ЕГИПЕТ — ЦИВИЛИЗАЦИЯ РЕКИ

Северная Африка с её ничтожным количеством осадков почти непри­годна для жизни, но именно здесь возникла одна из величайших цивилизаций в истории человечест­ва — египетская. Основой этой цивилизации был Нил, несущий свои воды от Эфиопского нагорья и Центральной Африки к Среди­земному морю. Благодаря великой реке Египет ещё в III тысячеле­тии до н. э. превратился в процве­тающее государство Восточного Средиземноморья и оставался тако­вым вплоть до римского завоевания в 30 г. до н. э.

Более десяти тысячелетий назад

Климат Северной Африки был менее засушливым. Кочевые племена охотников и со­бирателей населяли те области, которые сегод­ня поглотила пустыня.

Долина и дельта реки Нила с болотистыми, затопляе­мыми землями считались

Коварным местом.

Проходили столетия, кли­

Мат пустыни Сахары стано­вился всё суше и ко II тысячелетию до н. э. уже почти не отличался от погодных условий XXI в. н. э.

С усилением засухи и наступлени­ем пустыни люди селились вокруг источников воды, более интенсивно используя природные ресур­сы в оазисах и вблизи Ни­ла. Здесь и состоялся их пе­реход к земледелию в VII— V тысячелетиях до н. э.

Постепенно, с расши­рением пахотных земель, росло население долины и дельты Нила. К IV тыся­челетию до н. э. в Египте сформировались две зем­ледельческие культуры с раз­ными типами хозяйства и темпами развития. Они сложились в несхо­жих исторических и климатичес­ких зонах: меримдская — в районе дельты и бадарийская — в Верхнем Египте. Меримдская культура разви­валась быстрее, контакты с други­ми странами были теснее, и имен­но в дельте Нила появились первые города. В последующих веках много­численные города с округой (номом, как её называли древние греки) и соб­ственными правителями (номар­хами) возникли по всему течению великой реки. И только примерно к 3000 г. до н. э. в бассейне Нила образовалось единое централизован­ное государство, включившее в себя всю долину Нила — от дельты на севере до первых порогов на юге.

Вся дальнейшая история Египет­ского государства — цепь сменяющих

Друг друга правителей-фараонов

ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ. I-М ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н. Э

\ ДЕЛЬТА

А.

НИЖНИЙ

ЕГИПЕТ

АХЕТАТОН

Абид(х

ФИВЫ

Карнак

ιyκcop

Нубийская

ДЕЛЬТА Исторические области

Границы Египта В XXIII В. до н. э. в XV В. до н. э.

МЕМФИС

Бубастис

Столицы Египетского государства Прочие города Торговые пути — Морские пути RR-. Каналы

Районы земледелия Полезные ископаемые:

Олово

Золото

Железо

Медь

Свинец

Пирамиды

Основные направления походов египетских фараонов

Ooiuc Фаю»

Синайский

П-оа

Boc Точная T

Малый OOiuc

Пустыня

Ливийская

■ (• \

BM П’ынн

Oaiuc

Западный

Saaamofl

ВЕРХНИЙ

ЕГИПЕТ

О. Филе

О. Элефаитина Первый порог

Пустыня

Второй порог” V

Третий порог

Четвертый

ГЛ*

..

И династий, в том числе пришлых — из пустынь Синая, Ливии, Нубии. За 300-летнюю историю в Египте сме­нилась 31 династия! Но само госу­дарство оставалось незыблемым. Оно то расширялось, достигая на севере богатых городов Финикии и Сирии, а на юге — просторов Нубии, то вновь сужалось до размеров долины Нила.

Политическому единству страны благоприятствовала привязанность Египта к долине Нила. Эта долина, неизменное ядро государства, мало изменялась в своих размерах. Её прирост зависел не столько от воен­ных успехов египетского оружия, сколько от прогресса в покорении самой реки: исконные земли Египта постепенно включили в себя доли­ну Нила до вторых, а затем третьих и четвёртых порогов на юге. Росла страна и за счёт освоения участ­ков пустыни на западе и востоке от русла реки. Но, так или иначе, при­ращения территорий были незна­чительны. Узкая полоска земли по берегам великой реки, зажатая пус­тынями, — вот «хребет» египетской цивилизации. Рамки, определённые самой природой, стали основой ста­бильности Египетской державы на протяжении трёх тысячелетий. Они обусловили все особенности этой величественной цивилизации, кото­

Рую по праву можно назвать циви­лизацией реки.

ПОКОРЕНИЕ РЕКИ

Тёплый климат Египта и плодород­ная почва долины Нила предопре­делили бурное развитие земледе­лия. Но Нил — своенравная река.

Особенностью водного режима Нила являются регулярные разливы. Паводки вызываются таянием снегов в Абиссинских горах, где находятся истоки Голубого Нила, и тропически­ми ливнями в районе Великих озёр Центральной Африки, откуда берёт начало Белый Нил.

Вот как древние описывали раз­лив Нила. В течение четырёх дней вспухает русло «Зелёного Нила», наполняясь грязью и тиной, и затем ещё 15 дней течёт «Красный Нил»,

Полный плодородным илом. К началу августа вся земля затопляется водой, и только города и посёлки, словно острова, поднимаются из огромно­го, безграничного болота.

Особенности культуры и миро­воззрения египтян во многом обя­заны Нилу. Их картина мира, в отли­чие от большинства других народов, была ориентирована не на север, а на юг, к истокам реки. Календарь определяли по Нилу и звёздам. Новый год наступал в середине июля, когда вода поднималась перед паводком. Река диктовала и три вре­мени года. Каждое из них состояло из четырёх месяцев: разлив (июль — октябрь); возрождение (ноябрь — февраль) — с полей сходила вода, и приступали к их обработке; жар­кое время (март — июнь) — пе­риод сбора урожая и самого низко­го уровня воды.

Разлив Нила — Хапи стал богом, дарующим изобилие. С Хапи срав­нивали себя фараоны и местная знать в своём богатстве и могущест­ве. Изображался он в виде толстяка, приносящего дары Земли богам.

Ему не возводили храмов, и лишь раз в году, в начале разлива, там, где лежала древняя граница государства на юге и где река вплотную подхо­дила к горам, устраивали праздник Хапи, приносили богу дары и воспе­вали его в гимнах.

Разлив был источником жизни, однако без искусственных соору­жений долина Нила оставалась бы топким болотом посреди песков. Осваивать реку, т. е. копать ороси­тельные каналы и протоки, делать насыпи, содержать в исправности ирригационные сооружения, нача­ли с зарождением земледелия при помощи несложных орудий — мо­тыг и корзин для переноски земли.

Пересечённый оросительными сооружениями, Египет уже в додинас­тический период, в IV тысячелетии до н. э., стал страной исключитель­ного плодородия. Слову «область» («ном») на письме соответствовал знак, изображавший Землю, поделён­
ную оросительной сетью на четырёх­угольники.

Но усмирить реку могли только крупные коллективы людей — от­дельным общинам это было не под силу Покорение Нила стало первопри­чиной зарождения государства в до-

ТАЙНА РОЗЕТТСКОГО КАМНЯ

В августе 1 799 г. во время земляных работ вблизи города Розетта (ныне Рашид), к востоку от Александрии, офицер наполеоновской армии заметил плиту чёрного базальта, покрытую письменами. Его начальник, генерал Мену, приказал отправить камень в Александрию и показать учёным, сопровождавшим экспедицию. На камне было высечено три текста, расположенные один под другим: первый сверху выполнен иероглифами, второй (похожий на арабские письмена) — демотическим письмом, третий написан по-гречески. Последний представлял собой копию указа мемфисских жрецов в честь коронования фараона Птолемея V Епифана (205—180 гг. до н. э.), датированную 196 г. до н. э. Справедливо предположив, что перед ними три варианта одного и того же текста, исследователи поняли, что у них оказался ключ к разгадке иероглифического письма. С текстов сняли несколько копий.

Весть о находке быстро облетела Европу и подогрела азарт исследователей: каждый учёный хотел раньше других расшифровать таинственные письмена. Но первым, кому удалось их прочитать, был французский египтолог Жан Франсуа Шампольон (1790—1832). Он составил полный список иероглифов и их греческих эквивалентов, создав тем самым основу для перевода всех египетских иероглифических текстов.

Чтобы расшифровать текст, следовало ответить на вопрос, что обозначает каждый знак — какое-либо понятие или отдельный звук? И вот 14 сентября 1822 г. Шампольона осенила догадка: древ­неегипетская письменность одновремен

Но и идеографическая, когда знаки используются для обозначения слов, и фонетическая. В таком случае иероглиф соответствует букве в имени собственном.

А имена, судя по греческому переводу, были в тексте! Их оказалось ровно столько же, сколько и групп иероглифов, заключённых в картушах — овальных рамках. И вот, сравнивая имена из грече­ского текста с именами в картушах, написанных иероглифами, Шампольон разгадал этот сложный ребус.

Розеттский камень.

С помощью розеттских надписей и списков с других памятников учёному удалось прочесть такие имена, как Александр, Клеопатра, Август, Нерон… Пользуясь ими как ключом, Шампольон сумел определить главные буквы египетского алфавита. Затем, отталкиваясь от имён Птолемеев и римских императоров, он продолжал устанавливать имена египетских фараонов из династий Рамсесов и Тутмосов, постепенно накапливая число известных ему иероглифических знаков, и, наконец, смог прочитать их все. Постепенно, работая со всё более длинными текстами, Шампольон овладел древнеегипетским языком.

Труд французского учёного получил признание. Жан Франсуа Шампольон был назначен хранителем египетских коллекций Аувра, а в 182 7 г. осу­ществилась его давняя мечта — ему поручили возглавить научную экспе­дицию в Египет. Отправившись туда в 1828 г., Шампольон провёл там 15 месяцев, тщательно обследовав долину Нила от Александрии до Асуана, и в итоге с гордостью написал: «Наш алфавит оказался правильным и вполне пригодным для… расшифровки надписей на стенах любых храмов, дворцов и гробниц эпохи фараонов».

Лине. Даже спустя тысячи лет одной из главных задач фараонов считалось культивирование почвы. Аменемхет I (около 2000—1970 гг. до н. э.) так писал о своих заслугах в поучении сыну: «Я выращивал пшеницу, пок­лонялся богу зерна в каждой доли­не Нила. Никто не знал голода или жажды во время моего царствования». Вельможи, представая перед божест­венным судом Осириса, среди своих добрых дел называли ирригацию, выполненную для улучшения полей и благосостояния земледельцев.

Долина между берегом реки и воз­вышенностями пустыни разделялась поперечными и продольными насыпя­ми, плотинами и дамбами на бассей­ны разной величины. Сквозь высокие берега Нила, когда-то естественные, а потом усиленные искусственными насыпями, прорывали короткие кана­лы для поступления воды в бассейны и для её постепенного спуска. Насыпи, возведённые перпендикулярно реке, направляли воды паводка в бассейны. Небольшими земляными валами внут­ри бассейнов вода распределялась по полям.

С самого начала существования Египетского государства осваивалась и осушалась заболоченная дельта с богатыми луговыми пастбищами для скота. В её западных и восточ­ных областях разбили многочислен­ные виноградники, сады и огороды, в центральных областях сеяли пше­ницу и ячмень. Сохранилась леген­да о том, что царь I династии Менее, которому древнеегипетская традиция приписывает объединение Египта, соорудил выше Мемфиса плотину на

Ниле, направив его воды по новому руслу и осушив прежнее. Здесь был построен город Белые Стены — буду­щая столица Египта, известная под греческим названием Мемфис.

Создание ирригационной систе­мы потребовало не только огромно­го труда и навыков в работе, но и раз­вития знаний в области астрономии, математики, гидравлики, строитель­ного дела. Специальные чиновни­ки наблюдали за уровнем подъёма вод Нила во время паводка. Высоту воды отмечали на ниломерах, уста­новленных в разных местах реки. Ниломер представлял собой коло­

Дец, выложенный из одинаковых по величине квадратных камней, — вода в колодце поднималась и опускалась так же, как и воды Нила. Результаты наблюдений сообщали верховному сановнику государства и записывали в царские летописи. На стене мемфис­ского колодца сохранились древние пометки, отмечавшие уровень подъё­ма воды.

Данные ниломеров позволяли предусмотреть масштабы разли­ва реки, от чего зависел будущий урожай. Известия о подъёме вод

Нила гонцы разносили по всей стра­не, чтобы земледельцы могли подго­товиться к паводку.

Перед половодьем ирригацион­ную систему приводили в порядок: дамбы, где проходили сухопутные дороги, восстанавливали и укрепляли деревьями и кустарниками, каналы очищали и углубляли.

Когда река разливалась, земле­дельцы следили за наполнением бас­сейнов водой. Когда вода их заполня­ла, каналы, через которые она посту­пала, закрывали камнями и засыпали землёй. В бассейнах паводковая вода оставалась около двух месяцев, пока не оседал ил, а почва не пропитыва­лась влагой. Освобождённую от ила воду медленно спускали по специаль­ным каналам.

К октябрю полово­дье медленно спа­дало. В условиях бассейновой сис­темы орошения в Древнем Египте практиковали про­стейший севоо­борот (с одним урожаем в год): земля «отдыхала» под паром около пяти-шести меся­цев. За это время поч­ва, истощаемая ежегодными посевами, успевала восстано­вить плодородие: насыщалась водой и удобрялась новыми отложениями ила.

После спада разлива вода ещё оставалась на поле. Сеятель бросал зерно прямо под ноги стаду овец — животных выпускали на засеянное поле, чтобы они втаптывали зерно в землю и уплотняли почву, т. е. по существу выполняли работу бороны. Иногда за стадом следовала упряж­ка из двух быков, тянувших лёгкую деревянную соху, которая дополни­тельно присыпала посеянные зёрна.

На высоких землях, где паводок продолжался недолго, а почва оста­валась плотной после спада воды, подготовка к посеву была более тща­тельной. Прежде чем сеять, работ­ники разбивали комья земли моты­гой, за ними шёл пахарь с упряжкой быков и сохой, за пахарем шёл сея­тель, а затем посеянное зерно втап­тывали в землю стада овец.

Посевная пора продолжалась довольно долго. Заканчивали посев в основном уже в декабре.

Уборка урожая завершала тяжё­лые земледельческие труды. Первым собирали лён. Сбор урожая льна на­чинался в апреле и длился восемь — десять дней. Жатва злаковых куль­тур — ячменя и пшеницы-эммера — также происходила в разные сроки: ячменя — в апреле, эммера — в мае. Так заканчивался годовой цикл зем­ледельческих работ.

Пока неясно, когда и как египтя­не окончательно пере­шли от простого регулирования паводковых вод и ручного полива к со-

Зданию широ­комасштабной ирригационной системы. Каналы строились на протяжении всей истории страны. Благодаря мно­жеству каналов тысячи гектаров заболоченного и бесплодного неудобья были превра­щены в пахотные земли. Эта титани-

ДАРЫ НИЛА

Главными богатствами, которые давал Нил, были, конечно, вода и плодородный ил, ведь основным занятием для большинства населения являлся труд в сельском хозяйстве. Долина Нила, усмирённая каналами и дамбами, превратилась в насто­ящий рай для земледельцев.

Археология в сочетании с откры­тыми в гробницах и дворцах мно­гочисленными рельефами и текста­ми, рисующими все стороны жизни египтянина, дают полную картину даров благодатной земли.

Выращивали здесь главным обра­зом зерновые: полбу — пшеницу — эммер, из которой пекли хлеб, и яч­мень для изготовления пива. Они составляли основу рациона и бо­гатства. В хозяйствах вельмож зерно держали в башне­

Видных, закруглён­ных сверху храни­лищах, сооружённых из нильского ила (на рельефах они окраше­внизу. Посевное зерно оставляли до нового сева в хранилищах, устроен­ных прямо в поле.

Основной технической культурой являлся лён, из него делали множе­ство вещей — от канатов до тончай­ших тканей. Важное значение имел и сбор болотного растения папиру­са. Неизвестно, был ли он культурным или дикорастущим. Корни папируса употребляли в пищу, стебли шли на изготовление всевозможных пред­метов: например, лодок, циновок,

Сбор винограда

И изготовление вина в Древнем Египте. Фреска из гробницы фараона Нахта.

XVIII династия.

А также прославившего Египет пис­чего материала, который вывозился в другие страны.

В условиях, когда поля ежегодно пополнялись мягким плодородным илом, земледельческие орудия мало

Изменялись на протяжении тысяче­летий. Рисунки III и II тысячелетий до н. э. изображают один и тот же плуг первобытного вида. Другими основными орудиями оставались мотыги и деревянные серпы со встав­ными лезвиями из кусочков кремня. Помол зерна производился вручную: до нас дошли грубые зернотёрки, они представляли собой два камня, между которыми растирали зерно. Кроме зерновых и технических культур выращивались самые раз­нообразные фрукты и овощи. Небольшие огороды разбивали на возвышенных участках, куда воду доставляли ручным способом. Позднее появилось устройство шадуф, до сих пор используемое в сельских местностях араб-

>Ских стран. Оно состоит иг длинной балки, посажен­ной на деревянную или каменную опору, и на­поминает наш «журавль». На одном конце балки крепилась ёмкость для подъёма воды или других грузов, на другом — про­тивовес из известняковой глыбы либо камней.

На цветущее состояние вино­градарства указывают бесчислен­ные винные сосуды, найденные в цельном виде или в облом­ках. Судя по печатям на глиня­ных пробках сосудов, местом процветания виноградар — J

Ства был Нижний Египет.

Помимо виноградников он славил­ся садами, лугами, полями пшеницы, тогда как Верхний Египет предста­вал преимущественно как хлебный край, где преобладали посевы ячме­ня, более сухостойкого, чем пшени­ца-эммер.

Высокого развития, главным образом в Нижнем Египте, достиг­ло животноводство. При раскоп­ках археологи находят кости коров, ослов, овец и коз. Скота было много: ещё в конце IV тысячелетия до н. э. один из фараонов Верхнего Египта хвалился захватом в войне с Ниж­ним Египтом 400 тыс. голов крупно­го рогатого и 1 млн 422 тыс. голов мелкого скота.

Но мясо крупного рогатого скота

Занимало сравнительно небольшое место в рационе египтянина. Этот скот скорее служил подручным средством в земледелии. Зато на болотах охотились на птиц, а Нил в изобилии давал рыбу.

Главными производителями сель­скохозяйственной продукции были общинники-феллахи — основная часть населения страны. Они жили деревнями, возделывали свои участ­ки и земли вельмож. О положении свободных производителей, не вов­лечённых в хозяйство знати и фара­она, до нас дошло очень мало сведе­ний. Зато жизнь больших владений хорошо изучена по археологическим находкам и рельефам.

Крупные хозяйства состояли из центральной усадьбы, дворов и селе­ний, разбросанных по разным облас­тям Верхнего и Нижнего Египта. Организация такого хозяйства была сложной и отличалась многоступен­чатым контролем.

Управлял домом — хозяйством вельможи — домоправитель. Ему подчинялись писцы, хранитель ведо­мостей, мерщик и счётчик зерна. Эти люди осуществляли верховный над­зор за работами; им были подотчёт­ны все низшие начальники. Во главе отдельных дворов и селений стоял властелин — хека. На поле при севе и жатве трудились рабочие отряды. Судя по изображениям, в них входи­ли одни мужчины, а женщины только провеивали зерно.

На рельефах повсюду видны пис­цы личного дома вельможи: на по­левых работах, при перегоне стад, в производственных мастерских. Домоправитель, хранитель хозяйст­венных книг неизменно представля­ли хозяину пространные ведомости, ежегодные отчёты.

В Египте преобладала государст­венная собственность на землю. Как главное богатство страны, земли раздавал фараон. Но землевладель­цы распоряжались землёй довольно свободно — могли её завещать, про­давать, дарить.

Нил не только обеспечивал усло­вия для земледелия, но был главным средством сообщения. Плаванию по Нилу помогала сама природа: тече­ние реки несло корабли с юга на север, т. е. к морю, а почти постоян­ный бриз с севера на юг способс­твовал подъёму их против течения, из Нижнего Египта в Верхний. Нил, оплодотворяющая землю стихия, стал и стержнем всей жизни Египта. Эта огромная артерия соединяла его с югом — Нубией, страной золота, слоновой кости, и с севе­ром — Средиземноморьем и Ливаном, страной бес­ценного кедрового дере­

Ва, а также с центральной частью, откуда караван­ный путь вёл к Красному морю и в загадочную страну Пунт, из неё везли миро, ладан, специи, янтарь — продукты боль­шой значимости

Та. Позже караванный маршрут по пустыне оснастили всем необхо­димым для привалов, в том числе хранилищами с постоянно обновля­емой пресной водой, а на Красном море соорудили корабельную верфь. В период VI династии (2350—2180 гг. до н. э.) был построен канал, пред­шественник Суэцкого, соединивший Красное море с городом Бубастисом на Средиземном море.

Корабельное дело достигло высо­кого развития уже при первых фара­онах. По Нилу ходили корабли всех размеров: лодки из папируса или свя­зок пальмовых ветвей, плоты длиной свыше 30 м, способные перевезти на немалые расстояния тяжелей­шие каменные обелиски.

Целый флот из больших мор­ских кораблей служил для транс­портировки крупных партий кедра и прочих богатств из Ливана и соседних стран.

Строительство ко­раблей требовало нала­женного производства. Гигантские паруса из отборного льна, крепив­шиеся множеством канатов, высокая трёхногая мачта из брёвен, каби­на в центре палу­

Копья, штурвалы в виде двух огром­ных лопастей — всё указывает на мастерство корабельщиков.

Река занимала центральное место в жизни египтянина: человек, не имевший лодки, считался бедным; ему, чтобы перебраться через реку, приходилось пользоваться услуга­ми тех, кому больше повезло. Лодка, основа повседневной жизни, была также неотъемлемой частью любого религиозного праздника, и потому она была обязательным атрибутом каждого храма, как бы служила повоз­кой как в этом, так и в загробном ми­ре, как для людей, так и для богов.

Богатства земли и развитая тор­говля способствовали совершен­ствованию ремесла и росту городов. Гробницы и развалины поселений дали археологам обширные сведе­ния о разнообразии и высоком уров­не египетского ремесла. В отличие от земледелия прогресс ремёсел и технических навыков египетских мастеров поразителен. Особого успеха они достигли в изготовлении оружия и украшений. Великолепные изделия из дерева и металлов, глины и камня, стекла и тканей пользова­лись спросом не только в долине Нила, но и далеко за её пределами.

Ритмы жизни Нила определяли стро­гую упорядоченность хозяйственной деятельности человека. Норов реки обусловил такую же жёсткую органи­зацию общества, в котором даже пов­седневная жизнь следовала установ­ленной иерархии, узаконенному порядку. Иначе и быть не могло: любое отступление от правил грозило уничтожением урожая, а для огромного даже по совре­менным меркам населения страны это означало смерть.

Единоначалие и единообра­зие пронизывали все стороны жизни древних египтян, начи­ная с раз и навсегда заведённо­го земледельческого цикла и за­канчивая устройством поселений и жилищ.

План города напоминал сетку здания располагались вокруг двор

Ца правителя и храма. Городские стены из кирпича-сырца квадратными, высотой 10 м и бо­лее. Толщина их иногда превышала высочу. Почти половину территории города занимали дворец правителя и главный храм с резиденциями знати и малыми храмами вокруг. Дворец правителя сам по себе являлся цита­делью с высокими прямо­угольными башнями. Другая половина города состояла из множества домов, мастер­ских, лавок — одноэтажных открывавшихся на боковые

Бубаст ( сетку, ный на к двор — Средиз одские

Были I и бо — ышала В

I |ор|||| ни I ел я Bl ми

Улочки, которые связывали основ­ные. Здесь жили ремесленники и рабочие, занимались различны­ми ремёслами, работали с золотом и стеклом, производили косметику и ткани, а также бесконечное мно­жество иных вещей, распространя­емых в Египте и других странах. Вне городских стен находились виллы и сады, принадлежавшие торговцам и состоятельным персонам.

Крупными торговыми центра­ми были такие древние города, как Атриби, Мендес, Буто, Саис, Танис, Бубаст (Бубастис), расположен­ный на канале, который соединил Средиземное море с Красным, столицы страны Фивы, Мемфис, Ахетатон… Фак­тически ничего не ос­талось от этих городов и многочисленных дере­вень, лишь археологичес­кие раскопки открывают перед нами их величие.

Ещё более жёстко соответствовали тради­ционной схеме посёлки и деревни, построен­ные для обслуживания грандиозных стро­ительных площадок

И «городов мёртвых»,

Сбор плодов

И учёт урожая.

Настенная роспись.

Во времена Тут — моса III (1490­

1436 гг. до н. э.) население Египта насчитывало 7 млн человек, а горо­дов и посёлков

Существовало приблизительно 20 тыс.

Деревянный стул с инкрустацией из гробницы

Тутанхамона.

Дом египтянина

Обычно состоял из прихожей, проходной комнаты с алтарём и заднего помещения-склада. Реконструкция.

Например посёлок около столицы фараона Эхнатона (Аменхотеп IV;

1368—1351 гг. до н. э.) — Ахетато-

На. Этот посёлок окружала стена из необожжённого кирпича с един­ственным входом. Сразу за воро­тами располагалась прямоуголь­ная площадь. От неё шли пять улиц, образующие одинаковые прямоугольные кварталы с одно­

Этажными жилыми домами. Другая исследованная архе­

Ологами деревня — Дейр-эль-

Медина даёт неоценимые све­дения о социальной организации ремесленного, промышленного и сельскохозяйственного поселения. Его жители подчинялись двум управ­ляющим, при которых существо­вали советы ремесленников и рабочих. Совет составлял план работы и распреде­лял заработную плату.

Если рабочие были недовольны оплатой, они «ложились в пос­тель», т. е. устраива­ли забастовку. Споры в случае необходимости решались судом работ­ников, проводимым под председательством главного

Мастера.

Рабочие разных специальностей объединялись в маленькие одно­родные общины с собственными жрецами и молельнями, выстро­енными вокруг цитадели. Во главе общины стоял главный мастер. Он же вёл книгу учёта отработанных дней. Имелись и выходные дни: на каждую «неделю» (состо­явшую тогда из десяти дней) приходилось два свободных дня; к ним добавлялись

Праздники.

«Типовыми» бы-

Ли и дома егип­тян. Обычный дом площадью прибли­зительно 80 кв. м состоял из трёх после­довательных зон: входа, покоев, кухни. Первая зона — прихожая и гостиная. Вторая, жилая, могла включать и мастерскую. В третью входили кухня, кладовая и помещение для хранения припасов и мебели. В кухне часто устраивали угловую печь с камином и каменный очаг в центре. Под кухней и в про­чих местах находились погреба для хранения продуктов, воды и многого другого. Из маленького внутреннего двора по лестнице поднимались на плоскую крышу. Там располагалась гостиная на открытом воздухе. На улицу вела единственная дверь, а воз­дух и свет поступали в основном из внутреннего дворика. В прихожей всегда сооружалась ниша для семей­ного религиозного обряда. Здания строили из необожжённого кирпи­ча, его делали из смеси речного ила, соломы и золы. Полом служила утоптанная земля, иногда оштукатуренная и выкрашенная в крас­ный цвет.

В более зажиточ­ных домах в централь­ном зале ставили один или два столба с вы­сеченным на них име­нем хозяина. Стены из

Необожжённого кирпи­ча оштукатуривали изнутри и снаружи и в той или иной сте­пени украшали сами вла­дельцы.

Загородные виллы и городские дома знат­ных вельмож сохраня­ли общую схему жили­ща, но были больших размеров и богато убра­ны. Эти дома-дворцы в форме параллелепи­педа имели один этаж и один вход. Перед ни­ми иногда разбивали маленький сад с низкой оградой. Расположение множества комнат раз­личных размеров, одно­го или двух открытых

Двориков не следова­ло какой-либо единой схеме и отвечало пот­ребностям и возмож­ностям семьи. Справа

Вокруг главного двора шли парад­ные помещения, зал, где собиралась вся семья, кабинет и частные ком­наты хозяина дома. Слева находи­лись детские и комната супруги с её собственным двориком. Целое крыло отводилось для омовений, умащива — ния тела, туалета и личной гигиены. Такие помещения оснащались свое­образной канализацией.

При загородных виллах имелись собственные угодья и все необходи­мые хозяйственные службы: кухни, зернохранилища, пекарни, бойни, пивоварни, различные мастерские.

Тем не менее жилища знати и выс­ших классов египтян значительно уступали резиденции фараона — и по размерам, и по убранству.

Дворец фараона был не только жилищем царя, но и резиденцией администрации. Дворцовые поме­щения делились на два больших сектора. Первый включал в себя

Апартаменты царя и его семейства, большой зал для аудиенций, трон­ный зал и, наконец, покои «хозяина дворца», «хранителя короны», «хозя­ина двух тронов» и «главы царских регалий», которые руководили всеми сложными церемониями и самим двором.

Во второй сектор входили Белый дом («министерство» финансов); Красный дом («министерство» цар­ского и государственного культа);

ОБРЕТЕНИЕ ЕГИПТА

Египетская цивилизация, просуществовавшая более 3 тыс. лет и забытая ещё на два тысячелетия, была вновь открыта европейцами лишь в XIX в. Египетский поход Наполеона в 1 798—1 799 гг. стал началом обретения Египта. Вот лишь некоторые из самых крупных открытий. В 1813 г. швейцарец Иоганн Буркхардт, добравшись до Абу-Симбела, установил место, где находился храм Нефертари.

На некотором расстоянии от него он заметил верхушки статуй, стоявших у входа в святилище Рамсеса II, в то время занесённое песком. «Я думаю, если расчистить песок, можно найти большой храм», — записал Буркхардт.

Этот храм впоследствии разыскал другой исследователь — Бельцони.

Повезло Бельцони и в других местах: в Карнаке, в храме Мут, он откопал более 20 статуй богини Сехмет. В фиванском некрополе он обнаружил шесть царских гробниц. Среди удач Бельцони — проникновение в пирамиду Хефрена

В Гизе, обнаружение древнего порта Береника на берегу Красного моря,

Сидячей статуи Аменхотепа III из чёрного гранита…

Французский египтолог Огюст Мариет в 1850 г. во время раскопок в некрополе в Саккаре обнаружил торчавшую

Из песка голову сфинкса. С тремя десятками рабочих Мариет отрыл целую аллею сфинксов, несколько гробниц и два храма. Он обнаружил гранитный саркофаг с мумифицированными останками быка и драгоценностями. Кроме того, Огюст Мариет организовал раскопки города Танис, отыскал сокровища царицы Ах-хотеп в Фивах…

ИСТОРИЯ

ВЕЛИКОГО

ОТКРЫТИЯ

30 ноября 1922 г. газета «Тайме» сообщила, «что лорд Карнарвон и мистер Говард Картер

Показали большому числу собравшихся то,

Что обещает быть наиболее интересным открытием века в области египтологии. Находка состоит кроме других предметов из погребальных принадлежностей египетского

Царя Тутанхамона — одного из царей XVIII династии, восстановившего культ Амона…».

Сообщение касалось события, которое стало настоящей сенсацией XX столетия, — открытия 26 ноября 1922 г. гробницы Тутанхамона.

К раскопкам в Долине царей близ древней

Столицы Египта Фив англичанин Картер и его спонсор лорд Карнарвон приступили осенью 191 7 г. К 1922 г. они перекопали её вдоль и поперёк, не найдя ничего существенного. Относительно слабоизученным остался лишь небольшой участок, с которого, кстати, и начались работы. И вот, наконец, было решено исследовать и его.

3 ноября 1922 г. Картер (Карнарвон находился в Лондоне) обнаружил на этом участке каменные

Ступени, и после возвращения лорда в Египет

Гробница фараона Тутанхамона и её сокровища.

XVIII династия.

Реконструкция.

24 ноября рабочие расчистили вход в гробницу. Вскрыв кладку, археологи увидели коридор, заваленный камнями. После многодневной работы они добрались до замурованной двери. Проделав в ней отверстие, Картер увидел комнату, заставленную различными предметами. Здесь были золотые носилки, массивный золотой трон, две статуи, алебастровые вазы, необычного вида ларцы. Обследовав помещение, учёные наткнулись между статуями на запечатанную дверь. Рядом с ней находился заложенный ход, проделанный ещё древними грабителями. В камере стояли три больших ложа. Под

Одним из них нашли небольшую дыру, которая вела в боковую комнату, также до отказа заполненную различными предметами обихода и драгоценностями.

Для дальнейшей работы построили узкоколейную железнуюй дорогу, чтобы вывозить сокровища. У берега Нила ждал пароход, готовый доставить их в Каир. Раскопки возобновились 16 декабря, и через 11 дней первую находку извлекли на поверхность.

17 февраля 1923 г. Картер вскрыл замуро­ванную дверь в камеру-усыпальницу. В ней оказался огромный деревянный саркофаг, золотыми пластинами. Из комнаты

Небольшой ход вёл в следующее помещение, где находилось множество изделий из золота и драгоценных камней.

Раскопки гробницы Тутанхамона продолжались

Пять лет. Учёные составляли опись вещей, делали замеры, чертили планы. К вскрытию саркофага они приступили только зимой 1926/27 г. В результате проведённых на высоком профессиональном уровне раскопок удалось сохранить все особенности этого погребального сооружения и по крупицам собрать все элементы, повествующие будущим поколениям об истории великой цивилизации.

Деревянная

Статуя

Телохранителя у входа в гробницу Тутанхамона.

Деревянный сундучок (так называемый «охотничий»), расписанный батальными сценами, в которых Тутанхамон побеждает врагов.

Палата печати («министерство» на­логов) с высокоорганизованным кадастром и национальным реест­ром собственности; Дом руководи­теля вооружённых сил, соединён­ный с казармами армии фараона. В этой официальной части рас­полагались также Царский суд с канцелярией и архивами и Па­лата работ.

Из мебели в египетском доме использовалось множество раз­ных по форме и назначению

Столиков: с одним либо двумя уров­нями; с одной или четырьмя ножка­ми — для цветов, ваз, блюд и специ­ально для игры типа шахмат. Было много стульев, кресел, табуретов и переносных сидений, подушек для стульев, скамеечек для ног или для сидения на земле. Дом украшали коврами, шкурами животных, рас­шитыми тканями. Прекрасны были сервизы глиняной, медной, а поз­же бронзовой посуды с чашами для мытья рук, вазами и флаконами для душистых масел, зеркалами и су­шилками.

В жизни «верхушки» общества особое место занимали пиры, для которых существовал особый эти­кет, записанный на папирусах. Меню богатых семей включало десять смен различного мяса; пять — из домаш­ней и дикой птицы; десять видов фруктов; пятнадцать типов хлеба; сыры, пироги и булочки; шесть сор­тов вина и пива, бесчисленные сла­дости на меду.

В некоторые периоды как мужчи­ны, так и женщины полностью брили голову и носили парики. Даже боро­да фараона в таких случаях была накладной. Обычно мужчины носи­ли юбки в складку (длиной почти до колена), а женщины — длинное, до лодыжек, облегающее платье, подпо­ясанное в талии. В праздники и жен­щины, и мужчины надевали богатые ожерелья, браслеты, другие украше­ния поверх широких полупрозрач­ных одежд.

ПОСЛЕ СМЕРТИ

Не меньшие различия и строгая иерархия сохранялись в Египте и после смерти, ведь смерть представ­лялась египтянам продолжением земного существования. Умерший человек, считали они, имеет те же потребности и желания, что и жи­вущий. Гробницу, «дом вечности», обустраивали так, чтобы там всего оказалось в достатке.

Для будущего воскрешения чело­века бьшо необходимо сохранить его тело, т. е. мумифицировать.

Изощрённую процедуру бальзами­рования описал ещё Геродот, посетив­ший Египет в V в. до н. э. Археологи, находившие мумии в песках Египта, многократно убеждались в точности наблюдений греческого историка. Из тела извлекали внутренние орга­ны и помещали их в специальный

Раствор с благовониями, а само тело бальзамировали в течение 70 суток, засыпав его природной содой. После этого тело обмывали и обматывали льняными бинтами, которые про­питывали смолами и благовониями для лучшей сохранности мумии. Под бинты клали амулеты, призванные защитить покойного на сложном пути в потусторонний мир. Пальцы, руки и ноги пеленались отдельно, а иногда на пальцы надевали золо­

Тые футляры.

По рисункам на гробницах санов­ников и жрецов можно представить себе, как выглядела траурная процес­сия в Древнем Египте. За гробом шли плакальщицы, слуги несли различ­ные погребальные принадлежности: ложе, стулья, подголовники, отделан­ные драгоценными камнями сундуки с одеждой, сосуды, наполненные кос­метикой, украшения и даже настоль­ные игры.

У гробницы перед мумией совер­шали «ритуал отверзания уст и очей»:

Жрец прикасался к глазам, носу, ушам и рту усопшего жезлом в виде крюка. По верованиям египтян, благодаря магическому обряду органы чувств покойного обретали новую жизнь

Книга мёртвых. XV в. до н. э.

И он мог видеть, слышать, обонять, есть и пить, т. е. жить. Всё это сопро­вождалось заклинаниями, которые произносил жрец-чтец. Потом насту­пал черёд заупокойной службы; про­водили её специально обученные жрецы. Внутрь гробницы помеща­лись жертвенные дары: мясо, дичь, овощи, виноградные гроздья, хлеб, пиво или вино, чтобы усопший мог питаться.

Об отношении египтян к смер­ти многое мог рассказать Праздник долины. В этот день родственни­ки приходили к гробнице и тор­жественно поминали покойного. Египтяне не считали смерть собы­тием «окончательным» и на празд­нестве веселились. Люди надевали лучшие наряды и длинные парики; в руках у них были букеты из цве­тов лотоса, на шеях — венки из лис­тьев, парики тоже украшались бла­

Гоухающими бутонами лотоса. Гости пили вино и пиво, ели и вспоминали умершего под звуки музыки и глядя на танцы девушек.

Из гробниц рядовых жителей, вельмож и сановников возникали целые «города мёртвых» — некропо­ли. Эти гробницы получили название «мастаба», что на арабском означа­ет «скамья», «лавка». Прямоугольные в плане, мастабы напоминали жилой дом усопшего. Они имели слегка наклонные стены, сплошной карниз на крыше и единственную, «лож­ную» дверь. Сначала мастабы дела­лись монолитными, своеобразными надгробиями, затем появились «пус­тые» мастабы. В подобной гробни­це помещения повторяли те, кото­рые находились в доме покойного, т. е. комнаты членов его семьи. Все необходимые церемонии проводи­лись внутри дома-гробницы, после чего саркофаг опускали в колодец под полом и пломбировали.

Как простые мастабы напоми­нали дома рядовых граждан, так и гробницы фараонов были копи­ями их дворцов. В грандиозных храмах-усыпальницах находилась вырубленная в скале шахта с погре­бальной камерой фараона. Со вре­менем место мастабы-храма заня­ли пирамиды, сначала ступенчатые, позже гладкие, среди них самые грандиозные — комплексы пирамид в Гизе.

Запломбированный драгоцен­ный саркофаг устанавливался среди сокровищ и других наиболее доро­гих предметов, затем камеру закры­вали мраморными плитами и каждый проход заваливали камнями, чтобы никто не потревожил фараона, ожи­дающего восхождения к Солнцу

Последним тайным обрядом было помещение статуи фараона в сер — даб — замурованную нишу в центре

Погребального храма, откуда образ фараона мог бы вечно наблюдать церемонии в его честь.

НА ВЕКА

Как и Нил, из века в век несущий свои воды из глубин Африки к Сре­диземному морю, сама египетская цивилизация была обращена в веч­ность.

До сих пор будоражат воображе­ние человека огромные плотины,

Дамбы и каналы, развалины вели­колепных храмов и дворцов, таких, как храмы сфинксов — грандиозных львов с человеческим лицом, дости­гающих в высоту 21 м, а в длину 73 м;

Дворец Эхнатона в Тель-эль-Амарне; храм Хатшепсут с величественными террасами и колоннадами в Дейр — эль-Бахри, построенный в середи­не II тысячелетия до н. э.; базальтовые колоссы Мемнона — статуи 18-мет­ровой высоты, всё, что осталось от огромного заупокойного храма XIV в. до н. э.; храмы и Долина мёртвых в Луксоре; храм бога Амона-Ра в Карна­ке с аллеями бараноголовых сфинк­сов и колоссов…

Но самым грандиозным соору­жением египетской цивилизации конечно же является ансамбль некрополей на западном берегу Нила. Свыше 80 пирамид состав­ляют непрерывную цепь длиной

50 км, тянущуюся с севера на юг от Мемфиса. Они окружены тысяча­ми мастаб. Доминируют в ансамбле монументальные пирамиды Гизы.

Первая пирамида в Древнем Егип­те была построена около 2700 г. до н. э. по приказу основателя III ди­настии фараона Джосера. Более все­го притягивают внимание пирамиды двух фараонов IV династии — Хеопса и его сына Хефрена. Пирамида Хеопса высотой 14б,7 м имеет в основании квадрат размером 232,4 х х 232,4 м. Параметры пирамиды Хефрена соответственно 143,7 м и 215,3 х 215,3. До сих пор они оста­ются крупнейшими сооружениями, которые когда-либо создавались человеком.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *