ИМПЕРИИ ДОКОЛУМБОВОЙ АМЕРИКИ

В 1532 г. испанские конкистадоры вторглись в пределы империи инков, протянувшейся вдоль Тихоокеан­ского побережья Южной Америки от непроходимых лесов Колумбии до пустыни Атакама в Чили. Сокровища, награбленные ими, превзошли самые смелые ожидания, но неутолён­ная жажда золота продолжала гнать завоевателей всё даль­ше и дальше, в амазонские джунгли.

Блеск творения наро­дов, населявших империю Солнца, так ослепил европей­цев, что в течение несколь­ких веков после испанского завоевания о доинкских циви­лизациях не было известно практически ничего. Немалая заслуга в этом принадлежит и официальной историогра­фии инков, согласно которой до прихода в мир «детей Солнца» там царили дикость и варварство. Первые испанские хронисты, оста­вившие описания многих вели­чественных руин, не сомневались в том, что имеют дело с творения­ми инков, или же, опять-таки следуя инкской традиции, приписывали их создание неким допотопным ги­гантам.

Между тем страна, принадлежав­шая инкам, хранила в своих недрах огромные богатства. Повсюду путе­шественникам представали таин­ственные руины прошлых эпох, развалины безымянных поселений, курганы и погребальные башни, которые уже инками почитались как древние святыни — «уака» на языке кечуа. Профессиональные граби­тели могил — уакерос на свой страх и риск раскапывали древние руины в поисках сокровищ. Долгие годы добытые ими предметы продавались на чёрном рынке и оседали в част­ных коллекциях, ничего не добавляя в копилку зна­ний о доколумбовых циви­лизациях Южной Америки. Только с началом регуляр­ных археологических рас­копок в Перу и Боливии стало ясно, что эти страны

Можно назвать археологиче­ским эльдорадо.

Исследователи XIX в. — А. фон Гум­больдт, А. Д. Д’Орбиньи, Э. Дж Скуайер и др. — внимательно осматривали и зарисовывали древние памятники, но относили их к периоду инкской империи. Чтобы развенчать «чёрную» легенду о дикости доинкских народов Перу и Боливии, понадобились усилия нескольких поколений учёных. «Отцом перуанской археологии» стал немец Макс Уле. Его раскопки в бассейне озера Титикака и на побережье Перу увенчались открытием культур мочи — ка и чиму. Целая плеяда археологов: француз А. Банделье, швед Э. Норден — шельд, североамериканцы А. Л. Кре — бер, У. К. Беннет и Дж. X. Роу, немцы Г. Убеллоде-Деринг и М. Райхе, перуан­цы X. С. Тельо, Р. Л. Ойле и Л. Валькар — сель, боливиец Д. Э. Ибарра-Грассо — продолжили исследования Уле. Сего­дня уже никто не сомневается, что до прихода инков на их землях процве­тали могущественные царства, а своё государство инки построили на про­чном фундаменте предшествовавших культур, возникших на западных скло­нах и в горных долинах Анд.

ДРЕВНИЕ ЖИТЕЛИ АНД

Учёные до сих пор спорят о време­ни появления человека на южно­американском континенте. Долго считалось, что отряды охотников на мамонтов, двигавшиеся с севера, достигли Южной Америки около

15 тыс. лет назад. Однако после обнаружения в Эквадоре останков человека из Отовало, а в Чили сто­янки Монте-Верде, залегавших в бо­лее древних слоях (около 30 тыс. лет назад), стройная теория зашаталась. Возможно, заселение континента шло в несколько этапов, но сейчас учёные располагают слишком малым чис­

Лом фактов, чтобы выстроить новую научную концепцию. Тем не менее первые достоверные следы дея­тельности человека на территории Перу — это древние карьеры, где добывали зернистый кварцит. Они

Были обнаружены в долине реки Чильон и датируются XII тысячеле­тием до н. э.

Наиболее изученными памятни­ками древнейшей эпохи являются пещеры Лаурикоча и Чилька, лежа­щие на высоте около 4 тыс. м в Цент­ральных Андах. Расцвет жизни в них приходится на VIII—III тысячелетия до н. э. В древнейшем слое, дати­руемом 7500 г. до н. э., обнаружены скелеты охотников, пользовавших­ся копьями с листовидными нако­нечниками. Индейцы, жившие на берегах озера Лаурикоча, первыми начали практиковать ритуальную деформацию черепа. Голову ново­рождённым зажимали между двумя плотными подушечками, которые затем стягивались верёвками. Это был опасный ритуал, не все младен­цы могли пережить операцию, о чём свидетельствует множество дет­ских скелетов с деформированны­ми черепами. Однако индейцы при­давали этому обряду очень важное значение.

Приблизительно в VI тысячеле­тии до н. э. на горных склонах Анд, спускающихся к Тихоокеанскому побережью, появляются земледель­ческие общины, культура которых намного опережает уровень жизни соседей-охотников. Этим временем датируется древнейшее известное на данный момент архитектурное сооружение Нового Света — четы­рёхугольная каменная постройка в Серо-Палома (к югу от столицы Перу Лимы). Археологи считают, что данное строение предназна­чалось исключительно для бого­служений.

Ещё более удивительное архео­логическое открытие сделал япон­ский археолог Ицуми Шимада в на­чале 60-х гг. XX в. в местности под названием Котош. Под тысячелетни­ми наносами археологи нашли святи­лище, которому дали название «Храм

Скрещенных рук». Храм построен на 500 лет раньше первых пира­мид — в IV тысячелетии до н. э. Он представлял собой сооружение на 8-метровой ступенчатой платформе. Попасть внутрь святилища можно было по ступеням с южной сторо­ны через ворота высотой 2,25 м. Одна из внутренних стен храма была украшена множеством ниш. Сначала в одной из них, а позднее и в другой обнаружили таинствен­ные барельефы, изображающие скре­щенные женские руки. Очевидно, для древних американцев они являлись символом веры. Позднее оказалось, что одна из ниш со священными женскими руками находится спра­ва, а другая — слева от более значи­тельной по размерам ниши на север­ной стороне храма, напротив входа. Здесь, вероятно, располагался глав­ный алтарь. Ещё одна поразитель­ная находка была сделана после исследования пола святилища. В утрамбованной глине нашли остат­ки очага и воздухопровод, выведен­ный из святилища наружу. Скорее всего, он обеспечивал доступ воздуха, чтобы пламя в очаге не угасало. Стало ясно, что археологи обнаружили не обычный очаг, а место, где должен был гореть священный огонь.

ЧАВИН — ПЕРВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ АНД

В начале II тысячелетия до н. э. на территории Перу возникла новая культура, обладавшая всеми черта­ми высокоразвитой цивилизации. Эта загадочная цивилизация полу­чила название по селению Чавин- де-Уантар на севере горного Перу. Рядом с селением, на берегу притока реки Мараньон, лежат руины древне­го храмового комплекса. При инках эти развалины почитались индей­цами как священное место. Первое научное описание памятника оста­вил Э. Мидцендорф в 1874 г., а начало

Археологических раскопок Чавина связано с именем перуанского архео­лога Хулио Сесара Тельо.

Чавин-де-Уантар, существовав­ший в эпоху расцвета культуры, с 850 до 200 г. до н. э., представляет собой вытянутый прямоугольный комп­лекс, окружённый со всех сторон реками, несущими свои воды с вер­шин гор вдоль андских хребтов. Археологами открыты многочис­ленные платформы, храмы и пло­щади в форме круга, с трёх сторон окружённые зданиями. Здесь про­ходили общественные собрания, решались хозяйственные и полити­ческие вопросы. Сердце Чавина — величественное сооружение, нося­щее имя Кастильо (исп. Замок). Это почти квадратная платформа (75 х 72,5 м) высотой около 13 м. Стены гигантской постройки сло­жены оригинально: два ряда узких

Каменных плит перемежаются рядом плит большей толщины. Именно такой способ кладки обеспечил Кастильо необыкновенную сейс — моустойчивосты несмотря на то что Чавин расположен в районе, подвер­женном частым землетрясениям, он прекрасно сохранился.

Пространство внутри Кастильо заполнено землёй и битым камнем, толща которого пронизана мно­гочисленными подземными гале­реями, до сих пор ещё полностью не исследованными. Наряду с высо­кими и довольно широкими кори­дорами встречаются узкие венти­ляционные или канализационные шахты. Коридоры снабжены нишами и лестницами и соединяются между собой тоннелями либо небольшими помещениями, образуя настоящий лабиринт. Галереи расположены в несколько ярусов, одна над другой. Некогда цоколь здания был облицо­ван огромными отполированными плитами. Стены украшены круглы­ми головами из камня, содержащи­ми в себе и человеческие, и звери­ные черты. С восточной стороны на вершину вела крытая лестница, свод над которой поддерживали две круглые колонны. На них изображе­ны фантастические существа с чело­веческим телом, крыльями кондора и головой ягуара или пумы. Южная колонна сделана из белого, а север­ная — из чёрного камня. Такими же двухцветными были и ступени парадной лестницы. Весь комплекс получил название Чёрно-белого портала.

С северо-западной стороны находится так называемый Старый Храм — древнейшая часть комп­лекса. В глубине насыпи, на пере­сечении двух галерей, образующих в плане крест, обнаружена стела из белого гранита в форме сложно­го многогранника с заострённым верхом. Она получил имя Лансон (исп. копьё). На ней изображено фантастическое существо: полуягу — ар-полузмея-получеловек. По мне­нию некоторых археологов, Лансон имел астрономическое значение и был связан с созвездием Ориона,

Которое играло важную роль в ре­лигиозных представлениях древних обитателей Анд.

Сейчас археологи насчитывают более 20 святилищ культуры чавин, разбросанных в горах и на Тихо­океанском побережье по полосе при­мерно в 800 км длиной и 150—200 км шириной. Известны и крепостные сооружения этой цивилизации. Учёные пока не могут сказать, создали ли чавинцы единое государство. Скорее это было некое предгосударствен­ное образование, когда на обширной территории существовало большое количество однородных в культурном плане, но тем не менее самостоятель­ных общин. Их развитие постепенно приводило к выделению ритуально­административных центров с хорошо развитой вождеской и религиозной властью. Своеобразной церемони­альной столицей стал комплекс

Чавин-де-Уантар. На остальной территории располагались и дру­гие ритуальные центры, кото­рые возводились в стратегически выгодных местах.

В культуре чавин земледе­лие одержало победу. Главным продуктом был маис (кукуруза). Чавинцы построили великолепные в техническом отношении каналы, шлюзы и акведуки. Применение ирригационных систем позволило им создать развитое земледелие в засушливых районах горного Перу. Судя по всему, чавинцы одо­машнили лам и викуней. Мясо шло в пищу, а из шерсти изготовлялись великолепные ткани.

С эпохи цивилизации чавина начинается и история металлур­гии в Андах, хотя о хозяйственном

Использовании металлов говорить пока не приходится. Излюбленным материалом чавинцев было золото, из которого искусные ювелиры созда­вали украшения. Это разнообразные ушные вставки, браслеты, подвес­ки, бусы, кольца, навершия посохов, щипчики, булавки, ложечки и всевоз­можные фигурки. Серебро исполь­зовалось не так широко, а предме­ты из меди единичны. Обиходные вещи делались из камня, кости или дерева. В погребениях на побережье сохранились образцы цветных хлоп­ковых тканей. Среди них есть очень тонкие фрагменты типа марли или газа. Высокого мастерства достиг­ло производство керамики. Часто сосуд выполнялся в виде головы ягуара или пумы. Древние масте­ра с особым чувством выполня­ли круглые уШки, глаза, пасть с торчащими клыками и даже «пламенеющие» брови.

Многолетние исследования изменили мнение учёных о про­исхождении этой культуры. Если сначала казалось, что появление цивилизации чавина было подоб­но культурному взрыву (делались даже предположения о переселе­нии её создателей с территории современной Мексики), то сейчас всё больше фактов свидетельствует в пользу её местного происхождения. Это и особое почитание пещер, в том числе около озера Лаурикоча, где открыты следы жизни древних охотников, и обычай дефор­мации черепов младенцев, как у жителей этих пещер за несколько тысячелетий до чавинцев. Но нерешён­ных вопросов в истории первой цивилизации Южной Америки ещё пре­достаточно. Нам ничего не известно о том, поче­му цивилизация чавин сошла с исторической арены и каким был её закат. Однако она оказала большое влияние на раз-

Витие соседних культур. Ступенчатые пирамиды, украшенные каменными головами ягуаро-змее-людей, обна­ружены в таких центрах, как Сечин (пирамида Серро-Сечин) и Котос, считающихся самостоятельными культурами. Один из ритуальных центров — Паракас, расположенный на самом юге земель Чавина, стал родиной следующей яркой цивили­зации-преемницы.

ТАЙНЫ

ПАРАКАСА И НАСКИ

В эпоху чавина свет цивилизации

Распространился и на Тихоокеан­ское побережье Южного Перу. Этот негостеприимный край, представ­ляющий собой узкую полоску песков и каменистых холмов, носит имя Коста (исп. Берег). Жизнь на побережье сосредо­точивалась в долинах мелких речек, сбегавших со склонов Анд и разделённых пустыня­ми. Известно около полутора десятков культур, ареал кото­рых ограничивался одной или несколькими речными долинами. Некоторые из этих культур оставили после

Себя монументальные памятники. Большинство построек на побережье сложено из обожжённых на солнце кирпичей — адобов, преимуществен­но конической формы. Среди них выделяются крупный архитектурный комплекс Серро-Сечин, стены кото­рого покрыты рельефными рисун­ками, и руины древнего священного города Пачакамак, построенного на высоком обрывистом мысу над доли­ной реки Лурии. С незапамятных времён здесь находились храм и ора­кул Пачакамака, невидимого творца всего сущего, привлекавшие толпы паломников из самых отдалённых районов.

Но наиболее выдающимися и од­новременно загадочными наслед­никами чавина стали культура пара — кас и её преемница культура наска. Культура паракас существовала на одноимённом полуострове и в басей — не рек Ика и Наска в период с 600 г.

До н. э. до 400 г. н. э. На языке кечуа паракас означает «штормовой ветер». Небольшой пустынный полуост­ров, выдающийся в океан, действи­тельно со всех сторон продувается свирепыми ветрами, климат здесь сухой и жаркий. Это-то и послужи­ло причиной особого интереса учё­ных к древней культуре, известной в основном могильниками.

Уже первому исследователю — X. С. Тельо посчастливилось открыть не просто следы древней культуры, но целый «город мёртвых». Суровый сухой климат законсервировал всё, что существовало здесь ещё две с по­ловиной тысячи лет назад: мумии погребённых индейцев, костяные и деревянные изделия, даже вели­колепные цветные ткани, в которые были завёрнуты покойники. Сейчас археологи делят историю культуры паракас на два периода — паракас — кавернас (период пещер) и паракас — некрополис (период могил).

В начальную эпоху, продолжав­шуюся приблизительно до I в., па — ракасцы хоронили своих мертве­цов в круглых пещерах. На верши­не холма в слое песка сооружалась округлая входная яма диаметром 1 —

1,5 м и глубиной около 2 м. Чтобы её края не осыпались, стены укреп­ляли камнями. В центре основания ямы находился вход в узкую вер­тикальную шахту глубиной до 6 м с высеченными ступенями. Шахта вела к куполообразной камере (диа­метром 3—4 м и высотой 1 —1,5 м), высеченной в грунте и выложенной камнем. В камере хранилось 30— 40 мумий. Если тела не помещались в самой пещере, их хоронили в вер­тикальной шахте. Умерших сажали с поджатыми к подбородку коленями в специальные плетёнки и накрыва­ли китовыми костями или циновка­ми. В рот покойнику клали кусочек золота.

От культуры паракас-некрополис III—V вв. остались огромные необыч­ные погребальные комплексы, тяну­щиеся вдоль берега океана. Мумии заворачивали в ткани, помещали в сидячем положении в плетёнку и накрывали другой плетёнкой. Получившуюся корзину обёр­тывали большим количеством тканей, и она приобретала вид J кокона. В подземных камерах коконы с мумиями располага­лись группами. Центром груп­пы служила крупная мумия, по бокам которой размеща­лись тюки средних размеров, окружённые более мелки­ми. В погребальной каме­ре близ Серро-Колорадо Г

Обнаружено 33 боль — T Шие (1,5 м в высоту

И столько же в диа­метре), 42 средние (высотой около 1 м) и 354 мелкие мумии.

Величина кокона зависела от коли­чества тканей и

Погребального инвентаря, отражая имущественное положение покойных. Меж­ду тканями в плетёнки вкла­дывали веши, которые сопро­вождали покойника в загроб­ный мир. В самых больших тюках обнаружено несколько золотых и серебряных пред­метов, в том числе диадемы и налобные пластины.

ТАЙНЫ ПЛАТО НАСКА

Самая большая загадка цивилизации наска связана с огромными изображениями, вырезанными на поверхности земли, в пустыне Пампа-Колорада. Внимание археологов было привлечено к ним в 40-х гг. XX в., когда профессор гидрогеологии Пол Косок совершил над пустыней несколько разведывательных полётов на маленьком самолёте. Он определил, что линии и фигуры исполинского масшта­ба покрывают территорию длиной около 100 км и шириной до 15 км. ВВС США в годы Второй мировой войны сделали более 20 тыс. аэро­фотоснимков Пампа-Колорада. Военная разведка посчитала длинные широкие линии, тянущиеся на много километров и обрывающиеся посреди пустыни, взлётными полосами.

Однако помимо линий Пол Косок обнаружил и гигантские геомет­рические фигуры: трапеции, треугольники, прямоугольники и спира­ли, а также изображения животных. Техника выполнения этих фигур была одинаковой: индейцы срезали верхний слой почвы, под которым открывался более светлый грунт. Таким образом получалась контрас­тная полоса, обрамлённая тёмными отвалами срезанной земли. При всей технической простоте такого решения оно требовало велико­лепного знания геодезии. Перед тем как проводить линии на земле, насканцы создавали небольшие эскизы будущих рисунков и лишь затем, увеличивая их в соответствующем масштабе, переносили на поверхность земли. Как им удавалось делать это, не имея прибо­ров сложнее колышков и верёвочек, остаётся загадкой. Кроме того, большая часть рисунков не видна с земли, что вызвало к жизни мно­жество экстравагантных гипотез. По мнению писателя Эриха фон Дэникена, в создании линий насканцам помогали инопланетяне. Другие энтузиасты склонны считать, что индейцы умели делать воз­душные шары, сшитые из шкур и наполненные тёплым воздухом, — упоминания о таких устройствах встречаются в легендах инков.

Одна из теорий, пытающихся объяснить тайну Наска, связана с именем помощницы Косока немки Марии Райхе, которая занима­лась исследованием рисунков с середины 40-х гг. до своей смерти в 95-летнем возрасте. По её мнению, рисунки Пампа-Колорада — не что иное, как гигантский календарь, позволяющий рассчитывать равноденствия или циклы течения реки Эль-Ниньо.

В пользу теории Райхе говорит то, что многие рисунки являются изображениями созвездий, таких, как Большая Медведица или Орион, а некоторые линии соответс­твуют перемещению солнца. Существуют линии, точно ориентированные на луну, планеты и некоторые созвез­дия, в частности Плеяды. Основываясь на астрономи­ческих расчётах, Райхе первой назвала время создания рисунков — V в. Позже в районе одного из геоглифов был обнаружен деревянный столбик, радиоуглеродный анализ которого подтвердил указанную Райхе дату.

Многие археологи склоняются к мысли о том, что линии и рисунки животных представляли собой священные дороги, по которым ходили жрецы наска во время рели­гиозных церемоний. Существует теория, согласно которой гигантские рисунки были отчаянной попыткой индейцев связаться с богами в период многолетней засухи.

Пустыня Наска.

В очистке тела от внутренностей и заполнении его деревянными брус­ками, волокнами и прочими расти­тельными материалами. Из черепа извлекался головной мозг. Затем тела подсушивались на жарком солнце и даже немного коптились на огне. Лица и некоторые части тела, вплоть до накладных кос, обмазывались дре­весной смолой и глиной. После при­готовлений умершему придавалась поза зародыша с поджатыми к под­бородку коленями и скрещенными на груди руками. Тело заворачивали в несколько покрывал, длина кото­рых достигала двух с половиной мет­ров, а сверху накрывали циновками из тростника. У многих были искус­ственно деформированные чере­па — клиновидной формы в период пещер и конусовидной — в пери­од могил. В одной из могил найден череп ребёнка, обмотанный лентой из хлопковой ткани. Эта лента при­жимала две подушечки, давившие на череп спереди и сзади, придавая нужную форму.

Ещё более странными выглядят массовые прижизненные трепанации черепов. По разным оценкам, следы этой процедуры имели от 40 до 60 % Всех найденных черепов. На некото­рых из них видны четыре-пять отвер­стий, проделанных в разное время. На большинстве черепов нег ни трещин, ни следов от ударов. По-видимому, операции проводились на здоровых людях. В Паракасе широко исполь­зовались разные техники трепана­ции: выпиливались квадратные или прямоугольные пластинки, которые затем вынимались; высверливались дырочки по обрисованному кругу или же срезалась кость. Иногда отверстия закрывались тонкой золотой плас­тинкой. В одном из погребений даже обнаружен набор хирургических инструментов той далёкой эпохи. Это были обсидиановые орудия разных размеров со следами крови. Кроме того, там же оказались ложка из зуба

Кашалота, обёрнутая хлопковыми нитями, кусок ткани, бинты и нитки.

Все эти находки свидетельству­ют о необычном почитании головы у жителей Паракаса. Чем же вызвано

Такое отношение? Вряд ли это было следствием болезни или травмы. Единственная цель таких трепанаций (как и цель деформации черепов), по мнению учёных, воздействие на головной мозг для изменения состо­яния сознания.

Индейцы культуры паракас рас­ширили своё влияние в глубь страны и заложили основу ещё одной циви­лизации Южного Перу — наска, «сто­лицей» которой было крупное поселе­ние Кауачи. Оно представляло собой скопление глинобитных жилых домов, террас и хозяйственных построек. В центре города возвышался Большой Храм — пирамидальное сооружение, возведённое на естественном холме с плоской вершиной, высотой более 20 м. Вокруг располагались площади, дворы и погребения. Помимо Кауа — чи известно ещё несколько крупных строительных комплексов культу­ры наска. Наиболее

Загадочный из них — так назы­ваемый «мёртвый лес» Эстакерия, который иссле­дователи образно называют «дере­вянным Стоун­хенджем». Это

240 столбов высо­той около 2 м с развилкой наверху, стоящие на низкой платформе. К западу

И югу от платформы установлены меньшие столбы, причём уже не ря­дами, а цепочками. Рядом с «мёртвым лесом» высится ступенчатый холм с двумя рядами террас.

На территории Эстакерии, как и по всей области распространения культуры наска, обнаружено много могил. В могильниках найдены фраг­менты одежды. Это широкие и длин­ные накидки, украшенные каймой. В ходу у насканцев были и класси­ческие южноамериканские пончо — прямоугольные полотна с прорезью посередине. Цветовая гамма тканей наска насчитывает до 150 оттенков. Насканцы, как и их предшественники, использовали практику деформации черепов и их прижизненной трепанации, но уже в мень­ших масштабах. Такие люди пользовались особым отно­шением окружающих. Когда они умирали, их головы отделяли от туловища, а в погре­бение клали обез­главленное тело с приставленной к нему небольшой тыквой. Головы же захоранивались отде­льно, в специальных тай­никах. Часто в погребениях наска находят отрезанные человеческие головы, прикреплённые к шнурам на поясе, — по-видимому, военные трофеи.

Культура наска известна также сво­ими великолепными полихромными сосудами. Их качество поразительно, ведь индейцы не знали гончарного круга. Вазы, кубки, миски и фигур­ные кувшины расписывались шестью — семью красками, наносившимися до обжига. Но наибольшую известность этой культуре принесли загадочные и таинственные рисунки плато Наска, вызвавшие не стихающие и по сей день споры учёных об их предназна­чении и способах нанесения.

Мастерство паракасских «нейро­хирургов» и насканских «геодези­стов», оставивших на земле гигант­ские геометрические фигуры, изоб­ражения птиц и животных, остают­ся одними из самых интригующих загадок истории не только Южной Америки, но и всего человечества.

МОЧИ КА- ЦАРСТВО КРОВИ И ЗОАОТА

В то время, как на юге Перу сущест­вовали культуры паракас и наска, на севере расцветала не менее яркая культура народа мочика, подарившая потомкам монументальные пирами­ды и великолепные произведения из золота.

Открытие этой культуры про­изошло в конце XX в. Зимой 1987 г. полиция городе Ламбайеке получи­ла сведения о том, что банда уаке — рос разграбила богатое захоронение в районе деревни Сипан на северном побережье Перу. Преступников уда­лось арестовать, и в руки полицей­ских попали поистине сказочные сокровища, среди которых выделя­лась великолепная золотая маска, инкрустированная изумрудами. Оказалось, что грабителям посчаст­ливилось раскопать инкское по­гребение, находившееся под огром­ной платформой из кирпича-сырца, в стороне от двух пирамид, считав-

Шихся главной достопримеча­тельностью Сипана.

Ценность наход­ки была столь велика, что в Сипан напра­вили археологичес­кую экспедицию под руководством дирек­тора Национального музея Вальтера Альвы.

Результаты раскопок буквально потрясли весь мир — под полом позднего инкского склепа обнаружи­лось ещё несколько погребений, с иными чертами обряда. А в самой толще гигантской платформы учё­ные нашли потайной ход, который привёл их в комнату, где, облачённый в парадное одеяние и позолочен­ный шлем, лежал скелет воина с от­рубленными ступнями. Археологи решили, что это страж захоронен­ного где-то неподалёку правителя. Вскоре они обнаружили погребаль­ную камеру с деревянным саркофа­гом. Покоившийся в саркофаге муж­чина, возраст которого определили

В 35—40 лет, получил имя Владыки

Сипана. Вместе с ним в толще плат­формы были похоронены ещё двое мужчин и три женщины, у неко­торых отсутствовала левая ступня. В нише находился скелет сидящего десятилетнего мальчика со скрещен­ными ногами.

Всё помещение было уставлено керамически­ми сосудами с остатками пищи. На полу и в сарко­фаге лежали сотни золо­тых украшений, принадле­жавших некогда Владыке Сипана. А в правой руке покойного — золотой бру­сок и скипетр-нож, укра­шенный золотым навер — шием с изображением сцены битвы. В левой Владыка сжимал мед­ный брусок и мед­ный же скипетр. Рядом с черепом находилась прекрасная диадема из кованого золота в форме полумесяца: длина её состав

Ляла 62 см, а высота — 42 см. Среди прочих сокровищ выделяются шейная цепь из крупных золотых и серебряных бусин, трещотка из чекан­ных золотых плас­тинок с массивной медной рукояткой, золотые колокольчики с изображённым на них

Божеством, серьги с под­весками из золота и бирю­зы и великолепное ожерелье из серебра и золота в виде скорлу­пок земляного ореха. Кроме золота в гробнице оказались тысячи жемчу­

Жин, украшавших некогда наряд Владыки, и большое количе­ство бирюзы.

Раскопки показали, что и пирамиды, и платформа созданы народом мочика, владевшим долинами на севере Перу с V в. до н. э. по VII в. н. э. Инки лишь

Использовали древнюю постройку, чтобы замаски­ровать погребение какого-то знатного военачальника.

Работы, проведённые в Сипа — не в последние годы, принесли ещё немало удивительных открытий. Так, в одной из огромных пирамид Сипана были обнаружены фрес­ки с изображениями религиозных церемоний, сюжеты кото­рых повергли исследо­вателей в шок. На них

Нарисованы огромные пауки, сидящие на вер­шинах пирамид, и ве­реницы людей, прино­сящих им связанных по рукам и ногам пленников. Этот ритуал имитировал расправу паука со своей добычей: верёвки играли роль паути­ны, а жрецы-владыки мочика, наряженные гигантскими насеко­мыми, перерезали горло связанным жертвам и пили их кровь. Подобные же рос­писи найдены и во внутренних

СОКРОВИЩА ВЛАДЫКИ СИПАНА

Гробница Владыки Сипана Перу. 1 770 г.

Пектораль в виде осьминога. Позолоченная медь, серебро.

Бог воины. Позолоченная медь.

Позолоченная маска с оскалом. Фрагмент нагрудного украшения

Золотая фигурка военного вождя с жезлом.

Позолоченная маска. Деталь украшения.

’•Х-.

Ml

Г

⅞ Λ*√

Залах одной из крупнейших пост­роек цивилизации мочика — так называемой Пирамиды Луны вбли­зи города Трухильо.

Культура мочика известна своей уникальной портретной керами­кой. Мастера работали только с тремя крас­ками: красной, белой и чёрной. Сосуды ими­вых голов», прослеживающийся в ранних культурах побережья.

Упадок цивилизации мочика относится к VII в. В этот период некогда могущественные властите­ли побережья Перу под натиском воинственных соседей оставляют речные долины и уходят ещё даль­ше на север. Кто же пришёл им на смену? Вероятно, это были потомки

Других величественных культур, по­явившихся в горных долинах Анд, — тиауанако и уари (вари).

«ГОРОД,

ПОСТРОЕННЫЙ БОГАМИ»

Тиауанако, расположенный на высоте 4 тыс. м над уровнем моря, на бере­гу озера Титикака, является самым высокогорным поселением доколум­бовой Америки. Большинство учёных считают, что Тиауанако возник око­ло III в. до н. э. и был оставлен жите­лями не позднее XI в. н. э.

В период расцвета, в VI—IX вв., Тиауанако являлся не только круп­ным религиозным центром, но и столицей обширного государ­ства. Судя по типичным находкам изделий тиауанакских мастеров, власть правителей высокогорного города распространялась до побе­режья Тихого океана и далее на юг, до северных районов современного

Чили.

Город занимал площадь пример­но 3 кв. км, а его население состав­ляло почти 20 тыс. Здесь из камня возводили храмы, дворцы, культовые платформы, колонны в образе чело­века высотой до 7 м. Центром города считаются огромный дворец (130 Х 135 м), внутрь кото­рого вели Ворота Солнца высотой 3 м, высечен­ные из монолита, и искусственный

Сторонами осно­вания более 200 м. Возможно, это естест­венное возвышение, обли­цованное огромными каменными монолитами весом до 100 т каждый. На вершине Акапаны расположен выложенный камнем хискусственный водоём размером 80 Х 40 м и глуби­ной до 7 м. В недрах

Пирамиды проложена сложная система водо­отводных каналов.

На вершине платфор­мы, называемой Пума Пунку, также сохрани­лись остатки рукотворно­го водохранилища. Кроме того, Пума Пунку украшает громадный монолит — Ворота Луны. Найденные рядом с Во­ротами Луны золотые гвоздики позволяют предположить, что некогда монолит был облицован листовым золотом.

Один из самых загадочных памят­ников Тиауанако — храм Каласасайя. Его площадь — 15 тыс. кв. м. Осно­ванием служит платформа, обнесённая стеной из монолитных колонн, про­странство между которыми заполнено отшлифованным камнем. Австрийский исследователь Познански считал Каласасайю обсерваторией, ориен­тированной на точки солнцестояния и равноденствия.

Название Тиауанако в переводе с языка кечуа означает «садись, гуана­ко» (гуанако — быстроногое живот­ное, близкий родственник ламы). По легенде, инка Майта Капак так обра­тился к юноше-гонцу, доставившему весть об обнаруженных на берегу озера Титикака гигантских развали­нах. Инки всегда придерживались убеждения, что до прихода в мир их прародителей Манко Капака и Ма­мы Окльо на земле царили дикость и варварство. Поэтому они пора­зились циклопическим руинам Тиауанако и посчитали его «городом, построенным богами».

Великий город был признан леген­дарной прародиной инков, и архео­логи нашли факты, подтверждающие это. В полуподземном храме рядом с Каласасайей найдена статуя, полу­чившая название «Бородатый идол», поскольку её отличительной чер­той является внушительная борода.

Известно, что у индейцев слабо раз­вит волосяной покров на лице и бо­родачей среди них нет. Тем не менее древняя традиция инков говорит о том, что верховный бог и создатель мироздания Виракоча Пачакамак в своей земной ипостаси был как раз высоким, белокожим и бородатым старцем. Сопровождавшие его спут­ники назывались просто виракоча — ми и тоже обладали светлой кожей и бородами. По легенде, именно они основали город на берегу священно­го озера.

К северу от Тиауанако, близ со­временного города Аякучо, сложи­лась ещё одна мощная держава — Уари, культура которой во многом близка культуре Тиауанако. Но если правители «города, построенного богами» направляли свою экспан-

Сию на юг и запад, то цари Уари расширяли своё влияние на север, за короткий срок распространив власть на земли мочика и далее к се­веру. Большинство городов этой части страны несут следы сильно­го культурного влияния Уари. Новая держава, просуществовавшая при­мерно 300 лет, с 600 до 900 г., суме­ла создать единый политический и хозяйственный организм, соеди­нив области страны мощёными дорогами и закрепив своё господ­ство строительством новых городов и торговых станций. Этот опыт позд­нее использовали инки в управлении своей империей.

В X в. господству Уари приходит конец. Население покидает и бере­га озера Титикака. На смену двум державам появляется множество небольших царств, власть которых редко распространялась дальше одной-двух речных долин. Среди них самым крупным и сильным было царство Чиму, или Чимор, сохра­нившее наследие первых империй и донёсшее его до эпохи инков.

ЧИМУ: ДЕТИ ЗВЁЗД

Легенды гласят, что первый пра­витель Чиму — Такайнамо прибыл в устье реки Моче на большом плоту. Откуда он приплыл, предания умал­чивают, однако известно, что влады­ки Чиму возводили свою родослов­ную к четырём звёздам созвездия Пата (Ориона). Звёзды вообще игра­ли в жизни цивилизации чиму важ­ную роль. Главной в пантеоне была Луна, созвездия считались средото­чиями божественной энергии, им посвящались храмы и совершались жертвоприношения.

Высадившись на побережье, при­шельцы заложили город Чан-Чан. От­сюда наследники Такайнамо посыла­ли вооружённые отряды для захвата соседних территорий. Около 1100 г. на побережье Перу обрушилась череда природных катастроф. Сложная сис­тема каналов, позволявшая отводить воду с гор на востоке для орошения посевных площадей в долинах Чикама

И Моче, оказалась разрушена землетря­сениями. Археологически этот тяжё­лый момент в истории Чиму совпадает с началом периода интенсивной экс­пансии — как раз после 1100 г. кера­мика и металлические изделия Чиму начинают встречаться почти на всём северном и центральном побережье Перу. Оказавшись перед угрозой гибе­ли, правители Чиму решили сделать ставку на завоевание чужих земель. Расчёт оказался верным: армии Чиму захватывали одну долину за другой и восстанавливали ирригационные сооружения народа мочика. В течение трёх сотен лет (1100—1400 гг.) государ­ство Чиму превратилось в насто­ящую империю, объединявшую жителей десятков речных долин побережья.

Чан-Чан в этот период до­стигает своего наивысшего рас­цвета. В городе площадью около 20 кв. км проживало от 36 до 100 тыс. Его окружала 15-метро­вая стена с единственными воро­тами. Планировка столицы Чиму весьма оригинальна. Её ядро I Составляли 12 крупных архитек­турных ансамблей, названных археологами «сьюдаделас» — «городки». Каждый из них был огорожен глухой стеной высо­той около 10 м и длиной 700 м. Внутренняя часть представляла

Собой лабиринт коридоров, соеди­нявших комнаты, залы, склады, водо­хранилища и даже могильные курга­ны. Археологи доказали, что каждый такой «квартал» являлся дворцовым комплексом, принадлежавшим одно­му правителю. При жизни правителя «городок» выполнял функции цент­ра власти. Когда правитель умирал, его хоронили в собственном дворце вместе с верными слугами и десятка­ми молодых девушек, а также огром­ным количеством утвари и драго­ценностей. Все двери закладывались высушенным на солнце кирпичом, и в столице Чиму появлялось ещё одно наглухо замурованное мрач­ное здание, посвященное мёртвому владыке. Кроме дворцов-мавзолеев в Чан-Чане раскопано ещё 35 райо­нов, где селились сановники, четы­

Ре квартала ремесленников и четыре храма. Стены построек покрывались белой глиной.

Одним из главных занятий мас­теров была обработка золота. На приисках Чиму трудилось не менее 6 тыс. человек. Руду плавили в рас­положенных на склонах гор ветря­ных печах, температура в которых повышалась за счёт задувавшего в особые отверстия ветра. Широко известные ритуальные ножи-туми с закруглённой ручкой, украшенные

Драгоценными камнями, стали свое­образным археологическим симво­лом Южной Америки. Ещё в период испанского завоевания на побережье часто находили набитые сокро­вищами могильники Чиму. Судьба этих находок печальна. Так, в кон­це XIX в. некий полковник Ла Роса отыскал на побережье клад с пятью тысячами золотых бабочек, каждая из которых весила меньше грамма. Они могли парить в воздухе, стои­ло только посильнее на них дунуть.

Ла Роса приказал переплавить их в слитки и получил около четырёх килограммов золота.

К счастью, археологи и поныне находят неразграбленные погре­бения той эпохи: например, шес­тиуровневый могильник в Уака-

Дель-Лоро (Святилище Попугая) в долине Ламбайеке, раскопанный в 80-х гг. XX в. Ицуми Шимадой и Карлосом Элерой. Общий вес обна-

Руженных в нём предметов состав­ляет 1,2 т: 100 золотых украшений, 489 предметов из бронзы, более 300 редких морских раковин, каж­дая весом около 1 кг, 70 кг жемчуга,

Горы ляпис-лазури, аметиста, горно­го хрусталя, изумрудов. Выделяются перчатки из тумбаги (сплава золота

И меди) — точные копии кистей рук человека.

Купцы Чиму вели обширную тор­говлю с племенами, населявшими высокогорье, а от нападений тех же

Горных племён защищала длинная стена. Но всё же она не смогла спас­ти империю. В 1460 г. к границам империи Чиму подступили с юга непобедимые армии инков. А через несколько лет государство Луны пало под ударами «детей Солнца».

ИМПЕРИЯ СОЛНЦА

Считается, что инки пришли в долину Куско, где основали столицу империи,

Около 1200 г. Американский археолог Дж. X. Роу, проводивший раскопки в районе Куско, предположил, что до первой половины XV в. государству инков прина­длежало всего несколько горных долин, и начи­нал отсчёт имперского периода с 1438 г. — даты, когда правитель государства Инка Пачакути Юпанки разбил воинствен­ных индейцев-чанка и присоединил к свое­

Му государству «запад­ную часть света». Однако инки наверняка осуществляли экспансию и до разгрома чанка, но она была направлена в основном к югу от Куско.

В 1470 г. армии инков подсту­пили к столице Чиму. После дли­тельной осады империя Чиму пала. Многих искусных ремесленников победители переселили в свою сто­лицу — Куско. Вскоре инки покори­ли и другие государства, включив их в свою новую империю: Чинча на юге Перу, Куисманку, объединявшую при­брежные долины центральной части страны, в том числе и храмовый город

ТЕРРАСНОЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

Основу сельского хозяйства инков составляло террас­ное земледелие, возникшее ещё в предшествующую эпоху. Но именно в империи инков оно приобрело невиданный размах. Сельскохозяйственные террасы возводились по склонам гор во всех уголках импе­рии и делали возможным земледелие там, где о нём прежде не могли и мечтать. Таким способом обраба­тывалось около 2,5 млн акров земли.

Стены террас укрепляли известняком или камен­ными блоками. Образовавшееся пространство запол­нялось слоем булыжников, чтобы обеспечить необ­ходимый дренаж, а сверху — плодородной почвой, которую носили в корзинах из долин. В некоторых местах плодородие почвы улучшали с помощью гуано (птичьего помёта), который, если его не оказывалось поблизости, доставлялся из птичьих заповедников, расположенных на островах неподалёку от побе­режья. Для соединения террас — некоторые из них

Достигали высоты одноэтажного дома высекали Террасные поля инков. Мачу-Пикчу.

Ступени. Для доставки воды с покрытых льдами гор­ных вершин сооружались специальные каналы, а водоводы, прорытые между террасами, позволяли воде переливаться с одного уровня на другой.

МАЧУ-ПИКЧУ

В 1911 г. американский историк X. Бингхем получил информацию о том, что в местности под названием Эспириту-Пампа (Пампа Духов) расположены древние руины. Он отправился туда и открыл крупный город инков, получивший название Мачу-Пикчу. Позже в том же районе обнаружили и другие инкские поселения, нетронутые конкистадорами. Инки построили Мачу — Пикчу как специальный священный город, о чём свиде­тельствуют кварталы для паломников.

Город был прекрасно укреплён и мог выдержать длительную осаду. К воротам вела дорога, проложен­ная по каменной стене, примыкающей к отвесной скале.

Посередине дороги зияла пропасть, которую закры-

Крепость инков Мачу-Пикчу.

Поиски пропавшего золота про­должаются и поныне. Если когда — нибудь археологам посчастливится найти эту легендарную сокровищ­ницу, мы, несомненно, узнаем о ци­вилизации «детей Солнца» много нового. Сейчас же количество изде­лий инкских мастеров можно пере­считать по пальцам — это золотые и серебряные фигурки людей и лам, великолепные золотые сосуды и на­грудные диски, а также традици­онные ножи-туми в форме полу­месяца. Объединив собственные технологии с традициями ювелиров Чиму, инкские металлурги достигли совершенства в обработке драго­ценных металлов. Испанские хро­нисты записали историю о золо­тых садах, украшавших

Храмы, посвященные

Солнцу. Достоверно известно о двух из

Вал подвесной мост. В случае опасности он поднимался, и тогда даже горстка воинов могла оборонять подходы к Мачу-Пикчу.

Сам город был защищен мощной крепостной стеной; центр его представлял собой цитадель.

Однако защищать Мачу-Пикчу так и не пришлось, поскольку испанцы попросту не нашли его, как не нашли и некоторые другие тайные города в восточных провинциях империи.

Сердцем Мачу-Пикчу является Священ­ная площадь, вокруг которой расположены

Храм трёх окон, символизирующий священную пещеру Тампутокко, Главный храм из белого гранита и так назы­ваемый Дом священника. Несколько южнее находится полукруглая башня, называемая обсерваторией. В центре башни лежит отшлифованный каменный блок, служивший алтарём, а под храмом, в скале, обнаружена пещера, в ко­торой хоронили правителей. Украшением города является многоугольный вырубленный в скале камень-интиуатана («место, где привязано солнце»). Считается, что с помощью этого камня жрецы определяли лучшее время для начала сева или сбора урожая, следя за исчезновением теней от солнца во времена осеннего и весеннего равноденствий. Раскопки, начатые в районе Мачу-Пикчу в 1986 г., показа­ли, что на прилегающей территории под густым покровом джунглей таились целые селения, террасы, ритуальные центры, дороги и могильники. Археологи обнаружили следы мостов и тоннелей в скальной толще.

Них — в прибрежном городе Тумбес на севере империи и в главном свя­тилище Куско, храме Кориканча. Деревья, кустарники и травы в са­дах были сделаны из чистого золо­та. Золотые пастухи пасли на золо­тых лужайках золотых лам, а в полях зрела золотая кукуруза.

Вторым высочайшим достиже­нием инков можно по праву считать архитектуру. Уровень обработки камня при инках превосходит луч­шие образцы мастерства каменотё­сов Чавина и Тиауанако. Простые, «типовые», здания строились из небольших камней, скреплённых глиняно-известковым раствором — пирка. Для дворцов и храмов исполь­зовались гигантские монолиты, не скреплённые между собой ника­ким раствором. Камни в таких соору­

Жениях держатся за счёт многочис­ленных выступов, цепляющихся друг за друга. Примером может служить знаменитый двенадцатиугольный камень в стене в Куско, так плотно пригнанный к соседним глыбам, что между ними нельзя просунуть даже лезвие бритвы.

Архитектурный стиль инков суров и аскетичен; здания подавляют своей мощью. Однако когда-то многие по­стройки были украшены золотыми и серебряными пластинами, при­дававшими им совершенно иной облик.

В городах инки использовали плановую застройку. Основным эле­ментом города был канча — квар­тал, состоявший из жилых домов и складов, расположенных вокруг двора. В каждом крупном центре имелись дворец, казармы для сол­дат, храм Солнца и «монастырь» для посвященных Солнцу девственниц — аклья.

Все города империи связывались между собой сетью превосходных дорог. Две главные магистрали, к ко­торым примыкали дороги поменьше, соединяли крайние точки на севере и юге страны. Одна из дорог шла по побережью от Гуаякильского залива в Эквадоре до реки Мауле, южнее со­временного Сантьяго. Горная дорога, называвшаяся Капак-кан (Царский

Путь), начиналась в ущельях севернее Кито, пройдя через Куско, сворачивала к озеру Титикака и обрывалась на тер­ритории современной Аргентины. Обе эти артерии вместе с примыкавшими к ним второстепенными дорогами тянулись более чем на 20 тыс. км. Во влажных местах дороги мостили или заливали водонепроницаемой смесью из листьев маиса, гальки и глины. На засушливом побережье дороги ста­рались прокладывать по участкам выхода твёрдых пород. На болотах возводились каменные дамбы, снаб­жённые дренажными трубами. Вдоль дорог устанавливались столбы, ука­зывавшие расстояние до населённых пунктов. Через равные промежутки имелись постоялые дворы — тамбо. Ширина полотна на

Равнинах достига­ла 7 м, а в горных ущельях сокраща­лась до 1 м. Дороги прокладывали по прямой линии, даже если для этого при­ходилось долбить тоннель или срубать часть горы. Инки по­строили замечательные мосты, самые знамени­тые из которых висячие, предназначенные для переправы через горные

Потоки. На каждой стороне ущелья возводились каменные пилоны, к ним прикреплялись толстые канаты — два служили перилами, а три поддер­живали полотно из ветвей. Мосты были так прочны, что выдерживали испанских конкистадоров в полном вооружении и верхом на лошадях. Местным жителям вменялось в обя­занность раз в год менять канаты, а также ремонтировать мост в слу­чае надобности. Крупнейший мост подобной конструкции через реку Апуримак имел 75 м в длину и висел в 40 м над водой.

Дороги стали основой империи, раскинувшейся на огромном про­странстве от Эквадора на севере до Чили на юге и от Тихоокеанского побережья на западе до восточных склонов Анд. Уже само название государства инков — Тауантинсуйу несло черты претензий на мировое господство. Это слово на языке кечуа означает «четыре соединённые Между

Собой страны света». По странам света происходило и административ­ное деление: на севере находилась провинция Чинчасуйю, на юге — Кольясуйю, на западе — Контисуйю и на востоке — Антисуйю.

В период правления самых зна­менитых императоров — Тупак Юпанки, занявшего престол в 1463 г., и Вайно Капака (1493—1525 гг.) госу­дарство окончательно обрело черты централизованной империи.

Во главе государства стоял импе­ратор — Сапа-Инка, Единственный Инка. Была проведена перепись насе­ления империи и введена десятичная административная система, с помо­щью которой собирались налоги и вёлся точный подсчёт подданных. В ходе реформы всех наследствен­ных вождей заменили назначаемыми губернаторами — кураками.

Всё население страны несло тру­довые повинности: обработку государ­ственных полей маиса и батата (кар­тофеля), содержание государственных стад лам, воинскую службу и рабо­ты на строительстве городов, дорог и рудниках. Кроме того, подданные обязаны были уплачивать и натураль­ный налог — тканями и скотом.

Широко распространилась прак­тика массовых переселений на поко­рённых территориях. Язык кечуа, на

Котором говорили инки, был объяв­лен официальным языком империи. Обитателям провинций не запреща­лось пользоваться и своим родным языком. Обязательное знание ке­чуа требовалось только от должност­ных лиц.

Считается, что инки не созда­ли собственной письменности. Для передачи информации у них суще­ствовало узелковое письмо «кипу»,

Великолепно приспособленное для нужд управления и экономики. Согласно одной из легенд, у инков некогда имелась письменность, даже книги, но все они оказались унич­

Тожены правителем-реформатором Пачакути, «переписывавшим исто­рию». Исключение было сделано

Лишь для одной, хранившейся в глав­ном святилище империи Кориканча. Грабившие столицу инков испанцы обнаружили в Кориканче покры­тые непонятными знаками холсты, вставленные в золотые рамы. Рамы, разумеется, переплавили, а холсты сожгли. Так погибла единственная писаная история империи инков.

Власть Сапа-Инки подкреплялась и идеологией. Как уже говорилось, инки считали себя первым и един­ственным цивилизованным наро­

Дом, несущим культуру и просвеще­ние окружающим племенам. Важным элементом их идеологии была и ре­лигия, центральное место в которой занимал культ Солнца. Все прочие божества многочисленных народов империи находились в подчинённом положении к Солнечному божест­ву. Сами инки считали себя «детьми Солнца», а свою державу — импе­рией Солнца. Но это сыграло роко­вую роль в её гибели.

Когда в 1532 г. ко двору Сапа-

Инки Атауальпы прибыл Франсиско Писарро с отрядом конкистадо­ров, уже назначенный испанским королём Карлом V губернатором этих земель, он имел с собой поста­новление королевского совета о пре­доставлении инкам-язычникам воз­можности принять христианство добровольно, без кровопролития. Францисканский монах из свиты Писарро объяснил смысл христиан-

Ской веры правителю инков. «Вы говорите, что ваш Бог принял смерть, а мой всё ещё живёт», — подчеркнул он, показав на уходящее за гори­зонт солнце. Как записали очевид­цы, Сапа-Инка швырнул протянутый ему молитвенник на землю. Монах повернулся к Писарро и сказал ему и его людям: «Можете напасть на них после такого. Я заранее отпускаю вам все ваши грехи». Последовала жес­токая резня, положившая начало завершающему периоду истории империи инков — борьбе за неза­висимость.

После сожжения Атауальпы на костре инквизиции во главе гибнущей империи встава­ли ещё четыре его потом­ка. Один из них — Манко Инка — поднял восста­ние и увёл 20 тыс. своих

Сторонников в джунгли.

Там они основали новый город, Вилькабамба. Из него инки совершали

Набеги на посты завоевателей.

В 1572 г. испанцы захватили последнего вождя инков Тупак Амару. Его привезли в Куско и на городской площади казнили — обезглавили. Так закончилась

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *