КЛАССИЧЕСКАЯ ЭПОХА

«СВЕТ ЦИВИЛИЗАЦИИ»

За последние 3 тыс.

Лет Старый Свет видел взлёт и падение могу­щественных империй, и их история, былая слава не могли не повлиять на культуру стран и народов, занима­ющих сегодня пространства, где они господствовали. Руины больших городов, величественных дворцов и храмов, оставшиеся после краха великих цивилизаций — Персии, Китая и Средиземноморья, — крас­норечиво свидетельствуют о богатс­тве, великолепии и мощи древних империй. Остатки крепостей и дорог, дворцов и каналов, высеченные на скалах и записанные на бумаге своды законов и восхваления три­умфаторов рассказывают о том, как они достигали военной мощи, с помощью которой подчиняли всё новые и новые территории и со­храняли контроль и управление над обширными колониями. Древние империи значительно отстоят друг от друга по времени существования, различаются размерами и культур­ными традициями, но все они имеют и некоторые общие черты.

ЧТО ТАКОЕ ИМПЕРИЯ?

Какие из древних государств можно называть империями? Конечно, не только титул правителя и офи­циальное, декларируемое название страны могут служить основанием для такого деления. Но всё-таки по­пробуем заглянуть глубже в суть вещей и понять, чем же отличаются импе­рии от других государств. И не важно, кто стоит у власти: император, сенат, народное собрание или религиоз­ный деятель. Главное, что отличает империю, — это её наднациональ­ный характер. Республика, деспотия, царство становятся империей только тогда, когда они выходят за рамки государственного образования како­го-то одного народа или племени

И объединяют множество культур, народов, стоящих на разных стадиях развития.

Не случайно, что эпоха империй наступила в странах Старого Света примерно в одно и то же время, и не случайно это время принято называть эпохой осевых цивилизаций.

Она начинается на рубеже II и I тысячелетий до н. э. и охватывает период до начала Великого переселе­ния народов, которое положило конец величайшей из империй древности — Римской. Конечно, это положение достаточно условно. Первые империи возникли раньше этого обозначенного отрезка времени, а некоторые из них пережили его конец.

Достаточно привести лишь два при­мера. Египет эпохи Нового царства, т. е. второй половины II тысячелетия до н. э., по праву может открывать длинный список величайших импе­рий древности. Именно в этот период страна фараонов перешагнула грани­цы своей национальной цивилизации. В эту эпоху были завоёваны Нубия, легендарная «страна Пунт» на юге, цветущие города-дворцы Леванта, покорены и усмирены кочевые племе­на Ливийской пустыни. Все названные области не просто были вынуждены признать власть Египта, но оказались включены в экономическую систему, административную структуру страны фараонов, испытали культурные воз­действия с её стороны. Более поздние правители Нубии и даже Эфиопии возводили свои родословные к бого­подобным властителям Нила.

Византийская империя — прямая наследница Рима, продолжавшая официально именоваться Римской империей, а народ называли ромеями,

Т. е. римлянами, сохраняла атрибуты имперства и многонациональный характер вплоть до своей гибели в се­редине XV в. Да и занявшая её место Османская империя при всей своей непохожести на Рим и на Византию

Унаследовала и хранила многие из их традиций и в первую очередь остава­лась верна имперской идее ещё много столетий.

Но всё-таки мы остановимся на эпохе, когда империи только зарож­дались, набирали силу и находились в зените своей силы.

В этот период, т. е. в I тысячеле­тии до н. э., могущественные импе­рии протянулись широкой полосой вдоль географической широты от Гибралтарского пролива на западе до берегов Жёлтого моря на востоке.

Полоса, вдоль которой распространи­лась власть империй, с севера и юга была ограничена естественными природными барьерами: пустынями, лесами, морями и горами.

Но не только эти барьеры стали причиной образования империй вдоль этой оси. Именно здесь сложились древнейшие цивилизации Старого Света: крито-микенская, египетская, шумерская, индская, китайская. Они подготовили почву для будущих империй: создали городскую сеть, построили первые дороги и проло­жили первые морские пути, которые связали города воедино. В течение столетий древнейшие цивилизации создавали и совершенствовали пись­менность, административный аппарат, армию. Они открывали новые способы накопления богатства и совершен­ствовали старые. Именно в этой поло­се концентрировались все достижения человечества, необходимые для воз­никновения империй, их успешного роста и развития.

В этой череде предшественников и наследников стоит цивилизация греческих полисов и финикийских колоний Средиземноморья, на фун­

Даменте которых возникли Римская империя, державы ассирийцев, вави­лонян, мидийцев и персов Ближнего Востока, буддийские империи индо — ариев долины Ганга и кушан, импе­рии Китая.

Новый Свет позднее, но тоже про­шёл этот путь от «классических» город­ских цивилизаций Теотиуакана и майя до империи ацтеков и от процвета­ющих цивилизаций Андского нагорья до империи инков.

Сплотив вокруг себя многие пле­мена и народы, империи не только успешно применили все достиже­ния прошедших веков, но и созда­ли много нового, что и отличает их от ранних цивилизаций. Конечно, великие империи древности были очень не похожи друг на друга и по традициям, и по формам выражения своего имперского духа, и судьбами. Но есть и то, что позволяет поставить их рядом. Именно это «что-то» и дало нам право все их назвать одним сло­вом — империи. Что же это?

Во-первых, как уже говорилось, все империи — это наднациональные образования. А для эффективного

Управления обширными простран­ствами с разными культурными тра­дициями, религиями и укладом нужны соответствующие институты и сред­ства. При всём разнообразии подхо­дов к решению проблемы управления все империи базировались на одних и тех же принципах: жёсткая иерархия, незыблемость центральной власти и, конечно, бесперебойная связь центра и периферии.

Во-вторых, империя должна эффек­тивно защищать свои протяжённые границы от внешних врагов, и более того, чтобы подтверждать своё исклю­чительное право на управление мно­гими народами, она должна постоянно расти. Вот почему во всех импери­ях война и военное дело получили исключительное развитие и занимали значительное место в повседневной

Жизни и идеологии. Как оказалось, милитаризация стала и слабым местом почти всех империй: смена правите­лей, мятежи и отпадение провинций

Редко проходили без участия военных как в Риме, на крайнем западе циви­лизованного мира Старого Света, так и в Китае, на его крайнем востоке.

И в-третьих, ни эффективное управ­ление, ни военная мощь не способны без идеологической поддержки обес­печить устойчивость любой империи. Это могла быть новая религия, реаль­ная либо легендарная историческая традиция или, наконец, определён­ная унификация культуры, позволя­ющая противопоставить себя, свою принадлежность цивилизованной империи окружающим варварам. Но последние вскоре тоже становились

СТАРЫЙ СВЕТ В I В. ДО Н. Э.

ПАТНА

НДИЙСКИ,

[СУДАРСД

_____ Границы государств

В I В. н. э.

ХУННУ Народы в I В. н. э.

ВелиКие держаны в I В. н. э.

I Римская империя

I Парфянская держава

Кушанская держава

I Империя Хань

I Прочие государства

I I Держава Александра Ma1—Кедонского (IV в. до н. э.,

I I Империя Маурьев

•—J В Ill В. до н. э.

АВСТРАЛИЙСКИЕ

ПЛЕМЕНА

193

ВЕЛИКАЯ КИТАЙСКАЯ СТЕНА

Великая Китайская стена является символом Китая. Зна­менитое сооружение тянется через весь Северный Китай с востока на запад. То опускаясь в ущелья, то взбираясь на гребни, то пересекая пески, Великая стена по прямой насчи­тывает около 2 тыс. км, а со всеми ответвлениями — более 4 тыс. км. В общей сложности её строительство заняло полторы тысячи лет (с III в. до н. э. по XVII в. н. э.). Начало строительства стены совпало с началом импер­ского периода в истории Китая и связано с именем пер­вого императора объединённого Китая из династии Цинь (221—206 гг. до н. э.) — Цинь Шихуанди. Второй период относится ко времени правления династии Хань (206 г. до н. э. — 220 г. н. э.). Сооружение третьей стены велось при династии Мин (1368—1644 гг.). Вокруг прежних стен и башен были возведены мощные каменные укрепления. Предшественниками Великой стены были земляные укрепления в Северном Китае, возводившиеся в V—IV вв. до н. э. для защиты от нападений кочевников. Первый император задумал соединить участки существующих стен в одно укрепление вдоль северной границы империи. Считается, что на строительстве первой стены при императоре Цинь Шихуанди было задействовано до полумиллиона человек. В 221 г. до н. э. по приказу импе­ратора на северную границу была послана армия в 300 тыс. человек во главе с полководцем Мэн Тянем, на которого и возложили обязанности архитектора. Реконструкция прежних земляных валов и строительство стены начинались с возведения башен, а их насчитывалось 25 тыс. Они были неодинаковые по размеру, строились из разного материала, но каждая представляла собой внушительную пирамиду шириной и высотой около 12 м. Друг от друга их отде­ляло расстояние в «два полёта стрелы», а соединялись они толстой отвесной стеной, высота которой около 7 м, а ширина такова, что свободно могла пройти шеренга из восьми человек.

На важных участках возведением одной стены не ограничивались, в отдельных местах их количес­тво достигало десяти. Стена соединяла башни, при этом главное внимание уделялось тому, чтобы каждая из башен находилась в зоне видимости с двух соседних.

В крепостях, расположенных около стены, границу охраняли постоянные гарнизоны, в случае опаснос­ти зажигавшие на башнях сигнальные костры или передававшие сообщения с помощью барабанного боя. Кроме того, на всём протяжении от стены до центрального города на расстоянии одного конного перехода друг от друга располагались небольшие опорные пункты, на которых гонец со срочными известиями мог поменять коня.

С внутренней стороны находились гарни­зоны сторожевой охраны складов. С внешней стороны неподалёку высились сторожевые

Вышки, дозорные пункты. В сторону степей уходили спе­циальные башни (их было 15 тыс.) — передовые форпосты пограничных линий.

Сооружение стены в основном было завершено к 213 г. до н. э. Кроме 300 тыс. солдат в строительстве постоян­но участвовали сотни тысяч мобилизованных крестьян. Оторванные от своих семей, голодные, на холоде, они работали на износ и потому долго не выдерживали. На смену им присылали новых, которых ожидала та же участь. Стену называют самым длинным кладбищем мира — здесь похоронено 400 тыс. человек.

В течение многих столетий Великая Китайская стена служила крепким оборонительным рубежом для защиты империи от вторжений чужеземных завоевателей, начиная от кочевников-хунну и заканчивая монголами. Стена явля­лась препятствием на пути всякого, кто пытался попасть в Срединное государство. Единственный путь внутрь вёл через специальные пропускные ворота, которые наглухо закрывались на ночь (ночью их нельзя было открывать ни под каким видом, один раз пришлось подождать до утра даже китайскому императору). Для того чтобы быть пропущенным за стену, путешественнику требовалось получить разрешение вышестоящих органов. Для этого он подавал своеобразную тамо­женную декларацию главе гарнизона, который после соответствующей проверки переправлял его своим непосредственным начальникам в центр. До получе­ния разрешения центральных органов власти никто не имел права проникнуть внутрь, поэтому территория вокруг пропускного пункта была заполнена шатрами и палатками торговцев, ждущих разрешения на въезд (иногда ожидание затягивалось не на один месяц).

Но стена закрывала путь не только в Китай, но и из Китая. Она должна была служить северной линией возможной экспансии самих китайцев, охранять под­данных Срединной империи от перехода к полукоче­вому образу жизни, от слияния с варварами. Стена зафиксировала границы китайской цивилизации, способствовала консолидации единой империи, собранной из разрозненных завоёванных царств.

Подданными империи и в той или иной степени воспринимали её культу­ру, «свет цивилизации». В этом, пожа­луй, заключается главная заслуга импе­рий перед человечеством.

Как конкретно выражались эти общие для всех устои имперской власти? Каковы символы имперства? Поговорим о них подробнее.

ВОЕННАЯ МОЩЬ

Большинство империй имело посто­янные профессиональные армии, что давало им большое преимущество перед соседями, помогало побеждать и поглощать всё новые области даже относительно небольшими силами. Например, Гай Юлий Цезарь привёл к покорности племена Галлии сила­ми четырёх легионов (около 20 тыс. человек).

Подробнее остановимся на ор­ганизации имперского войска. Так, римский легион представлял собой чётко организованное военное соединение. Основной тактической единицей тяжеловооружённой рим­ской пехоты первоначально была манипула из 100—120 человек, раз­делённая на две центурии, а позд­нее — когорта, объединявшая три манипулы. Кроме того, манёврен­ность в бою усиливалась за счёт дробления легиона не только по фронту, но и по построению: в каж­дую манипулу входили легково­оружённые велиты — застрельщики и несколько категорий копейщиков, располагавшихся в три линии в за­висимости от возраста и опыта — гастаты, принципы и триарии. Три­арии — самые старшие и опытные ветераны — стояли позади шеренг и образовывали последний резерв легиона. Выражение «дело дошло до триариев» с тех пор стало пого­

Воркой и означало использование последних резервов в каком-либо деле. Позднее манипулы стали ком­плектовать одним из видов тяжёлой пехоты со вспомогательным отря­дом велитов, они стали специализи­рованными. Помимо основных сил легион включал в себя также вспо-

Могательные отряды легковооружён­ных лучников, пращников и кавале­рии, особый «артиллерийский парк», состоявший из карабаллист, мета­вших тяжёлые стрелы, и других мета­тельных орудий — онагр и катапульт. Обязательную часть легиона состав­лял обоз. В его состав входили цен­турии писарей, плотников, кузнецов, военных инженеров. Численность римских легионов неуклонно росла: от одного в ранний период ита­лийских войн до четырёх под командованием двух консулов в период расцвета республи­ки и до 28—33 в эпоху импе­рии.

Чёткая организация отлича ла и другие имперские армии, по крайней мере их профессио­нальное ядро. Достаточно упо­мянуть македонскую фалан­гу Александра Великого, «бессмертных» персид­ских Ахеменидов или армию китайской империи Цинь с её жёсткой дисципли­ной, унификацией вооружения и обмундирования.

Так как большинство империй было создано и поддерживалось военной мощью, неудивитель­но, что военные действия и успе­хи стали главными сюжетами в искусстве имперской эпохи. Пожалуй, наиболее известным примером является барель­еф храма в Пергаме, одном

Римский военный лагерь представлял собой идеальное воплощение чётко организованной системы управления в Римской империи. Это выража­лось во всём — начиная от строгих, чётко описанных формы и размеров таких лагерей и заканчивая списком служб, обеспечивавших все стороны его жизни.

Лагерь римского легиона, располагавшегося в Британии на реке Тей, был исследован археологами. Сравнив результаты раскопок с описаниями, учёные получили полную картину римского военного лагеря.

Он был обнесён высокой деревянной или каменной стеной и рвом с внешней стороны. В каждой из четырёх сторон в стенах имелись ворота, от которых дороги вели к центру огороженного лагеря. В центре откры­той площади размещался штаб легиона — принципия.

Вокруг центральной площади строились другие важные здания: гос­питаль (валетудинарий), мастерские (фабрика), где ремонтировались аму­ниция и вооружение легионеров, дома офицеров, склады.

Вдоль дорог, ведущих к воротам лагеря, располагались казармы леги­онеров. При этом в документах было чётко зафиксировано, где какая когорта должна находиться и какую часть лагеря оборонять в случае опасности. За стенами лагеря возводились дополнительные постройки: конюшни, лагерь вспомогательных отрядов и обслуживающего персонала. Со временем такой лагерь обрастал посёлками с гражданским населе­нием, обеспечивавшим жизнь военных: ремесленниками и торговцами. Многолюдный военный лагерь, у жителей которого всегда водились деньги, притягивал к себе представителей всех слоев населения.

Из крупнейших городов эллинисти­ческого мира. В Риме, Ассирийской и Персидской державах увековечи­ванию военных успехов также при­давалось первостепенное значение. Триумфальные арки Рима и памят­ные стелы с барельефами и хвалеб­ными текстами ассирийских царей, знаменитая Бехистунская стела с описанием подвигов персидско­го царя Кира есть не что иное, как пропаганда военной мощи империй. Даже слабая и недолговечная импе­рия кочевников-тюрков, просущес­твовавшая всего одно столетие на бескрайних пространствах евра­зийских степей, оставила после себя нечто подобное — памятные тюрк­ские стелы до сих пор напоминают

О бурных событиях VI—VII вв.

Имперские армии также конт­ролировали подчинённые терри­тории и защищали их от вторже­ний. Подразделения размещались в стратегически важных местах во всех областях империй, но в осо­бенности вдоль их границ, играя не только военную, но и колони­зационную роль. Таковыми были военные поселения численностью

10 тыс. человек китайской динас­тии Хань в «Западном крае» — на Великом шёлковом пути, поселе­ния ветеранов армии Александра Македонского, римские военные лагеря. Сеть военных гарнизонов опоясывала области, подконтроль­ные империи ацтеков.

Дальше всех в организации охра­ны границы пошли римляне и китай­цы. Первые создали лимес — систему военных крепостей и фортифика­ционных сооружений, соединённых сетью коммуникаций вдоль границ империи, в первую очередь границ с кельтскими и германскими пле­менами в Европе. Вторые начиная с эпохи Цинь (III в. до н. э.) в тече­ние нескольких столетий строи­

Ли Великую Китайскую стену с це­лью защиты внутренних областей

Поднебесной империи от северных кочевников.

На месте военных гарнизонов очень скоро возникли крупные городские центры, ведь они располагались на пересечении стратегически важных дорог. Так, поселения греческих ветеранов постепенно превратились в города Средней Азии: Мерв, Газни, Герат, Термез; лагеря римских леги­онов — в города Кёльн, Вену, Бонн, Йорк и другие процветающие тор­гово-ремесленные центры.

ЭФФЕКТИВНОЕ

УПРАВЛЕНИЕ

Жизненно необходима для быстрой передачи сообщений на большие расстояния. Качественные дороги также позволяли имперским арми­ям быстро достигать даже самых недоступных областей государства, давали возможность правительству незамедлительно реагировать на любую угрозу, будь то вторжения или восстания. Персидская Царская дорога, в VI в. до н. э. протянувшаяся от Сард в Малой Азии до Суз в сердце империи, была одной из самых ран­них среди образцовых имперских путей сообщения, хотя она главным образом лишь показывала направле­ние пути, вдоль которого на равном расстоянии друг от друга были рас­положены гостиницы и почтовые станции.

Строительство стратегических дорог — чи-дао — было одним из приоритетных в жизни Циньского Китая. Для сохранения дорог в Ки­тае даже модифицировали оси телег, так как повозки с длинными осями выходили из колеи и портили доро­ги, проведённые в мягкой лёссовой почве.

На территории Индии в импе­рии Маурьев (322—185 гг. до н. э.) строились дороги чётко заданной ширины — 9,6 м, чтобы можно было проехать и разъехаться большим колесницам. Дороги мостили кам­нем, особо заботились о местах ноч­лега и питьевой воде.

Ещё более сложной и лучше оформленной была римская дорож­ная сеть. В Римской империи насчи­тывалось 372 дороги с каменным покрытием общей протяжённостью более 60 тыс. км.

Римляне, пожалуй, лучше других осознавали важность дорожной сети для объединения империи в единое целое и строили её основательно, на века. Сначала землемеры точно наме­чали маршрут дороги. Затем выкапы­валась глубокая канава необходимой ширины. Её заполняли слоями кам­ней. Верхняя часть мостилась огром­ными, хорошо подогнанными друг к другу булыжниками или каменны­ми плитами. Чтобы дорогу не раз­мывали дожди, её середина делалась выше обочин, а по обеим сторонам полотна выкапывались канавы. Вдоль дорог строились почтовые станции, постоялые дворы, сторожевые заста­вы, мильные столбы, в случае необхо­димости возводились мосты, виаду­ки, пробивались тоннели. До наших дней сохранились отдельные отрез­ки римских дорог, мосты, дорожные столбы, отмечающие расстояние до Рима.

Основные дороги Рима имели имена: Аппиева дорога, Фламиниева дорога, дорога Корнелия.

В Римской империи действовала и целая система государственных и грузовых перевозок. На дорогах

Через 23—28 км устраивали станции и гостиницы, где путешественник мог отдохнуть, поменять лошадей. Правительственные гонцы, меняя лошадей, преодолевали в день рас­стояние до 200 км.

Ещё одним ярким примером империи с высокоорганизованной дорожной сетью является империя инков. Их дороги функциониру­ют в Перу и Эквадоре до сих пор. Общая длина дорожной сети инков составляла около 40 тыс. км. Правда, большая часть дорог была достаточ­но узкой. В этом проявилась специ­фика цивилизаций Южной Америки: основным транспортным средством служила навьюченная грузом лама. А ей не требовалась широкая дорога. Тем не менее все дороги были вымо­щены камнем, а по обеим сторонам их ограждал бортик высотой до 1 м.

На определённом расстоянии друг от друга на расширенных участках располагались тамбосы — комплек­сы гостиниц и складов, а также нахо­дились отряды курьеров, готовых в любой момент принять эстафету в передаче важного сообщения или груза.

Не меньшее значение имели и вод­ные пути сообщения. Для повышения эффективности передвижения по воде правительства империй строи­ли каналы: один из них соединял Нил с Красным морем и был, таким обра­зом, прообразом Суэцкого канала. Знаменитый Великий канал соеди­няет южные и северные области Китая до сих пор. При его строитель­стве использовались все достижения инженерного искусства: дамбы, подъ­ёмники, водоотводы, шлюзы.

Правительства империй в силу их культурной и этнической раз­нородности постоянно сталкива­лись с проблемами управления. Большинство империй попыталось решать их разделением государства на области. Каждая такая провин­ция находилась под управлением назначенного центром губернатора, деятельность которого обеспечи­валась целым штатом чиновников

И военными подразделениями. Одной из важнейших функций про­винциальных администраций был сбор налогов и дани, поступавших в столицу. Многие из списков дани, требуемой с каждого конкретного города или области, дошли до наших дней. В ассирийских и персидских царских дворцах сохранились также великолепные барельефы, изобра­жающие целые процессии предста­вителей разных народов и племён, подносящих дань царю. Дань вклю­чала продукцию сельского хозяйства и ремёсел, экзотических животных, таких, как страусы и газели, изделия ювелиров, дорогие ткани и прочие товары.

Примечательно, что в Ассирии, первой из ближневосточных импе­рий, система сбора налогов и сама административная структура госу­

Дарства оставались ещё архаичными, слабо развитыми. Дань подносилась не царю, а храму в Ашшуре, который символизировал власть империи через верховенство над богами и ге­роями всех подчинённых народов. Области, завоёванные ассирийца­ми, включались в состав собственно «земли Ашшура», и тогда они стано­вились относительно автономны­ми провинциями либо сохранялись в качестве вассальных образований со своей правящей элитой.

Дань, однако, была не единствен­ным способом сбора доходов от под­чинённого населения. В Ханьском Китае доход государства значитель­но увеличивался за счёт прибыли от имперских монополий на про­изводство и продажу соли и железа. Предоставление постоя имперским служащим или военным, а также государственные работы продолжа­ли использоваться и в эпоху импе­рии. Новые империи, в первую оче­редь Рим и Китай, полагались прежде всего на финансы, получаемые от налогов.

СЕМЬ ЧУДЕС СВЕТА, И НЕ ТОЛЬКО

Впервые чудеса света, ограничив их число семью, описал и классифицировал Филон Византийский. Жил он, очевидно, до вступления на трон римского императора Константина I Великого (306—337 гг.), хотя некоторые исследователи датируют его жизнь более поздним периодом. От его творчества сохранилось только одно сочинение, которое называется «О семи чудесах света».

Но Филон в своём труде приводит несколь­ко иной список чудес света, чем те, которые перечисляются в современных научных справочниках. Так, маяк на острове Фарос не был включён в их число, зато в его труде упомянуты «вавилонские стены». В сочинении ничего нет и о мавзолее в Галикарнасе.

Разночтения с современным списком встречаются и у других античных писате­лей. «Отец истории» Геродот, живший в V в. до н. э., относит к чудесам света Вавилонскую башню, мост

Через реку Евфрат, лабиринт в Фаюмском оазисе в Египте.

Римский поэт Марциал, посвя­тивший чудесам света одну из своих эпиграмм, считает пер­вым из них римский Колизей.

Г игин, бывший раб императора Октавиана Августа, а впоследствии его библиотекарь, причисляет к ним дворец персидского царя Кира в Экбатане.

Можно продолжить этот список. К чудесам относят лабиринт Миноса на острове Крит, гробницу Адриана в Риме, римский Капитолий, афинский Акрополь и алтарь Зевса в Пергаме. Прошло немало времени, прежде чем появился новый труд о древних чудесах света. Его автор — французский филолог и архео­лог XVIII в. Бернар де Монфокон. То, что он видел и нашёл, после двадцатилетнего труда было описано в его работе, состоявшей из десяти томов, — «Античный мир, объяснён­ный и представленный в иллюстрациях». Его список выглядел так: 1) египетские Фивы, 2) вавилонские стены, 3) мавзолей в Галикарна­се, 4) пирамиды на Ниле, 5) Родосский Колосс, 6) Капитолий, 7) гробница Адриана.

Тот список семи чудес света, о котором все мы знаем, появил­ся уже после Монфокона.

Александрийский маяк на острове Фарос — одно из семи чудес света.

Мост через Тибр в Риме.

Военные успехи создавали бла­гоприятные условия для развития ремёсел, торговли и сельского хозяй­ства. Новшеством имперской эпохи стало активное участие государства (посредством вложения капиталов) в общественных проектах, которые способствовали процветанию под­чинённых народов, например царей из династии Ахеменидов в строи­тельстве канала, связавшего Нил с Красным морем. Большие ресурсы имперских правительств, как люд­ские, так и материальные, позволя­ли центральной власти оказывать помощь областям, пострадавшим от разного рода бедствий, таких, как иноземные вторжения или голод. Это конечно же способствовало подъ­ёму авторитета имперской власти и росту населения. Однако империи были заинтересованы прежде всего в увеличении собственных доходов, и большая часть произведённых и захваченных богатств поступала в центр. Вообще, разделение на центр и периферию в империях прояв­

Ляется достаточно резко. Италия в Римской империи, «страна Ашшур» в Ассирийской державе, Персида в державе Ахеменидов, Гандхара в им­перии кушан и все прочие столичные области резко контрастировали по своему богатству с провинциями. Это выразилось в строительстве велико­

Лепных дворцов и храмов, которые и в наши дни не перестают поражать воображение.

ИМПЕРСКАЯ ПРОПАГАНДА

Власть искусства также использова­лась всеми без исключения империя­ми как действенное средство импер­ской пропаганды.

Высокого уровня достигла пропа­ганда мощи империи в Ассирии. Что особенно заметно в сохранившихся барельефах, украшавших дворцы Ассирийской империи. Каждый эле­мент во дворце правителя был при­способлен к исполнению этой функ­ции. Фасады внутренних двориков ассирийского дворца в Хорасабаде были украшены барельефами с изоб­ражениями представителей разных народов империи, несущих дань царю. Делегации подданных, минуя эти дворики, далее попадали в боль­шой восточный зал приёмов, где их встречали уже иные изображения: царь со свитой следит за пытками мятежников. Подобные сцены в за­

Ле, который, возможно, служил для приёма иностранных посланников,

Не оставляли сомнений в неизбеж­ности наказания за восстания против власти. Привилегированные гости, которых принимали в малом зале, видели более мирные сцены роскош­ных пиров и охоты. Военные успехи ассирийцев также были запечатлены на стенах дворца, но располага лись в другом крыле, предназна­ченном, вероятно, для пиров и приёмов в окружении при­ближённой военной «вер­хушки».

Не меньшее значение имели и сами размеры двор­цов и храмов. Их величие, грандиозность должны были символизировать мощь центральной

Власти в представ — ‘⅛√

Лениях их поддан ных и окружающих

Народов.

Не случайно знаменитые семь чудес света, описанные античными писателями, пост­роены именно в эпоху великих империй древности. Висячие сады Семирамиды украшали Вавилон периода его господ­ства над Ближним Востоком.

Храм Артемиды в Эфесе, Галикар­насский мавзолей, Колосс Родос­ский, Александрийский маяк, созданы в эпоху военной и культур­ной экспансии античной греческой цивилизации на восток. Исключение составляют лишь египетские пира­миды, построенные ещё до того, как фараоны стали активно проводить в жизнь имперскую политику. Но время пирамид было эпохой сли­яния отдельных частей страны в единое целое. По грандиознос­ти замысла и воплощения с пи­рамидами может поспорить другой архитектурный шедевр Египта эпохи Нового царст­ва — храмовый и дворцовые комплексы в Фивах и Ахена- созданные также для пропаганды новых идей фараонов.

Храм Солнца фа­раона Эхнатона стал символом выражения ещё одной имперской идеи Египта Нового царства — уни­фикации религии. Подобная политика проводилась многи­ми империями. Так, династия Маурьев в Индии и правители Кушанской державы строили с этой же целью великолепные буддийские храмы, император Цинь Шихуанди также пытался унифицировать культы Китая, борясь с инакомыслием, ссылая философов и учёных на строи-

Тельство Великой стены. Культ Ваала появлялся везде, где возникали новые колонии финикийцев и Карфагена. Единая религия играла главную роль в пропаганде идей империи в Визан­тии и Арабском халифате.

Символами империи служили высеченные на скалах указы импе­ратора Ашоки, излагавшие этиче­ский кодекс, призванный в III в. до н. э. объединить этнически и культурно разнородное населе­ние империи Маурьев. Символами империи стали и грандиозная тер­ракотовая армия из почти восьми тысяч скульптур, погребённая вмес­те с китайским императором Цинь Шихуанди, и статуя римского импе­ратора Августа, а также многие дру­гие шедевры, дошедшие до наших

Дней.

«СВЕТ ЦИВИЛИЗАЦИИ»

Все империи прежде всего стреми­лись сохранить, укрепить и преум­ножить свою власть над покорённы­ми народами. Но, создавая единую систему управления, строя военные лагеря и пограничные укрепления, увековечивая свою мощь в камне и бронзе, они донесли «свет циви­лизации» до многих народов, ранее лишь косвенно включённых в орби­ту цивилизованного мира. На месте военных лагерей вырастали торго­вые города, сеть дорог становилась экономической основой страны, мода способствовала объединению культур и сближению ранее далёких народов. Язык империи становился связующим звеном между её наро­дами и обогащал языки покорён­ных племён, а нередко и прихо­дил на смену им. Так произошло в Римской империи, где латынь и её «варварские» варианты стали

Основой языков романской группы от Пиренеев на западе до Балкан на востоке. Такое же победоносное наступление арабского языка проис­ходило и в золотой век исламской цивилизации от Иранского нагорья на востоке до Испании на западе. В Китае роль объединителя нации

Выполнила письменность, реформа и унификация которой произошли при первом императоре единого Китая.

Именно империи способство­вали выходу цивилизации за пре­делы определённой ей природой оси — полосы плодородных земель от Средиземноморья и Междуре­чья до долин Инда, Ганга, Янцзы и Хуанхэ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *