» — связки однодеревок, напоминавшие современный катамаран и нёсшие соответственно больше воинов. На однодеревках южные славяне пересекали и Эгейское, и Адриатическое море. К концу VIII в. мореплавание освоили и восточные славяне.

ТРИ ГРУППЫ РУСОВ

В IX—X вв. на карте Восточной Европы появляется новое мощное государство — Русь. В его состав вошли все восточнославянские племена и многие их финские и балтские соседи. История Руси начинается с объединения восточных славян под властью русов, или руси. Кто такие были русы, и откуда взялось их название — учёные спорят до сих пор. Одни полагают, что русы изначально были особым племенем, другие — что так называлась княжеская дружина. В последнее время всё больше свидетельств в пользу того, что Русь зародилась на севере, в Новгородской земле. Так считал и летописец, выводивший Русь от варягов. Судя по древним свидетельствам, русы конца VIII—X в. были выходцами из разных племён. Среди них имелись и варяги-норманны, и славяне, и финны, и балты.

Ясно, что Русь отнюдь не сразу стала Киевской. Русы оседали в разных славянских градах, строили новые. Лишь позднее все их столицы объединились под властью Киева. Арабские средневековые географы сообщают о «трёх группах русов», т. е. о трёх более или менее самостоятельных центрах Руси. Считается, что сведения о них получены на Востоке в IX столетии.

Первый из центров — Куяба — уверенно отождествляют с Киевом, который существовал уже в VIII в. Но с другими двумя ситуация сложнее. Здесь не обойтись без помощи археологов.

Второй центр — Славия. Она расположена где-то на севере, и название её, конечно, связано с именем словен-славян. Чаще всего Славию ищут в районе Новгорода, столицы словен ильменских. По одному из преданий, здесь некогда стоял город Словенск. В этих землях сейчас известно несколько градов VIII—X вв. Но по другому, более древнему преданию Словенском сначала назывался не неизвестный город в Поильменье, а Изборск. Этот стольный град псковских кривичей основан в начале VIII в., гораздо раньше, чем любой из градов ильменцев. Так что вопрос о Славии ещё нельзя считать закрытым.

Третий центр — Арса (или Арта). Её искали чуть ли не по всей Восточно-Европейской равнине. На роль этого центра предлагались разные города — от Рязани до Чернигова. Дело усложняется тем, что арабы не могли чётко описать этот город — жившие в нём русы были недружелюбны к чужеземцам. Сейчас большинство историков сошлись во мнении, что Арсу надо искать на северо-востоке Руси. Неподалёку от Ростова Великого археологи обнаружили древний град— Сарское городище. Оно процветало на протяжении VIII— X вв., а потом уступило место растущему Ростову. В отличие от славянского Ростова Сарское основали аборигены края — финское племя меря. В своей столице, однако, меряне уживались со славянами и норманнами. Именно этот древний центр Ростовской земли, как

Сейчас полагают, и был загадочной Арсой.

Начало позднейшим культурам сла­вян восточных, западных и южных. Одной из наследниц давней эпохи славянского единства является куль­тура Древней Руси.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *