«РИСОВАЯ» ЦИВИЛИЗАЦИЯ

ЧТО ТАКОЕ КИТАЙ

Русское название Китай заимствова­но, очевидно, у среднеазиатских народов, назвавших страну по имени китаев, или киданей, народа монгольского про­исхождения, владевшего в X—XII вв. Северным Китаем. Ближневосточ­ное и западноевропейс­кое названия страны берут своё начало от таджикско­персидского слова «чин». В свою очередь, это наимено­вание происходит от названия древнекитайского царства Цинь, которое в III в. до н. э. впервые объ­

Единило большую часть страны. Сами китайцы имели несколько

Вариантов самоназвания, но чаще всего именовали свою страну по правящим династиям — Шан, Чжоу, Цинь, Хань и т. д. В древности было распространено и название Чжун го (Срединное государство), сохранив­шееся до настоящего времени.

Местом формирования иных культур и народов: тибетцев, тюрок, монго­лов. Восток Китая имеет более бла­гоприятные природные условия для развития хозяйства: мягкий климат, разнообразная растительность. Эти условия способствовали тому, что именно в этой части страны появи­лись древнейшая земледельческая культура и первые очаги китайской цивилизации, а также само государст­во. Климат восточной части Китая весьма благоприятен для сельского хозяйства, так как на лето прихо­дится наибольшее количество атмо­сферных осадков, а осень здесь тёп­лая и сухая.

В старину почти весь Китай был покрыт лесами. Недра страны изоби­ловали полезными ископаемыми. Моря, озёра и реки были богаты

Рыбой.

На востоке страны сосредото­чены и главные реки. Они берут своё начало на западе и текут в во­сточном направлении. Долины рек издревле были самыми плодородны­ми и наиболее населёнными райо­нами страны.

В истории китайской цивилиза­ции особую роль сыграли две реки. Хуанхз — главная река Северного Китая. Она несёт свои воды более 4 тыс. км. Её бассейн был центром древнейшей китайской цивилиза­ции. Хуанхэ — бурная река; несколько раз она меняла своё русло, затопляла огромные пространства, принося неисчислимые бедствия населению. Второй по значению и по существу самой большой рекой Китая явля­ется Янцзы (Янцзыцзян), протянув­шаяся от истоков до устья на 5 тыс. км. Центральный Китай — это и есть бассейн Янцзы.

Основными районами расселе­ния древнекитайских племён были области среднего и нижнего течения реки Хуанхэ и равнина, примыка­ющая к Чжилийскому (Бохайвань) заливу. Здесь преобладали плодо­родные аллювиальные, т. е. нанос­ные, образовавшиеся из речного

Ила почвы. Они и умеренный климат Великой Китайской равнины спо­собствовали развитию земледелия.

Огромные пространства в Се­верном и Северо-Западном Китае занимают лёссовые почвы. Здесь древние племена находились в ме­нее выгодном положении. Лёсс — это отложения минеральной пыли, которую сдувают с гор зимние мус­соны. Частицы-путешественницы содержат питательные вещества,

КИТАЙ В ЭПОХУ ШАНЬ И ЧЖОУ

ВЭЙ Крупнейшие царства Китая эпохи

«Воюющих царств» (VlllIll Вв. до н. э.)

■ Древнейшие земледель — ‘~^* 1 Ческие области Китая

А Китайское государство эпохи Чжоу (XlVlll Вв. до н. э.)

Область распространения Y//) Раннеземледельческой

" культуры Яншао

D Китайское государство эпохи Шан (XVIXI Вв. до н. э.)

„ Область распространения [ ’ раннеземледельческой

Культуры Луньшань

Древние цивилизации

Например органические остатки или легкорастворимые щёлочи. Это позволяет обходиться без удобре­ний. Но в районах лёссовых плато дождей выпадает мало, и для земледелия требуется искусствен­ное орошение. Именно в силу указанных при­родно-климатических различий племена, жив­шие в районах лёссовых плато, имели менее разви­тое земледелие, чем племена, обитавшие в нижнем течении

Хуанхэ.

ПЕРВЫЕ

ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЫ КИТАЯ

Из всех наиболее ранних неолити­ческих культур, открытых в бассей­не Хуанхэ и на близлежащих терри­ториях, большую роль в процессе формирования китайского этноса сыграли три: цюйцзялин, матзяяо и яншао, между которыми сущест­вовали заметные различия как в эле­ментах культуры, так и в ведении хозяйства. Земледельческие культуры на территории Китая занимались на севере выращиванием чумизы, на юге — риса.

Культура цюйцзялин характеризо­валась оседлым земледелием. Главной сельскохозяйственной культурой был рис. Жилищем служили углуб­лённые в землю хижины, разделяв­шиеся внутренними перегородками на несколько отдельных помещений. Цюйцзялинцы пряли на веретёнах с круглыми глиняными пряслицами, украшенными цветным орнаментом. Они использовали разнообразную посуду, изготовлявшуюся ручным способом и иногда даже покрывав­шуюся орнаментом.

Культура матзяяо — типичная во­сточноазиатская культура крашенной керамики, отличавшаяся, однако, той особенностью, что глиняная посуда раскрашивалась после того, как она обжигалась в печи. Основу земледе­лия составляло возделывание проса. Люди занимались разведением собак и свиней, являвшихся главными до­машними животными.

Культура яншао — самая изучен­ная китайская культура того перио­да. Её основу составляло выращива­ние чумизы, разновидности проса. Для вскапывания земли применя­лись каменные и деревянные орудия. Урожай убирали плоскими каменны­ми или керамическими прямоуголь­ными ножами с отверстиями для продевания ременной либо верёвоч­ной петли. Яншаосцы охотились на оленей, кабаргу, тапиров, бамбуковую крысу. Они занимались разведением домашних животных — свиней и со­бак; ловили рыбу на костяные крюч­ки и сетью с каменными грузилами, били её острогами. Производство орудий из камня и кости, а также гончарство были наиболее разви­тыми отраслями ремесла у яншаос — цев. Каменные и костяные изделия отличались тщательной полировкой. Керамическая посуда восхищает изя­ществом своих форм, мастерством изготовления, гаммой расцветки — от ярко-красного до оранжево-лимон­ных тонов. Но более всего поража­ет сложный орнамент на гончарных изделиях.

РАСПИСНАЯ КЕРАМИКА ЯНШАО

Расписная керамика — один из наиболее ярких следов, которые дошли до нас от культуры яншао эпохи неолита. И чего только не делали из керамики! Бытовая посуда размером от 3 до 60 см: чаши, миски, пиалы, тарелки, блюда, сосуды доу в форме бокала, сосуды цзунь для вина, по форме напоминавшие крынки, разнообразные горшки для приготовления пищи (гуань), кувшины (ху), бутыли (пин) с плоским, круглым или острым дном, кастрюли (цзэн) с дырчатым днищем для варки на пару… Интересны яншаоские котлы-треножники (дин), а также котлы на трёх полых ножках (ли). Найдены различные виды погребальной керамики: сосуды, которые «пригодятся покойнику на том свете», урны, использовавшиеся для детских погребений, макеты жилищ —считалось, что они тоже пригодятся. Из керамики делали даже небольшие печки и многие виды

Орудий труда: ножи, скребки, пряслица, лощила для заглаживания керамики, рыболовные крючки; украшения: кольца, шпильки; скульптуру: изображения человеческой головы, полой внутри, с круглым отверстием сверху; игрушки: свистульки, погремушки, колокольчики.

Но не только разнообразием форм отличались изделия китайских гончаров. Часть посуды была ярко украшена. Узор наносили красного или чёрного цвета, реже — лилового, белого, коричневого. Это и есть первая роспись, давшая название керамике и всей культуре. Краски, использовавшиеся В Для росписи, минеральные, т. е. В Это естественные материалы. Их измельчали, наносили на

Кувшин с изображением змеи. 4500-2500 гг. до н. э. Блюдо с орнаментом в виде свернувшейся змеи, одного из тотемов (покровителей рода) древних земледельцев Китая. 4500-2500 гг. до н. э.

Изделие обычно вместе с глиной (замешивали с глиной), в процессе обжига краски закреплялись. Даже сейчас, через тысячи лет, они выглядят как новые — такова особенность силикатных красок.

В позднее время яншаосцы наносили узор в соответствии с назначением изделия: сосуд гуань разрисовывали в косую монохромную (одноцветную) клетку, пиалы украшали моно­хромными витыми облаками или тремя параллельными линиями, чаши бо расписывали полихромным (многоцветным) рисунком, иногда по белому (точнее, светло-серому) ангобу наносили три параллельные линии и рисовали три прямоугольника по бокам. Были и другие, более сложные рисунки, но чаще встречались узоры некоторых «типичных» видов. Однако «стандартизация» не была жёсткой, и в разных районах рисунки несколько отличались: например, вместо прямых линий делали волнистые и т. п. Помимо росписи изделия декорировали узорами с помощью гравировки (резьбы), методом штампования получали оттиски. В качестве штампа использовали хлебные злаки, косточки плодов и специальные приспособления. На погребальных сосудах, всегда декорированных, человека изображали сидящим, иногда без головы. В провинции Ганьсу, находящейся между Тибетом и Монголией, т. е. далеко от всех морей, изображали раковину каури — или целиком, или только зубчатый разрез в сочетании с другими элементами росписи. Наряду с геометрическими узорами, самыми

Массовыми, встречаются изображения деревьев, тыкв — горлянок и пр.

Некоторые исследователи пола­гают, что часть орнаментальных элементов расписной керамики яншао — это не что иное, как самые ранние письмена. Они имеют сходство с иероглифами, изображёнными на гадательных костях и бронзовых сосудах эпох Шан и Чжоу, которые легли в основу современной китайской письменности.

Яншаосцы одевались, вероятно, в тканую одежду, о чём свидетельство­вали пряслица, небольшие костяные иглы и отпечатки тканей на днищах сохранившихся глиняных сосудов.

Поселения, такие, как, например, деревня Баньпо, почти полностью раскопанная археолагами, распола­гались на речных террасах. В центре посёлка стояло общественное зда­ние, вокруг — квадратные и круг­лые полуземлянки со стенами, обма­занными глиной, с коническими крышами, очагами. При раскопках посёлков были открыты и кладби­ща. Погребения детей осуществля­лись, как правило, в больших сосудах около домов, взрослых — в могиль­никах у поселений. За пределами поселений размещались также гон­чарные мастерские с горнами.

Основным районом расселения яншаосцев была долина нижнего течения Хуанхэ, где река круто пово­рачивает на восток и в этот изгиб слева впадает река Вэйхэ. Образуется почти прямая линия рек Вэйхэ и Хуанхэ, текущих на восток. Вдоль этой линии, влево и вправо от устья Вэйхэ, и жили яншаосцы, как пола­гают, основные предки современ­ных китайцев. По мнению учёных, они пришли сюда с юга, перевалив через хребет, в V тысячелетии до н. э. и занялись пойменным земледелием. В конце V — начале IV тысячелетия до н. э. они и создали культуру яншао. Говорили яншаосцы на одном из сино-тибетских языков. В IV тысяче­летии, двигаясь вдоль рек на восток и запад, они или создавали новые культуры, или сталкивались с мест­ными культурами.

Поздненеолитическая культура лунышань (конец III тысячелетия до н. э.) пришла на смену яншао. Наиболее явным внешним отличием этой культуры от прежних было то, что в луншань изменился цвет кера­

Мики: глиняная посуда — не крас­ная, а чаще всего серая и чёрная. Это явилось результатом техничес­кого совершенствования обжига, который осуществлялся теперь без свободного доступа воздуха в закры­тых печах, что резко повышало тем-

Пературу внутри обжигаемой каме­ры. Изобретённый гончарный круг значительно способствовал повы­шению производительности труда. Земледельческие орудия стали более совершенными. Появилось двузубое деревянное орудие для вскапывания земли под названием «лэй».

Ещё более существенно отличие в хозяйственной деятельности этих племён. Для культуры луньшань были характерны ближневосточные виды злаков (пшеница, ячмень) и поро­ды домашнего скота (корова, овца, коза).

ПОБЕДА РИСА

Основой хозяйства неолитических племён Китая служили разнообраз­ные сельскохозяйственные культуры. В засушливых остепнённых областях на северо-востоке страны лёссовые почвы были наиболее благоприятны для выращивания устойчивых к засу­хе растений, таких, как просо и чу­миза. Влажный юг оказался наибо­лее приспособлен для выращивания влаголюбивых растений, таких, как водный каштан, лотос, ям и рис.

Дикий рис произрастал в поя­се, простирающемся от Северной Индии до горных цепей Юго-Вос­точной Азии и Юго-Западного Китая. Распространение риса к северу про­ходило медленно и приняло форму постепенного продвижения тради­ций и навыков выращивания зерна в качестве продовольствия от одного

Посёлка к другому. Самые ранние свидетельства существования куль­турного риса, найденного в Китае, открыты в озёрном крае в среднем течении Янцзы. Отсюда и началось распространение этой культуры сначала вдоль берегов Янцзы, а за­тем по побережью на север и юг. И к концу периода неолита в доли­нах рек Хуанхэ и Янцзы рис стал преобладающей сельскохозяйствен­ной культурой, который по праву может дать своё имя всей китайской цивилизации — рисовая цивилиза­ция. К середине I тысячелетия до н. э. рис достиг Кореи и Японии.

ПЕРИОД ШАН (ИНЬ) —

РОЖДЕНИЕ

ЦИВИЛИЗАЦИИ

Как можно предположить на осно­вании древних преданий, в конце III тысячелетия до н. э. определя­ющую роль на территории Китая играли племена шан и ся. В конце концов решающую битву выиграло племя шан, с именем которого связа­но создание первого в истории Китая государства. О племени ся архео­логические данные почти ничего

Не говорят. Об этом племени можно судить лишь по некоторой информа­ции из литературных источников.

Последние свидетельству­ют, что племя шан первона­чально заселяло бассейн реки Ишуй (северо-западная часть нынешней провинции Хэбэй). Впоследствии, как предполагают

Некоторые современные китай­ские учёные, это племя расселилось из бассейна реки Ишуй в разных направлениях: на территорию сов-

^

Еменной западной провинции! аньси, на юг — в Хэнань, на юго­восток — вдоль побережья залива Бохайвань до полуострова Ляодун.

Со временем племя шан продви­нулось ещё дальше на юго-запад и проникло в глубь современной провинции Хэнань.

В конце XVIII в. до н. э., во вре­мена правления Чэн Тана, племя ся было окончательно покорено. Чэн Тан, следуя китайской традиции, основал династию Шан.

Позднее, после падения этой династии, в надписях на бронзовых сосудах династию Шан и в целом государство, а также и его населе­ние стали впервые обозначать иеро­глифом «инь». Это название стало общеупотребительным как в древ­них источниках, так и в современ­ной китайской и иностранной лите­ратуре. Название Шан применялось до времени, когда это царство было в XII в. до н. э. уничтожено. Скорее всего, слово «шан» берёт своё начало от местности, где находились родо­вые владения вождей племени шан. Это название сначала применялось для обозначения племени, затем его приняли в качестве наименования государства и страны.

Основные источники сведений о царстве Шан — данные археоло­гических раскопок остатков послед­ней столицы этого государственного образования — города Шан, най­денных в районе Аньян, недалеко от селения Сяотунь (современная про­винция Хэнань).

Особенный интерес представляют обнаруженные здесь кости с надпи­сями. Установлено, что надписи эти

Являются не чем иным, как гадательными записями — вопросы иньских царей, адресованные ораку­лам, и ответы на них. Надписи вырезаны на костях самых разных животных (например, быков, оленей), на пан­цирях черепах и могут быть отнесены к периоду XIV—XII вв. до н. э.

На основании данных, получен­ных после прочтения этих надпи­сей, учёные сделали вывод, что вся территория царства Шан разделя­лась на пять огромных районов, которые носили следующие назва­ния: Западные земли, Южные земли, Восточные земли, Северные земли и Шан. Район Шан считался основ­ным, поэтому в надписях он опреде­лялся как Центральный Шан.

Царство Шан занимало терри­торию современной провинции Хэнань, а также части прилегающих областей. Вокруг находился ряд полу­зависимых, в том числе и китайских по языку, племён. С Западными зем­лями соседствовали племена цян, чжоу куфан, гуйфан; с Северными — племена туфан и люйфан; с Южны­ми землями — цаофан и др. По сосед­ству с Восточными землями обитало племя жэньфан.

Государство Шан за достаточно долгий период своего существова­ния пережило значительные изме­нения. На самом раннем этапе оно сохраняло пережитки родоплеменной военной демократии, о чём свиде­тельствует существование в то время совета старей­шин. К сожалению, дальней­шее развитие государственной организации привело к обра­зованию в ней черт деспо­тии, к монополизации царя­ми всей полноты власти.

Первым и самым крупным рабовладельцем, а также номинальным верховным собственником всей земли в государстве был царь. Он же являлся первосвященни­ком и верховным главнокомандую­щим. Религия считала необходимым укреплять авторитет царя. С этой целью она представляла его в гла­зах народа существом сверхъесте­ственным и божественным, «сыном неба», который управляет «подне­бесной» страной якобы по веле­нию неба. Интересно, что в самом начертании знака «ван» («царь») выражена идея величия верховной власти. Соответствующий иероглиф

Состоял из двух элементов: «вели­кий» и «единственный». В более поздние времена понятие «великий» в рассматриваемом знаке заменили изображением неба, что связыва­лось с религиозным представлени­ем о божественном происхождении

Царей.

Государственный аппарат воз­главляли цари государства Шан. Учёные не имеют подробных дан­ных, которые бы указывали на струк­туру госаппарата иньского перио­да. Надписи на костях и бронзе по этому вопросу дают отрывочные сведения, в частности отдельные термины, объясняемые как названия должностей военных чинов.

Данные литературных источни­ков более позднего происхождения, рисующие довольно сложную госу­дарственную организацию иньско — го периода, требуют критического подхода и до настоящего времени не подтверждены расшифровками надписей на костях.

Существовали древние атрибу­ты государства — армия и тюрьмы,

Что подтверждают надписи на гада­тельных костях. Упомянутые выше надписи несут в себе целый ряд иеро­глифов с изображением различных видов наказаний и казней: сожже­ние на костре, повешение, четвер­тование, обезглавливание, закапыва­ние живым в землю. Использовались и более «лёгкие» наказания: отреза­ние носов и ушей, отрубание рук и ног, выкалывание глаз и т. д. Некото­рые знаки изображают человека с ко­лодками на руках в ящике или яме — своеобразной тюрьме. Литературные памятники подтверждают существо­вание в иньский период некоторых из этих наказаний.

Некоторое представление о разви­тии производительных сил в пери­од Шан дают материалы раскопок. Хотя каменные и костяные орудия ещё сохраняют своё немаловажное значение, широкое распространение получают изделия из бронзы.

Много изделий из меди и бронзы обнаружено при раскопках в Сяо — туне, столице царства Шан: домаш­няя утварь и жертвенные сосуды, оружие, представленное мечами, секирами, алебардами, наконеч­никами стрел и копий. Найдены бронзовые орудия: топоры, ножи, вилы, иглы, шилья и долота. Совер­шенно очевидно, что в период Шан был достигнут достаточно большой прогресс в развитии производитель­ных сил. Если, конечно, учесть, что в дошанский период сосуды произ­водились главным образом из глины, а хозяйственные орудия и оружие — из камня и кости.

Большое разнообразие форм, более искусная выделка изделий, богатая роспись сосудов свидетель­ствуют о высоком уровне зарождаю­щейся цивилизации Шан в обозрева­емое нами время.

Постепенно на смену примитивным формам хозяйствования — рыболовст­ву и охоте — приходят скотоводство

В Северном Китае из основных зерновых культур было распростра­нено просо, которое требовало отно­сительно мало влаги.

Культивировались так­же ячмень, пшеница, гаолян (сорго) и, возможно, рис, выращиваемый в то время в бас­сейне реки Хуанхэ.

Надписи на костях свидетельствуют о суще­ствовании во время Шан садово-огородных культур, о разведении шелкович­ных червей (шелкопряда), о выращивании тутовых де­ревьев.

Согласно древним легендам, шел­копряда разводили в Китае с неза­памятных времён. Шёлковые коко­ны найдены при археологических раскопках одной из неолитических стоянок в селении Синьцунь про­винции Шаньси. Часто в надписях на костях встречаются знаки — изображения шелковичного червя. Гусеницы шелкопряда были у жи­телей царства Шан в большом почитании. Их духам совершались

Жертвоприношения. В гадательных надписях часто встречаются знаки, которые изображают шёлковые нити, платья и т. д.

О том, как дальше развивалось земледелие, свидетельствует более высокая, чем прежде, техника обра­ботки земли. Некоторые современ­ные китайские учёные высказывают предположения, что уже тогда при­менялось орошение, хотя ещё при­митивное технически и в небольших размерах. Этот вывод подтверждают как надписи на костях, так и древние предания, сообщения о зарождении искусственного орошения уже в до — иньский период. В надписях на кос­тях встречаются иероглифы, которые символизируют орошение. Один из них изображал поле и потоки воды, которые, скорее всего, следует про­читать как оросительные каналы.

При обработке земли в то время уже применялись орудия из метал­лов, о чём свидетельствуют найден­ные в окрестностях Лояна и Аньяна медные лопаты.

Прочтение многочисленных зна­ков в надписях на костях даёт воз­можность предположить, что древние жители царства Шан при обработке земли использовали тягловый скот. Так, знак «у» изображал вола, стоя­щего возле земледельческого ору­дия. Знак «ли» (т. е. «плуг», «пахарь») означал кроме вола ещё и лошадь. В гадательных надписях встречаются сочетания двух иероглифов, которые обозначают плуг и быка.

Как свидетельствуют китайские легенды, в древности существовала

«спаренная вспашка», когда землю распахивали два человека вмес­те. По-видимому, это была более

Эффективная форма разрыхления почвы. Понятие «спаренная вспаш­ка» имело и более широкое значе­ние, а именно — соединение усилий нескольких человек при обработ­ке земли, коллективную обработку

Поля.

Рыболовство и охота теперь не играли существенной роли в хозяй­стве иныдев, но ещё сохраняли какое — то значение, о чём говорят всё те же надписи на костях.

Скотоводство занимало в инь — ском обществе довольно значитель­ное место. Что это было именно так, подтверждает то количество живот­ных, которое приносилось в жерт­ву духам. Иногда оно исчислялось десятками, в иных же случаях (осо­бо торжественных) — сотнями. На­пример, в двух надписях говорится о принесении в жертву 300 быков, в одной приводятся числа: 100 овец и 300 быков.

Археологические раскопки в Сяо — туне дали очень много костей, остав­шихся от домашнего скота: овец, сви­ней, собак, быков, буйволов, коз. Все эти животные упоминаются в над­писях на костях иньского времени. В них же, кроме того, есть свиде­тельства о приручении слона и оле­ня. Иероглифические изображения

Позволяют сделать заключение, какие именно животные были дикими, а какие — уже одомашненными. Бык, например, показывался со вставлен­ной в рога деревянной переклади­ной (одной или двумя). Иероглифы, обозначавшие собаку и лошадь, — верёвка и путы. Характерные изоб­ражения диких животных состояли преимущественно из знаков стрелы и животного.

Слонов, очевидно, иньцы исполь­зовали в хозяйстве и во время войн с другими племенами. Кости слонов подвергались гравировке и росписи. Слоновьи кости найдены при рас­копках в Сяотуне. Надписи на них упоминают, что слонов как дань при­сылали иньским царям зависимые от них племена.

Сяотуньские раскопки показыва­ют, что для транспортных целей инь — цы использовали лошадь. Обычно

В царские повозки или военные колесницы впрягали четвёрку лоша­дей. Надписи на гадательных кос­тях говорят о паре запряжённых

Лошадей.

В иньское время начало бурно развиваться ремесло. О том сви­детельствуют раскопки иньской столицы, от которой сохранились остатки жилых построек и дворца. Сооружения строились из дерева, фундамент был из камня. При рас­копках дворца обнаружены мастер­ские иньских ремесленников. Там, где когда-то находилась мастерская

Гвардейцев. Основной ударной силой армии были двух — и четырёхколёсные колесницы, заимствованные китай­цами у племён Центральной Азии. Экипаж обычно состоял из луч­ника, возничего и иногда ещё третьего воина, вооружённого копьём и клевцом.

Умельцев-бронзолитейщиков, оста­лись обломки бронзы, разбитые формы для литья, шлак и пепел. Судя по остаткам заготовок и другой утва­ри, можно предположить, что масте­ра производили бронзовое оружие, доспехи, шлемы, орудия производст­ва, сосуды, кухонную утварь.

Были обнаружены и мастерс­кие резчиков по кости. Они делали наконечники для стрел, шпильки для волос и многое другое.

Археологи также нашли изделия ремесленников, изготовлявших ору­дия из камня: ножи, топоры, нако­нечники для стрел и копья.

Значительного развития достигло гончарное производство. Раскопки дали много образцов различных горшков, кубков, чаш, тазов и пр. Для изготовления этой утвари использо­валась глина различных сортов, в том числе и белая каолиновая. Гончарный круг в это время уже был достаточ­но известен иньским мастерам, хотя сосуды производились также и руч­ным способом. Глиняные изделия обжигались, украшались орнамен­том, иногда покрывались глазурью.

Выше мы вели речь о развитии шелководства в иньское время. О вы­делывании шёлковых тканей и раз­витии ткацкого дела свидетельствует существование иероглифов, которые обозначали понятия «шёлковая нить», «одежда», «платок» и др.

Высокий уровень ремесла иньских мастеров, наличие множества ремес­

Ленных отраслей говорят о том, что ремесленное производство про­шло уже немалый путь в своём раз­витии.

Рост избыточных продуктов сель­ского хозяйства и ремесла, а также разделение труда между земледельца­ми и ремесленниками способствуют развитию обмена. Археологические находки позволяют сделать вывод о существовании экономических связей между иньцами и другими племенами, в том числе и весьма отдалёнными.

Племена с побережья Бохай по­ставляли иньцам рыбу и морские раковины. Жители территории со­временного Синьцзяна — яшму.

Медь и олово для выплавки брон­зы привозились из районов в вер­хнем течении Янцзы и из Южного Китая. Иньцы обеспечивали продук­тами и оружием кочевые и полуко­чевые племена. Сосуды, найденные на реке Абакане, и бронзовое ору­жие — на Енисее, однотипные с из­делиями шанских ремесленников, говорят о связях иныдев с племенами земель, которые сегодня называются Сибирью.

Учёные считают, что, по крайней мере, после XIV в. до н. э. мерилом стоимости у иньцев были драгоцен­ные раковины каури. В развалинах столицы царства Инь найдено много таких раковин с отполиро­ванной внешней стороной. Чтобы было удобнее их носить, в ракови­нах делали отверстия, а потом нани­зывали на нить. Стоимость связок, скорее всего, была значительной. В надписях упоминается о том, что подарок одного из царей состоял из нескольких связок раковин, но не более десяти. Количество рако­вин не удовлетворяло спрос на них, ибо обмен расширялся. Выход был найден. Натуральные раковины стали заменять искусственными, сделанными из костей или яшмы. Став мерилом стоимости, рако­вины в дальнейшем превратились в символ драгоценной вещи, символ богатства. Понятия для обозначения драгоценностей, богатства, накопле­ния и многие другие, близкие им по смыслу, стали писать иероглифами, имеющими в своём составе знаки раковины.

ИНЬСКОЕ ОБЩЕСТВО

Археологические раскопки указыва­ют на значительное имущественное расслоение в среде иньского обще­ства. Богатые иньцы жили в домах с каменными фундаментами, бедные довольствовались чем-то наподобие землянок. О дифференциации по степени имущественного владе­ния свидетельствуют погребения. Усыпальницы царей и знати конеч­

Но же отличаются от погребений

Ещё совсем недавно учёные счи­тали иньское общество доклассо­вым, отмечая при этом, что к кон­цу его существования (XII в. до н. э.)

Произошло разложение первобытно-общинных

Отношений с переходом к рабовладельческому строю.

В конце концов китайские учёные признали иньское общество рабовладельческим, • классовым. В этом им помогли исследования по расшифровке иньских надписей на костях и собственно археологические раскопки. Однако установить точное время перехода от родо­вого общества к рабовладель­ческому довольно трудно. Хотя данные раскопок, отражающие

Классовые отношения, относятся к пе­риоду после перенесения столицы царём Пань Гэном в Шан, т. е. к XIV в. до н. э., можно предполагать, что классовое общество возникло ещё до этого времени. Понятно, что в течение довольно длительного времени рабо­владельческое общество сохраняло пережитки первобытно-общинных отношений.

Заслуживающим наибольшего доверия литературным источником, данные которого освещают период, предшествовавший созданию динас­тии Шан, является глава «Основные записи об Инь» из «Исторических записок» Сыма Цяня. Приводимый автором список иньских ванов

(царей, правителей) в основном подтверждается надписями на кос­тях. Это даёт основание считать информацию Цяня достаточно вер­ной. По сообщениям того же Сыма Цяня, Чэн Тан, обращаясь к чжу — хоу (военачальникам) и к населе­нию, отмечал: «Тех из вас, кто не бу­

Дет уважать мои приказы, я сурово накажу и уничтожу. Пощады никому не будет». Так говорят вожди, уже полностью распоряжающиеся жиз­нью подчинённых.

В государстве Шан существовали рабы, рабовладельцы и земледельцы — общинники. Рабовладельческую подструктуру общества составляли иньская рабовладельческая светская аристократия, жреческая аристо­кратия (они же и рабовладельцы) и рабовладельческая аристокра­тия подчинённых иньцам племён. Формирование светской рабовла­дельческой аристократии происхо­дило из окружения царя: сыновей, иных родичей, близких людей, под­чинённых. В надписях на костях они определяются знаками «хоу», «нань», «цзы», «бо». Эти термины возникли ещё в дорабовладельческий период. В последующие времена они изме­нили своё содержание и перешли в разряд титулов знати.

Термин или знак «хоу» перво­начально означал военачальника рода (племени), лучника. В период Шан термин «хоу» применялся для обозначения военачальников царя (ван); они посылались им для охраны пограничных территорий. В надписях они встречаются наря­ду с названиями земель, которыми управляли. Гадательные надписи ука­зывают, что на одних и тех же зем­лях находились как хоу, так и дру­гие представители царя (сыновья,

Например). Термин «бо», т. е. бук­вально «дядя», стал означать теперь «военачальник», «правитель облас­ти», но по общественному положе­нию бо был старше хоу, ибо являл­ся правителем нескольких или даже многих хоу.

Термин «цзы» (буквально «сын») стал впоследствии обозначать сыно­вей царя. Очевидно, что сыновья также назначались управляющими областей. В многочисленных надпи­сях иньцев обнаруживаются соче­тания знаков «цзы» с названиями местностей. Например, цзы Чжэн, цзы Суй, что означало: «царский сын области Чжэн», т. е. посланный в Чжэн; «царский сын области Сун» и т. п. Со временем знак стали при­менять для обозначения аристокра­тического титула вне зависимости от того, был ли его носитель сыном царя или нет.

Вожди некоторых племён, под­властных иньским царям, получали от правителей почётные звания — хоу и бо. Особенно это практико­валось в конце пери­

Ода существования Иньского царства, когда оно ослабевало под натиском соседей.

Жреческую рабовладель­ческую аристократию состав­ляли жрецы, колдуны, пред­сказатели, чревовещатели. Они занимали очень важное место в государстве Шан, ибо помогали царю и рабовладельцам в управ­лении массами рабов и свобод­ных общинников.

Свободные общинники-зем­ледельцы являлись значитель­ной частью населения эпохи Шан, играя достаточно важную роль в государстве. Древние литературные источники Китая свободных земледельцев назы­вают по-разному. В «Книге доку­ментов» («Шуцзин») они фигу­рируют как «народ» (тинь), «мелкий люд» (сяоминь) и т. д. Свободные общинни­ки были не только одним из главных производитель­ных слоев общества, но пред-

Ставляли значительную политичес­кую силу, с которой рабовладельцам приходилось считаться.

О «Книге исторических преданий», или «Книге документов», следует ска­зать, что это памятник классичес­кой конфуцианской литературы. Точная дата появления книги неизвестна, однако она существовала уже при Конфуции (VI—V вв. до н. э.). До нас дошла в более поздней редакции. Несколько глав созда­ны в V—III вв. до н. э. Материалы, содержащиеся в «Книге доку­ментов», имеют отношение как к первобытнообщинному строю, так и к обществу, в котором появи­лись рабы. Последние находились в очень тяжёлом положении. Их продавали, дарили, лишали жизни, обменивали на вещи. Чтобы они не могли бежать, их клеймили, заковывали в колодки или кан­далы, им рвали ноздри, отрезали уши и пр. Рабы выполняли самую грязную и изнурительную работу. Как уже упоминалось, их при­носили в жертву богам. Одна из гадательных надписей извещала: «Приносится в жер­тву раненый раб». В другой говорится: «Сжигаем раба, чтобы землю оросил дождь».

Об этом же свидетельствуют и обна­руженные при археологических рас­копках иньской столицы обгорелые кости людей.

В период Шан рабы не имели своего наименования, но сущест­вовало несколько иероглифов для их обозначения, что особенно харак­терно для раннего периода рабо­владельческого общества. Например, иероглиф «ну», означающий понятие «раб», изображал человека, стояще­го на коленях со связанными сзади руками. Возможно, это был пленный. Рабов из военнопленных обозначили иероглифы «си» и «фу». Первый знак изображал склонённого и со связан­ными руками человека с верёвкой на шее. Иероглиф «фу» по начерта­нию похож на первый — изобра­жает мужчину, которого схватили рукой.

Китайские учёные предполагают, что «це», «тун», «цзай», «чэнь» и «пу» обозначали домашних рабов. Знак «цзай» состоит из графических эле­ментов — крыши (ворот) и клей­ма. Возможно, он обозначал рабов, исполнявших работы внутри дома. Иероглиф «це» состоит из неполно­го знака «синь» («клеймо») и иеро­глифа, который означал женщину, т. е. выражал понятие «женщина с клеймом», «рабыня». В более поз­днее время этот знак стал носить другое значение — «наложница». Иероглиф «пу» изображал человека с клеймом на лбу. Иероглиф «чэнь», возможно, означал смиривших­ся военнопленных, которых хотя и превращали в рабов, но за их покорность выделяли среди осталь­ных, поручали им служебные зада­ния, например наблюдение за други­ми рабами. Отсюда и более позднее значение знака «чэнь» — «слуга», «клерк», «чиновник».

Рабство поддерживали посто­янные войны иньцев с соседними племенами и захват пленных, ряды рабов пополнялись и за счёт осуж­дённых. Последнее утверждение, однако, является предположитель­ным.

Помимо этого, знать и цари получали рабов от подчинённых племён, рабов присылали в качестве

Дани наряду с другими предметами. О поступлении рабов в иньскую сто­

Лицу сообщают и гадательные над­писи на костях.

Использовались рабы преиму­щественно в скотоводстве и час­тично в земледелии. В надписях иньского периода говорится об обработке полей пленными из пле­мени цян. В некоторых надписях имеются прямые указания на то, что в скотоводстве трудились рабы из захваченных пленных. Рабы слу­жили ездовыми на охоте, чаще всего они были из зависимых племён. Рабы, как считают учёные, обслужи­вали церемонии жертвоприношения (уход за жертвенным скотом и его заклание).

Бегство рабов от своих хозяев было в те времена обычной формой выражения протеста против рабо­владельцев. В надписях, обращенных к оракулу, ставится вопрос о том, убегут или не убегут рабы. Вопрос, заданный гадателю, сформулирован следующим образом: «Потеряю ли я рабов?». Подобные записи относят­ся и к периоду правления Вэнь Дина в XII в. до н. э.

В общественных отношениях иньского времени ведущую роль играла община. В надписях на кос­тях она изображалась знаком «и»,

Т. е. «поселение людей». Вероятнее всего, это селение-община или несколько общин в совокупности. В более позднее время этот иеро­глиф стал обозначать понятия горо­да, территории, средней величины владения.

К сожалению, надписи на кос­тях и бронзе не позволяют предста­вить общую картину распределения земли и внутреннюю организацию общины. Для обозначения полей использовался знак «колодец». Если его обвести линиями, то получим фигуру, в которой девять квадра­тов, т. е. девять полей. Впрочем, сам иероглиф «поле» иногда изобра­жался также в виде девяти квадра­тов. Как сообщал в IV—III в. до н. э. философ Мэн-цзы, восемь полей будто бы находились в частном пользовании восьми семейств, а де­вятое, которое находилось в цент­ре, обрабатывалось сообща всеми восемью семействами. Мэн-цзы утверждает, что именно такое рас­пределение земли характерно для времени, следующего за периодом Шан, однако в позднейших сочине­ниях встречаются указания, отно­сящие подобный порядок земле­пользования и к рассматриваемой эпохе.

Всё вышеизложенное даёт иссле­дователям основание предполагать, что общинное пользование землёй во времена Шан было организовано по принципу «колодезных полей». Исходя из данных исторических источников, можно сделать вывод, что земли свободных общинни­

Ков делились на две категории — сы тянь (частные поля) и гун тянь (общественное поле). Последнее обрабатывалось всей общиной, урожай поступал старосте общины, который отправлял его правителю данных района или области, а тот в свою очередь отсылал собранное в столицу, царю царства Шан. Сы тянь находились в индивидуаль­ном пользовании каждой семьи и кормили свободных общинников.

Интересно, что частные поля тем не менее не были собственностью их владельцев.

ПАДЕНИЕ ЦАРСТВА ШАН

На протяжении всего пери­ода своего существования государство Шан вело посто­янную борьбу с соседни­ми китайскими пле­менами. Многие из этих племён были покорены государством

Иньцев и вошли в его состав, иных же пре­вратили в рабов.

Некоторые бо­лее сильные племена оста­вались формально самостоятельными, но фактически под пали под влияние царей династии Шан. Иньцы предусмотри­тельно не изменяли у этих племён общественных порядков, не тро­гали их старейшин, даже наделяли последних почётными званиями, но обязывали посылать дань своим царям. К этим подчинённым обра­зованиям относились племена цян, шу, чжоу. Со временем они настоль­ко окрепли, что перестали посылать дань, а затем и сами стали вторгаться в пределы царства Шан.

Во времена правления У Дина велись частые войны с западными племенами шу и цян, которые подни­мали восстания и прекращали платить дань. На иньских гадательных костях встречаются такие

Записи: «Царь

Приказывает…

(следует указа­ние, кому конкрет­но. — Прим. реД.) Воевать против цян». Временные победы иньцев над племенами не при­носили постоянно­го мира.

Восстания приня­ли особенно большой раз­мах во времена царствования

Последнего царя иньцев Шоу (Ди) Синя. Он лично принимал участие в подавлении одного из таких вос­станий, о чём свидетельствуют мно­гочисленные начертания на костях и бронзе. После подавления племе­ни жэньфан возникла ещё большая опасность, ибо против иньцев высту­пила коалиция племён во главе с пле­менем чжоу.

Вожди чжоу состояли в тесных контактах с иньскими царями, явля­ясь данниками последних. За услуги в борьбе с другими племенами инь — ские цари часто жаловали вождей племени чжоу землёй и имуществом, одаривали титулами рабовладель­ческой аристократии, разрешали им в особых случаях наказывать непо­корные племена и т. п.

Во время царствования Вэнь Дина в 1194—1191 гг. до н. э. чжоу увели­чило свои силы за счёт покорения нескольких племён. На северо-запа­де были захвачены янь-цзин и дру­гие племена, а многие мелкие сами подчинились чжоу.

В период, когда царствовали по­следние иньские цари, племя чжоу значительно расширило свои вла­дения. Под его руководством для борьбы с Иньским государством объединилось несколько племён.

Шоу Синь, в свою очередь, призвал объединиться племена, подчинён­ные ему, а также подвластных царю областных правителей и военачаль­ников (хоу бо). При Муо обе враж­

Дующие армии встретились в ре­шающем сражении. Иньские воины потерпели поражение и, бросив оружие, сдались на милость врагу. Вождь чжоу У-ван одержал полную победу. Шоу Синь покончил счёты с жизнью. Он был последним царём

Династии Шан.

Так, собственно, и было унич­тожено царство Шан. Ему на смену явилось государство племени чжоу по имени которого был назван сле­дующий большой период в древней истории Китая, который определяет­ся рамками XII—III вв. до н. э.

ЭПОХА ЧЖОУ

В конце II тысячелетия до н. э. на смену цивилизации эпохи Шан приходит цивилизация периода Чжоу. Эпоха Чжоу подразделяет­ся на Западное Чжоу (XII—VIII вв.

До н. э.) и Восточное Чжоу (VIII— III вв. до н. э.).

Под властью этого государст­венного образования находились обширные территории: от провин­ции Ганьсу на северо-западе и Сычу­ань на юго-западе до Жёлтого моря на востоке, от провинции Шэньси на севере до реки Янцзы на юге.

При первых правителях Чжоу — ское государство представляло собой небольшое племенное обра­зование с примитивной организа­цией. Постепенно с расширением границ государства совершенствова­лась система его управления. Со вре­менем вокруг городов стали возво­

Диться крепостные стены, строиться каменные дома, была введена новая территориальная единица для рас­селения людей — «и» («поселение»). Преобразовывались старые обычаи племён, создавалась новая система управления, вводились чины, приме­нялась совместная обработка земли. Таким образом, закладывались осно­вы сильного Чжоуского государс-

Тва. Преемники императора Гу-гуна Вэнь-ван и У-ван продолжили его дело. Правители страны, опираясь на систему, сложившуюся в самом

Чжоуском государстве, и переняв многие передовые формы управле­ния государства Шан, выработали свою систему правления. Благодаря введению прогрессивной для того времени системы землепользова­ния, умелому сочетанию различных форм хозяйствования, соблюдению режима экономии, проведению разумной внешней и внутренней политики Чжоуское царство из небольшого превратилось в огром­ное мощное государство.

Правители Чжоу ввели запреты на алкоголь и охоту, чжоусцев, ули­чённых в употреблении вина, хва­тали и отсылали в столицу Чжоу, где сами правители предавали их казни. Были введены порядки, по которым представители одного рода не могли вступать в брак между собой. Члены

Одной родовой фамилии, хотя и нахо­дились в разных владениях и княжес­твах, считались братьями. Носители же других родовых фамилий счита­лись племянниками и дядями, между ними существовало кровное родство, и благодаря этому росло вза­имное сближение между родами. Среди простого

Люда в результате бра­ков между представите­лями разных фамилий устанавливались родс­твенные связи тако­го же порядка. Таким образом, вся организа­ция чжоуского общества основывалась на родовых и брачных связях.

Принимались законы, в которых всем членам общества вменялось в обязанность почитать своих роди­телей и братьев. Нарушители подвер­гались суровому наказанию, вплоть до смертной казни. В целях «обес­печения зажиточной жизни народа» была упорядочена система взимания налогов и податей. Подати взыскива­лись как в виде налога, поступавше­го с общественных казённых земель, совместно обрабатываемых простым народом (он составлял 1/3 часть урожая), так и в виде подношений, которые аристократы и наместники делали правителям, являясь к ним на

Аудиенцию.

Чжоуская династия определила пять высших титулов для знати: гун, хоу бо, цзь, нань; пять родов владе­ний — хоу, дань, нянь и вэй, считав­шихся внешними, и цай — внутрен­ним. Те, кому жаловались внешние владения, являлись официальными правителями княжеств, а те, кому было пожаловано внутреннее вла­дение, — высшими сановниками. Титул определял место, занимаемое на общественной лестнице, а раз­ряд владения — количество и долю податей и подношений правителю.

Представители администрации, знать, все, кто получал титул и вла­дение, обязывались в установленные сроки являться ко двору правите­ля с подарками. Для этого был раз­работан специальный церемониал,

Который проходил в торжественной обстановке. Несоблюдение этике­та при подношении даров означало неуважение и оскорбление династии и приравнивалось к отказу от подно­шения даров. К чжоускомУ царю как главе и родоначальнику Поднебесной стекались драгоценные камни, шёл­ковые ткани, звериные шкуры, изде­лия ремесленного производства от вассальных правителей.

Территория была поделе­на на княжества, которые жаловались представи­телям знати. Как тако­вого централизован­ного государственного аппарата не существо­вало. Различные облас­ти представляли собой по существу отдельные княжества. В то же время для поддержания стабиль­ности, устойчивости и мира между правителями княжеств были запреще­ны захватнические войны. В трактатах «Шаншу» говорится: «Будешь мягок с дальними — сможешь жить в мире с ближними; стремись способствовать установлению спокойствия между большими и малыми княжествами».

Для укрепления целостности Чжоуского государства и предотвраще­ния нападений кочевых племён цари создали вдоль границ опорные пун­кты. В этих местах земельные пожа­лования получали только крупней­шие аристократы чжоуской династии. В этом проявлялась мудрая полити­ческая дальновидность правителей Чжоу. Особое внимание уделялось уголовному законодательс­тву. Воровство, предна­меренное убийство жестоко наказы­вались.

В эпоху За­падного Чжоу насчитывалось 3 тыс. различ­ных преступ­лений, которые соответствующим образом наказыва­лись. Наказания под­разделялись на пять видов: мосин (клеймо тушью на лице) — за тысячу

500 провинностей; гунсин (кастри­рование для мужчин и превращение в рабынь-затворниц женщин) — за 300 провинностей и даписин (отру­бание головы) — за 200 провин­ностей.

В Западном Чжоу сохранились многие старые обычаи, среди них жертвоприношения и поклонение предкам. Эти обряды совершались под руководством жрецов и гадате­лей, которые играли видную роль в жизни чжоуского общества. Среди них существовала своеобразная иерархия. Самым главным был вер­ховный жрец, в его обязанности входило выполнение религиозных обрядов, связанных с поддержани­ем культа предков чжоуских царей и принесением им жертв. Однако в эпоху Чжоу на похоронах знати человеческие жертвы были отмене­ны, с умершими же хоронили соло­менные чучела, а в жертву прино­сили незначительное количество

Жёсткая централизация, ставшая одной из главных отличительных черт нового государства, прони­зывала все стороны жизни, в том числе и жизнь общины. В целом она сохранилась почти в неизменном виде с иньской эпохи, хотя жизнь земледельцев приобретала и новые черты. Помимо общинных и част­ных земель появились колодезные

Поля (цзинтянь), бывшие казённы­ми землями, которые передавались в пользование для обработки в ка­честве жалованья. Это составляло основу государственной собствен­ности на землю. Поделённые на квадраты земли передавались казной чжухоу и богу-ань (чиновникам), а

Те отдавали их для обработки земле­дельцам. Такая система землепользо­вания имела следующие назначения: во-первых, для чжухоу и богу-ань она представляла собой определён­ную единицу для выплаты жалова­нья; во-вторых, для лиц, непосред­ственно занимавшихся обработкой полей, она представляла собой еди­ницу учёта труда. А критерием для обеих этих целей служила строго определённая площадь колодезных полей.

По системе «цзинтянь» в Древнем Китае имелась совершенная для того времени система орошения, состоя­щая из различных рвов, канав, прото­ков, арыков и т. п. Помимо государст­венных квадратных полей имелась ещё целина, находившаяся в частном владении. Если казённые обществен­ные поля (гун тянь) имели опре­делённую форму и размеры, то част­ные были разнообразной формы (в зависимости от местности). Казённые земли обрабатывались в первую оче­редь. Частные поля являлись частной собственностью и служили объектом купли-продажи.

Во времена Чжоу общинники — земледельцы должны были не толь­ко обрабатывать казённые земли, но и нести военную повинность: их обязывали строить валы и рвы, воору­жаться.

Чёткой регламентации подверг­лось и само устройство общины: пять семейств объединялись в со­

Седскую общину — линь; пять таких общин составляли деревню — ли; четыре таких деревни представляли клан — цзу; пять цзу образовывали группу — дан; пять дан составляли округ — чжоу; пять чжоу объеди­нялись в сан-саны (в них входи­ло 12 500 дворов). Во главе каждой такой административной единицы

Стояли управители.

За весь период существования царства Западного Чжоу продолжа­лись войны с кочевыми племена­ми. Самую большую опасность для Западного Чжоу представляли напа­дения жунов и ди с северо-запада. Столица Хаоцзин была расположе­на в непосредственной близости от районов расселения этих кочевни­ков, что вынудило чжоусцев пере­нести столицу в Цюаньцю (Хуайли) и возвести вокруг городов крепост­ные стены.

Но, раздираемое внутренними противоречиями, Западное Чжоу было разгромлено племенами жунов. Последний правитель Западного Чжоу Ю-ван (781—771 гг. до н. э.) был убит кочевниками. В период Восточного Чжоу уже не существо­вало единого царства. Страна распа­лась на множество самостоятельных и полусамостоятельных государств. В VII—VI вв. до н. э. на территории Восточного Чжоу существовало около 150 удельных княжеств. В этот период господствующее положе­ние заняли пять наиболее крупных царств, которые в китайской исто­рии получили название «пять геге­монов» (или деспотов;

«У ба»): Цинь, Цзинь, Ци,

Чу и Юэ.

Каждый из этих пяти гегемонов оспаривал своё право на гос­подство в стране. В результате слияния и взаимопоглоще­ния княжеств была ликвидирована пер­воначальная раздроб­ленность страны на мелкие княжества и ос­талось небольшое число крупных. Войны за геге­монию между ними впо­следствии превратились в войны за объединение страны династиями Цинь и Хань, когда китайская цивилизация выходит за рамки национального государства и приоб­ретает уже черты им­перии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *