ПЕРВАЯ МОРСКАЯ ДЕРЖАВА

Древняя Финикия зани­мала полоску земли вдоль восточного побережья Средиземного моря. От остальной суши с востока она была отрезана Ливан­скими горами, которые местами подступали почти вплотную к берегу. По срав­нению с великими держава­ми — Месопотамией, Египтом, Персией, Римом — Финикия бы­ла всего лишь небольшим клоч­ком земли. Но финикийская речь звучала в гаванях египетских горо­дов, на берегах Сицилии, Испании, Северной Африки, в греческих пор­тах… Финикийские корабли господ­ствовали во всём Средиземноморье. Финикийцы дали миру алфавит, став­ший основой всех существующих ныне систем письма, первоклассные морские суда и многое другое…

В чём же заключалась сила этого маленького народа?

УЗКАЯ ПОЛОСКА СУШИ

Кем были первые жители Финикии, нам не известно. Однако прямые предки финикийцев проживали

Страны Ханаан. Говорили они на семитском языке, родствен­ном современному арабскому, древним языкам аккадцев, асси­рийцев, египтян.

Геродот и иные древнегреческие историки много писали о происхож­дении финикийцев. Их прародиной они называют острова в Персидском заливе. Современные исследователи тоже отмечают большое сходство между ханаанейским и южноара­вийскими языками. Они разделились приблизительно в конце IV тысяче­летия до н. э. Это совпадает с данны­ми археологии о появлении фини­кийцев на побережье Средиземного моря. Самые древние слои в фини­кийских городах отмечаются около 3000 г. до н. э. С этого времени начи­нается история городской цивили­зации.

Природа страны давала все воз­можности для благодатной жизни. Земли было мало, но те участки, что имелись, оказались очень плодород­ны. Влажные морские ветры при­носили дожди и делали ненужным искусственное орошение. С глубокой древности местные жители выра­щивали оливки, финики, вино­град, разводили коров и овец. Следы земледелия археологи находят уже в X тысячелетии до н. э.

К середине III тысячелетия до н. э. на месте посёлков земледельцев и рыбаков выросли города. Самыми крупными из них стали Угарит и Ар — вад на севере, Библ в центре, Тир и Сидон на юге.

Раскопки археологов позволи­ли восстановить их облик. Города укреплялись стенами, в центре их

Находились святилища и резиден­ции местных правителей, окружён­ные лепившимися друг к другу гли­нобитными и кирпичными домами. В маленькой стране земля была огромной ценностью, потому горо­да застраивались очень плотно. Недостаток места особенно сильно ощущался в Тире и Арваде. Эти два города располагались на небольших островах недалеко от берега. Дошло даже до того, что в IX в. до н. э. царь Тира Хирам насыпал дамбу и расши­рил островок, на котором раскинул­ся город.

Дома в Финикии строили обычно двухэтажные, с открытой или зареше­ченной галереей на верхнем этаже, где обитали хозяева. В нижнем, часто каменном, этаже хранились различ­ные запасы и жили рабы.

Шами. Они стояли так плотно, что римские солдаты во время штурма города в 146 г. до н. э. перебрасыва­ли с крыши на крышу доски и так перебирались на другой дом.

Судя по раскопкам в Угарите, в Финикии возводились и мно­гоэтажные круглые дома-башни. Модель такого дома в три этажа най­дена и в Карфагене.

Снаружи дома украшались рас­писной штукатуркой. Роспись явля­ла собой расположенные друг под

Другом фризы, состоявшие из цвет­ных треугольников, кругов и овалов, сплошных лент и зубчиков. Внутри через весь дом шёл коридор. В его середине открывался двор. По обе стороны от двора размещались

Жилые помещения.

Раскопки позволили получить

И некоторое представление о мебе­ли и обиходных предметах, окру­жавших финикийцев. Правда, о ме­бели можно судить главным образом по маленьким копиям из металла и глины, сохранившимся в могилах. Скорее всего, финикийцы использо­вали невысокие столы, стулья, табу­реты, плоские ложа. Почётное место в доме занимал большой деревянный сундук, в котором хранились основ­ные богатства дома. Те, кто был побо­гаче, покрывали его ковром, а бедня­ки — циновкой.

В центре улиц выкапывались спе­циальные дренажные канавы, поз­волявшие содержать город в отно­сительной чистоте.

Каждый город с ближней округой был маленьким государством. Ни один из них не смог объ­единить всю страну в единое целое. На протяжении веков борьба между ними шла с переменным успехом. В середине II тысячелетия до н. э. на севере господство­вал Угарит, а в цент­ре — Библ. В первой половине XIV в. до н. э. ведущая роль перешла к Си­дону (современный город Сай­да в Ливане), который возник, по- видимому, в IV тысячелетии до н. э. Но около 1200 г. до н. э. его разру­шили «народы моря». На смену Си­дону вскоре пришёл Тир. Он сумел даже объединить большую часть Финикии, но тоже ненадолго.

Понять устройство и жизнь фини­кийского города-государства помога­ет огромный архив глиняных табли­чек середины II тысячелетия до н. э. с текстами, выполненными клино­писью из 29 букв. Он был обнаружен археологами в Угарите.

Угаритское общество состояло из «людей царя», в число которых вхо­дили чиновники и воины, пахари и ремесленники — все свободные граждане, «сыновья Угарита», и ра­бов. По документам известно о сбо­ре коллективных налогов и вызове членов общин на общегосударст­венные повинности. Важнейшими из них были воинская, гребцовая и трудовая на государственных работах. Отбывавшие их содержа­лись казной.

Во главе государства стоял царь, но его власть была слабой. Её огра­ничивали советы городских старей­шин. Выборы должностных лиц в городах производились на основании имущест­венного ценза. Такой порядок действовал, например, в Карфаге­не, государственное устройство которо­го описал древнегре­ческий философ ГУ в. до н. э. Аристотель.

Архивные записи и находки археологов

Свидетельствуют о бо­гатстве финикийских городов и мастерстве их ремесленников и ювелиров. Что же было основой их процвета­ния?

Плоды сельского хозяйства обес­печивали достаток, но из-за нехват­ки земли не могли дать богатства. Его источником стала торговля. В Финикии сходились торговые пути со всей Передней Азии. Караваны шли на юг, в Египет и Палестину, на север — в Малую Азию и Междуре­чье, корабли везли товары в дельту Нила, на острова Эгейского моря и дальше на запад.

Главным товаром финикийцев яв­лялась древесина, в которой остро нуждался Египет. Города, в первую очередь Библ, торговали кедром, дубом и кипарисом, растущими по склонам Ливанских гор. Из дерева изготов­ляли корабли и сарк»»»”" в них помещали му

Египетских вельмо Большую роль в тор­говле играло высоко­качественное вино.

Важным продуктом было также оливко­вое масло.

Финикийцы пер­выми начали произ­водство пурпурной краски из особого вида моллюсков. Ею окрашивали шерст ные и льняные ткани ткани сразу же вошли в мо­ду и пользовались огромным спро­сом во всех соседних странах. Во время раскопок древних финикий­ских городов найдены груды пустых раковин, оставшихся после получе­ния краски.

Размах производства был очень велик. Своей ткани не хватало, и де­шёвую некрашеную шерсть ввози­ли в Финикию из скотоводческих районов Сирии, с Крита, а позже из всей Передней Азии. Высоко цени­лись в древности и прекрасные изделия финикийских ремеслен­ников из бронзы и серебра, а также знаменитое стекло из Сидона, сек­реты изготовления которого откры­ли в XVII в. до н. э. Кроме товаров местного производства финикий­цы торговали и тем, что вывозили из Малой Азии, с Кипра, Крита, из Греции. Города Финикии являлись крупнейшими центрами транзит­ной торговли. Из Малой Азии пос­тупали серебро и свинец, позднее — железо. С острова Кипр финикийцы вывозили медь. С Крита они полу­чали предметы художественного ремесла, продукцию других стран Средиземноморья. Главным цен­тром торговых связей с Западом был Угарит, а после его разруше­ния — Тир.

РАСЦВЕТ

ФИНИКИЙСКИХ ГОРОДОВ

Финикийцы постоянно испытыва­ли давление со стороны более ых и воинственных едей, и создать соб- венное крепкое го­сударство им так и не удалось. До 1000 г. до н. э. господству­ющее положение в Финикии занима­ли египтяне. Они вывозили отсюда ценную древесину, необходимую для постройки кораблей.

После ослабления ипта, примерно с 900 г. э., Финикию начинают прибирать к рукам ассирий­ские цари. За 100 лет мирной жизни

(1000—900 гг. до н. э.) финикийцам удалось многое.

Финикийские города-государства Тир, Сидон, Библ, Арвад и другие стали самостоятельными. Они управлялись царём вместе с советом рабовладель­ческой знати и духовенства.

После разрушения Сидона «наро­дами моря» гегемония перешла к Тиру, который достиг в это время

Тогда же Тир, воспользовавшись выгодным географическим поло­жением, вступил в тесные торговые отношения со всеми окружающими государствами. При Хираме, вероят­но, началась колонизация современ­ной области Туниса на африканском берегу Средиземного моря, а позже при его наследниках и преемниках там был основан город Карфаген (по преданию, в 814 г. до н. э.).

Финикийцы принимали активное

Участие в сухопутной торговле с Ме­сопотамией и долиной Нила, а так­же постепенно овладели морскими путями в Средиземное море.

В результате внутренней борь­бы в Тире могущество его ослаб­ло, и с конца IX в. до н. э. наряду с Тиром, временами превосходя его значением, вновь возвыша­ется город Сидон, также участво­вавший в колонизации Западного Средиземноморья.

Однако вскоре период полной независимости финикийских горо­дов закончился. Со второй поло­вины VIΠ в. до н. э. ассирийские войска стали всё чаще доходить до берегов Средиземного моря, и, хотя экономическое значение финикийских городов сохраня­лось, в результате все финикий­ские города-государства, кроме

Тира, были вынуждены поко­риться Ассирии.

С конца VII в. до н. э. нача­ли снова усиливаться Египет и Вавилония, и финикий­ские города-государства попали в зависимость от них. Во второй полови-

Не VI в. до н. э. Финикию включили в состав Персидской державы. При этом финикийские города по-преж­нему сохраняли своё самоуправле­ние и значение богатых центров торговли. Финикийский флот состав­лял опору персидского могущества на море.

ВЛАСТЕЛИНЫ МОРЕЙ

Финикийцы первыми протянули через Средиземное море нити тор­говых связей. Они определили вре­мена года, благоприятные для даль­них плаваний, нашли и обустроили удобные гавани.

Доказательством существования активного мореплавания является находка следов кораблекрушения у мыса Гелидония на южном берегу Малой Азии. Корабль, затонувший около 1200 г. до н. э., перевозил груз различных медных и бронзовых предметов. Большинство этих вещей

Происходило с Кипра, но сам корабль кипрским не был. Предметы, найден­ные в кабине экипажа, указывают на финикийское происхождение судна и его команды. Финикийские торгов­цы взяли груз на Кипре и направи­лись с ним дальше на запад.

Финикийцы знали Гибралтарский пролив, который называли Меркальто — выми Столбами (по имени главного божества в Тире), возили олово из Северной Англии, ходили вдоль запад­ного побережья Африки. Исторические материалы говорят также о плавании финикийцев в южном направлении через Красное море до Индийского океана. Им же приписывается честь первого плавания вокруг Африки в конце VII в. до н. э.

На верфях финикийских городов строились торговые суда и гребные военные корабли. Их флот играл в Средиземноморье первостепен­ную роль уже во II тысячелетии

До н. э. Финикийцы были не только предприимчивыми торговцами, но и пиратами. Захваченных людей они обращали в рабство и, по-видимому, первыми стали использовать греб­цов-рабов.

В течение веков жители круп­ных городов восточного побережья Средиземноморья сохраняли славу искусных кораблестроителей. Слово «галера» вошло во все существующие европейские языки.

Торговля и порождён­ное ею богатство горо­дов Финикии вызывали зависть соседей. За дол­гую историю в страну не раз вступали армии Египта, Хеттской держа­вы, Ассирии, наводняли орды кочевников из сирий­ских степей и аравийских пус­тынь. В поселениях, раскопанных археологами, отмечены следы раз­рушений и пожаров, а во многих случаях появление нового населе­ния. Например, раскопки в Библе

Финикийское судно в египетсокм порту.

Показывают, что ранняя эпо ха истории этого города заканчивается страшным разрушением. Скоро город отстроили зано­во, но в первое время он был беднее, чем до разрушения. Дома ста­новятся более скромны­ми, однокомнатными. На какое-то время исчезает и городская стена.

Торговля определила осо бенности государственной орга­низации этих городов. В их управ­лении значительную роль играло купечество. Тесные связи с разны­ми странами наложили отпечаток на культуру финикийцев. В своём творчестве финикийские художники использова­ли мотивы и сюжеты египетского, хеттского и вавилонского искус­ства.

И наконец, торгов­ля, опыт мореплавания и недостаток земли да­ли толчок финикийской колонизации Средизем­номорья.

ЭТАПЫ ФИНИКИЙСКОЙ КОЛОНИЗАЦИИ

Опыт мореходства и развитая меж­дународная торговля создали все условия для расселения финикийцев по берегам Средиземного моря. Но толчком к началу активной колони­зации послужили события, проис­ходившие вокруг Финикии. В конце II тысячелетия до н. э. волны кочевни­ков одна за одной двигались на запад из степей и пустынь Сирии и Аравии. Этот процесс привёл к постепенно­му вытеснению ханаанеев, близких по языку и культуре финикийцам, из внутренней Сирии и Палести­ны. Многие из них перебрались на побережье, где оставались независи­мыми ханаанские, т. е. финикийские, города. Единственным радикальным средством снятия демографического напряжения было переселение части «излишнего» населения.

Историки так описывают при­чины решения тирийцев основать Утику в Африке (это произошло между 1112 и 1101 гг. до н. э. — древ­ние историки сами расходились во мнении о точной дате этого собы­тия). Вопрос об основании колонии встал из-за обилия в Тире жителей и необходимости высылки молодё­жи, т. е. наиболее активных и беспо­койных элементов городской общи­ны. Однако найти место для нового города в непосредственной близости от самой Финикии было невозмож­но. В Палестине шла ожесточённая борьба между различными народа­ми, а в Сирии всё больше укрепля-

Лись кочевники-арамеи — главные противники финикийцев. Оставался один путь — на запад, через море. Тирийцы этот путь уже давно знали, и на нём они прочно удерживали монополию международной тор­говли. Так и было выбрано место для первой колонии Тира.

Конечно, в этой легенде не всё соответствует истине, прежде всего то, что Утика — не первая финикийская колония. Геродот говорит об осно­вании финикийцами храма Геракла, т. е. Мелькарта, на Фасосе и о разра­ботке ими золотых рудников между Энирой и Кинирой ещё задолго до

После прочного обоснования в Эгейском море следующим пунк­том финикийской колонизации стала Сицилия. Лингвисты счита­ют семитскими, т. е. финикийски­ми, такие сицилийские названия местностей и населённых пунктов, как Тапс, Пахин, Тамариций, Макара, Мазарес. Все они расположены на во­сточном и южном бере­гах Сицилии, а не на западном, где финикий­цы сконцентрировались позже. Следы финикий­ского присутствия в во­сточной и южной частях острова найдены и архео­логами.

Главным центром здесь был Гадес, основанный после двух неудачных попыток. Вероятно, это объясняется сопротивлением местного населе­ния, на что намекает и само назва­ние колонии — Гадир, т. е. «укреп­ление», «защищенное, огороженное место». Может, в промежутке между двумя попытками основания Гадеса финикийцы обосновались на африкан­ском берег)’. На несколько лет позже финикийцы основали Утику в центре североафриканского побережья, она и стала оплотом власти Тира во всём Западном Средиземноморье.

Новый этап финикийской колони­зации охватывает IX—VII вв. до н. э., совпадая частично с Великой гре­ческой колонизацией. Наибольший размах она приобретает во второй половине IX в. до н. э., когда тирий — цы начинают заселять Сардинию

Бронзовая статуэтка из Кадиса — финикийской колонии

На Пиренейском

Полуострове.

И расширять своё присутствие
в Африке, основав Карфаген
и другие города. В VIII в. до н. э.
финикийцы, вытесненные с юга
и востока СИЦИЛИИ, концентри-

Руются на её западе, обосновы-

Ваются на Мелите (Мальте)
создают новые поселения
в Испании. В VII в. до н. э. ещё
больше увеличивается терри-
тория финикийцев в Афри-
ке, Испании и на Сардинии;

Они занимают некоторые пунк-
ты побережья и острова даже
западного, атлантического, бере-
га Северной Африки.

С самого начала проникно-
вения финикийцев на запад их
основной целью был металл.

На первых порах финикийские
мореходы отправлялись на поис-
ки только золота и серебра, но
затем их привлекли и металлы,
необходимые для непосредствен-
ного производства: железо, сви-
нец и олово. Ещё одной целью
колонизации на новом этапе

Богатствами тунисский выступ Африки. Сама колонизация приобретает гораздо боль­ший размах, хотя по-прежне­му единственной метрополией колоний остаётся Тир, прочно оберегавший свою монопо­лию на западные земли. Теперь колонизацию уже нельзя назвать сугубо тор­говой. В колониях развива­ются ремесло, земледелие и,

Руины города Тугги — одной из колоний Карфагена

На африканском

Берегу Средиземного моря.

Стало и приобретение земель — недаром «центр тяжести» колониза­ционной активности перемещается из Испании, богатой рудами, в сред­нюю часть Средиземноморского бас­сейна — на плодородную Сардинию и славившийся своими земельными

Разумеется, рыболовство. Это хорошо видно даже на при­мере испанских поселений, которые оказались в сторо­не от основных направлений колонизации. Здесь появляют­ся города, небольшие посёлки с разнообразной экономикой, а также посёлки, специализи­рующиеся на какой-то одной

Отрасли.

Важнейшим событием то­го периода было основание Карфагена. Принято считать, что город заложен в 814 г.

До н. э., т. е. за 60 лет до основания Рима, главного своего соперника. Серж Лансель, специалист по исто­рии Северной Африки античного периода, так оценивает этот факт: «Основание Карфагена в конце IX в. до н. э. на многие столетия определи­ло направление политики и культуры в западной части Средиземноморского бассейна». Отныне Карфаген, а не мет­рополия — Финикия стал главным действующим лицом на западной окраине цивилизованного мира.

РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

Карфаген возник в области, давно и прочно освоенной финикийцами. Здесь, в Северной Африке, на тунис­ском выступе, располагались старей­шие и богатейшие города-колонии: Утика, Гиппон-Диарит (Бизерта) и другие центры ремесла и торговли. Здесь лежали плодородные зелёные долины, отсюда открывались мор­ские пути на восток — в Финикию, на север — к колониям Сицилии и Сардинии, на запад — в Испанию.

Карфаген очень быстро воз­высился над другими колониями и постепенно подчинил их своей власти. Карфагеняне объединили все колонии Финикии в Западном Средиземноморье — от Испании и Сардинии до Северной Африки, покорили разрозненные местные племена, заставив их правителей платить дань городу и поставлять в его армию свои отряды. Старейший город — Утика упорнее других сопро­тивлялась карфагенскому давлению и на всём протяжении последующей истории Карфагенской держа­вы сохраняла особое положение. Название этой колонии часто упоми­нается в договорах, которые заклю­чал Рим с Карфагеном до Пунических войн. «Быть дружбе между римляна­ми с союзниками и карфагенянами, тирянами, народом Утики с союз­никами» — так записано в одном из них. Скрытая враждебность город­ской общины Утики сохранялась и часто выливалась в открытое про­тивостояние с главным городом — Карфагеном. Утика же стала центром восстания ливийских племён про­тив Карфагена в 241—238 гг. до н. э., выступила союзником Рима в Третьей Пунической войне и не была раз­рушена, как Карфаген.

На примере Утики видно,

Как трудно Карфагену дава­лось создание своей импе­рии. Но построенный на основании, которое зало­жили ещё предки-финикий­ца!, город не только объеди­нил вольнолюбивые амбициозные колонии, а создал собственную торговую сеть, ставшую прочным «скелетом» этой морской державы. Росли города и торговые факто­рии, крепости и земледельческие посёлки. Карфаген сам продол­жил основание новых колоний, окончательно отобрав это право у Тира. Монополию на торговлю Карфаген поддерживал посред­ством мощного флота и наёмного

Войска.

Главной статьёй дохода Кар­фагена был ввоз металлов, и город развил её до небыва-

Лых размеров. Карфагеняне постоянно искали новые рынки. Примерно в 480 г. до н. э. мореплаватель Гимилькон высадился в британском Корнуолле, богатом оловом. А через 30 лет Ганнон, выходец из влиятельной карфагенской семьи, возглавил экс­педицию из 60 кораблей, на которых находилось 30 тыс. мужчин и женщин. Людей высаживали в разных частях побережья, чтобы они основывали новые колонии. Не исключено, что, проплыв через Гибралтарский про­лив и вдоль африканского побережья, Ганнон достиг Гвинейского залива и даже берегов Камеруна.

Столица новой державы — Кар­фаген переживал подлинный расцвет. Город раскинулся на склонах холмов, спускав­шихся к морю, и был плот­но застроен многоэтажными каменными домами, дворца­ми и храмами. Средоточием жизни являлся городской порт, у причалов которо­го стояли торговые и воен­ные корабли, большие и маленькие рыбацкие лодки. Археологи обнару­жили дренажные устройства, идущие вдоль древних улиц. Сохранились также специальные засольные поме­щения для хранения рыбы и других

Продуктов.

Предприимчивость и деловая хват­ка помогли Карфагену стать, по обще­му признанию, богатейшим городом Древнего мира. В начале III в. до н. э. благодаря технологиям, флоту и тор­говле город выдвинулся на передовые позиции. Греческий историк Аппиан писал о карфагенянах: «Могущество их в военном отношении стало равным эллинскому, по богатству же находи­лось на втором месте после персид­ского».

ПУНИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ

Когда Карфаген был в зените своей славы, в Италии набирал силу Рим. К III в. до н. э. он сумел объединить

Под своей властью почти все италий­ские племена и греческие колонии и начал претендовать на роль веду­щей силы в Западном Средиземно­морье. Главным препятствием в до­стижении этой цели был Карфаген, прочно удерживавший монополию и господство на море.

Двум великим державам на бере­гах Средиземноморья становилось тесно. Столкновение на Сицилии между карфагенянами и жителями греческих колоний в 264 г. до н. э. дало римлянам повод развязать войну. Нарушив соглашение, Рим пос­лал туда военную помощь, что и по­служило началом Первой Пунической войны. Этот конфликт, во время которого происходили самые гран­диозные морские сражения древ­ности, затянулся на 20 лет. В конце концов в 241 г. до н. э. карфагеняне потерпели поражение и были вынуж­дены оставить Сицилию. Корсика и Сардиния тоже отошли к Риму.

Чтобы возместить потери и вос­становить мощь своей державы, кар­фагенский военачальник Гамилькар Барка решил создать империю в Ис­пании. На юго-восточном побе­режье Испании был основан Новый Карфаген — известный сейчас как Картахена. И всего за несколь­ко лет благодаря богатству недр Испании казна Карфагена вновь начала пополняться. Укрепление позиций неизбежно вело к ново­му конфликту с Римом, и в 218 г.

До н. э. разразилась война.

Во главе карфагенской армии встал один из сыновей Гамилькара — Ганнибал. В мае 218 г. до н. э. он выступил из Карфагена и совершил знаменитый поход через Испанию и Галлию, перейдя через Альпы с армией, состоявшей из африкан­цев и испанцев, а также имевшей в своём составе около 40 слонов. Застигнутые врасплох, римляне терпели одно поражение за дру­гим. 2 августа 216 г. до н. э. в битве при Каннах армия Ганнибала унич­тожила римские войска, в два раза превосходившие её по численности. Это сражение стало одним из самых крупных поражений, когда-либо пережитых римской армией, кото-

Рая потеряла около 70 тыс. убитыми. Потери Ганнибала составили всего лишь б тыс. человек.

Дорога на Рим была открыта. Но римляне в течение следующих

13 лет вели изматывающую для войск Ганнибала войну по всей Италии. Римские армии добились успехов в Ис­пании и на Сицилии, и в 203 г. до н. э. Рим отправил свои войска в Африку. Оставленный союзниками, Карфаген был вынужден отозвать Ганнибала из Италии. В 202 г. до н. э. римский полководец Сципион Африканский

Разгромил армию Ганнибала у города Замы на юго-западе от Карфагена. Великий город отдал свой флот, потерял военную независи­мость и в течение 50 лет был обязан выпла­чивать огромную контрибуцию. Ган­нибал бежал к ли­вийцам в г лубинные районы страны, где через 20 лет, оставленный сторонниками и со­юзниками, покончил жизнь само­убийством.

Заключение мира дало Кар­фагену возможность оправить­он смог выплатить контрибуцию всего за десять лет. Такая жизнеспо­собность в сочетании с проходив­шими политическими реформами обеспокоили непримиримых врагов Карфагена. Почти два года, вплоть до самой смерти, пожилой рим­ский политический деятель Катон Цензор каждую свою речь в Сена­те заканчивал словами.- «Delenda est Carthago!» — «Карфаген должен быть разрушен!».

Наконец, в 150 г. до н. э. римля­не обвинили карфагенян в наруше­нии договора и объявили им войну. В течение трёх лет римляне вели осаду городских стен Карфагена, протяжённость которых составля­ла 30 км, а высота в некоторых мес­тах достигала 12 м. И вот в 146 г. до н. э. им удалось пробить кре­постную стену. Римские войска, пробиравшиеся по узким улоч­кам под градом каменных снаря­дов, вступили в отчаянную руко­пашную схватку. Печальным подтверждением сви­детельств древних историков, писав­ших о жестокости этого боя, служат че­ловеческие кости, найденные археологами под разбросанными

Каменными плитами.

После шести ужасных дней битвы сдалось около 50 тыс. изнурённых голодом жителей города, прятавших­ся в Бирсе, укреплённой цитадели на вершине холма. Остальные, не же­лая быть казнёнными или оказаться в рабстве, закрылись в храме бога Эшмуна и подожгли его. Римляне сожгли остатки города. Карфаген был разрушен до основания и пре­дан проклятию. На месте города запрещалось селиться кому бы то ни было.

Так за 120 лет Рим разрушил замыслы Карфагена о мировом гос­подстве. Историк Арнолд Тойнби писал: «По сути, в Ганнибаловой войне решался вопрос о том, по како­му образцу будет строиться эллини­стическое универсальное государ­ство — по образцу Карфагенского или Римского». Пунические войны

Ознаменовали начало римского империализма, благодаря которому Рим в конечном счёте стал господ­ствующей мировой державой.

АФРИКАНСКИЙ РИМ

Казалось, Карфагену пришёл конец. Но всего век спустя Юлий Цезарь решил основать на месте горо­да колонию. В честь основателя её назвали Colonia Julia Carthago. Римские инженеры убрали около

100 тыс. куб. м земли, разрушив вершину Бирсы, чтобы выровнять поверхность и уничтожить следы прошлого. На пепелище возводи­лись храмы и красивые обществен­ные здания. Через какое-то время Карфаген превратился в один из самых роскошных городов римско­го мира, второй по величине после Рима город Запада. Для удовлетво­

Рения потребностей 300-тысячно­го населения города был построен цирк на 60 тыс. зрителей, а также театр, амфитеатр, огромные термы (бани) и 132-километровый акведук. Но это была уже римская история.

Финикийцы и их наследники карфагеняне создали вдоль берегов Средиземного моря уникальную цивилизацию, просуществовавшую не одно столетие. Эта цивилизация стала первым примером соедине­ния Востока и Запада, точнее, пер­вой попыткой подчинения Запада Востоком. После гибели Карфагена всё Средиземноморье прочно и на­долго вошло в орбиту античной, западной, цивилизации, и лишь далёким потомкам и дальним род­ственникам финикийцев — арабам удалось вновь склонить чашу весов в этой части цивилизованного мира в пользу Востока.

Но ещё со времён финикий­цев Восток и Запад здесь не толь­ко соперничали, но и тесно пере­плетались друг с другом. Карфаген и прочие города Африки впитали в себя многие черты античной куль­туры — от художественной керами­ки до архитектуры. Греки и римляне заимствовали у финикийцев алфа-

Вит и навыки мореходства, актив­но использовали их опыт междуна­родной торговли и географические знания. Конечно, что-то из карфа­генской культуры осталось чуждым античной цивилизации, в частно­сти, греки и римляне с ужасом опи­сывали обычаи и кровавые обряды карфагенян. Тем не менее в укладе жизни, моде переплетение двух куль­тур пережило века и сохранилось до наших дней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *