БЫК И ЛЕВ: КРИТО-МИКЕНСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Легенда гласит, что у царя Агенора, правителя города Тира в Фи­никии, была красавица дочь по имени Европа. Её заметил с Олим­па царь богов Зевс и влюбился в неё. Он обернулся громадным белым быком и похитил царевну, когда она направлялась с подру­гами на морское побережье. Бык бросился в воду и быстро скрылся из глаз испуганных девушек. Через несколько дней Зевс с Европой на спине достиг необитаемого остро­ва. Выйдя на берег, он принял облик бога и поселился с прекрасной воз­любленной вдали от человечес­ких глаз. Европа родила Зевсу трёх сыновей: Миноса, Сарпедона и Рада — мента. Старший из них стал первым

Царём Крита. Впоследствии его имя превратилось в титул — минос значило у критян то же, что у египтян фараон, а у греков ба-

L. силевс.

Много позднее, начав рас­копки на Крите, археологи подтвердили правдивость некоторых сторон мифа о Европе. Остров действи­тельно заселили выходцы из Передней Азии. Племена финикийцев пришли сюда около шести тысяч лет до новой эры. Они завезли на Крит крупный рогатый скот, но главным их занятием было земледелие. Именно здесь учёные обнаружи­ли самые древние в Ев­ропе следы сельского хозяйства. Первые рас­копки были начаты в 1900 г. британским археологом Артуром Эвансом, ему принад­лежат самые важные открытия на острове Крит, и он же дал название най­денной цивилизации — миной — ская — по имени первого царя Миноса.

КНОСС- ЛАБИРИНТ МИНОТАВРА

За четыре тысячелетия жители Крита создали на острове процветающую цивилизацию, самую древнюю в Ев­ропе. Её центрами были несколько крупных дворцовых комплексов, фактически переросших в горо­да. Обнаружены дворцы в Кноссе, Гурнии, Като-Закро, Агиа Триаде, Фесте, Амниссе и Маллии. Только Кноссий с самого начала строился именно как резиденция правите­ля и был обособлен от остального города. Другие дворцы, открытые на Крите позднее, стенами сраста­лись с окружавшими их городскими кварталами. Таков, например, дворец в Маллии.

Обычно критяне возводили двор­цы на побережье, чтобы было удоб­но добираться до моря. Минойцы считали себя морским народом. На фресках в их дворцах часто встре­чаются изображения кораблей, рыб, играющих дельфинов и осьмино­гов. Греческий историк V в. до н. э.

Фукидид сообщал, что царь Минос создал могущественный флот, кото­рый позволил ему править на море. Археологи заметили, что ни один из дворцовых комплексов не имеет укреплений. Это значит, что жители острова чувствовали себя в безопас­ности, не боялись соседей и счита­

Ли флот самой надёжной защитой для Крита. Рыбная ловля была важ­ной статьёй в хозяйстве острова. На одной из фресок можно увидеть мальчика-рыбака со связками пой­манной рыбы.

Первые дворцы появились во II тысячелетии до н. э., однако от них остались только фрагменты фундаментов. Землетрясения на Крите были не редкостью, учёным удалось обнаружить, что ранние постройки простояли лишь 300 лет и обрушились. Принято выде­

Лять два основных строительных периода — период Старых дворцов

(II тысячелетие — XVII в. до н. э.) и пе­риод Новых дворцов (XVII—XV вв. до н. э.). Почти тотчас же на облом-

Кахразрушенных зданий начинали

КРИТО-МИКЕНСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ XVIII-XII вв. до н. э.

О Область крито-микенскои цивилизации

Микенские города-дворцы XVIXIII Вв. до н. э.

Поход ахейцев — (S) На Трою и её осада

Около 1200 Г. до н. э.

АМинойские города-дворцы XXXV Вв. до н. э.

___ , Граница Критской державы

Царя Миноса

Извержение вулкана на острове Санторин в XV В. до н. э.

Владения Трои

Вторжение дорийских —;; — племён в Грецию

В XllXl Вв. до н. э.

О. Лемнос

0. Лесбос

Орхомен

О. Кефалления

Фивы

Микены

Афины

!илет

О. Серифос

Пилос

Менелайон

(Спарта)

OrMoc ` «»Сам;орин

Kapnaroc

L¼5 Малли*

Возводить новые — еще более роскошные. Однако и «первые» дворцы возни­кали не на пустом ме­сте. Под Кносским, на­пример, открыт деся­тиметровый слой, в котором найдены предметы, рассказы­вающие об истории Крита на протяжении нескольких тысяче­летий.

Дворец в городе Кноссе считается самым крупным. Именно здесь, по мнению учёных, мог жить легендарный царь Минос. Этот огромный лабиринт комнат и дворов строился в течение четырёх с половиной столетий — примерно с 1900 до 1450 г. до н. э. Он занимал площадь около 16 тыс. кв. м и вклю­чал в себя почти 300 различных помещений. В самом здании и на прилегающих к нему землях жило до 30 тыс. человек. Неудивительно, что на чужеземцев он производил неиз­гладимое впечатление.

С этим дворцом связана легенда о Минотавре. Она гласит, что жена царя Миноса Пасифая полюбила быка и от него родила чудовище — получеловека-полубыка Минотавра. Он был так страшен, что царь по­строил специальный лабиринт, где спрятал ужасного сына Пасифаи. Минотавр питался людьми, и кри­тяне приносили ему в жертву плен­ников. В это время Афины находи­лись под властью Крита. Однажды на остров вместе с партией пленников прибыл афинский царевич Тесей. Он сумел убить Минотавра и выбраться из лабиринта с помощью путеводной нити, которую дала герою полюбив­шая его дочь Миноса — Ариадна.

Учёные считают, что миф о Мино­тавре был навеян реальными собы­тиями. Огромный дворец, где можно легко заблудиться, стал прообразом мрачного лабиринта. А критский культ быка лёг в основу истории о чудовище, которому приносились человеческие жертвы. Высказано предположение, что во время особо важных ритуалов царь надевал маску священного быка и как бы становился Минотавром «на час». На одной из печа­тей видно изображение пляшущего Минотавра, из-за рогов которого развеваются челове­ческие волосы. Перед нами ритуальный та­нец с маской.

Тот факт, что царь

На Крите символизиро­вал быка, которого при­

Носили в жертву Земле для вечного возрождения жизни, говорит о сложности и даже дра­матичности положения правителя острова. У древнегреческих авторов найдено выражение «девятилетний Минос», это не означает, что царём был ребёнок. Учёные расшифро­вывают его так: Минос имел право занимать трон только восемь лет. Каждый девятый год он направлял­ся в священную Диктейскую пеще­ру, где, согласно мифу, родился Зевс, и беседовал там с отцом богов, возобновляя силу и получая от него законы. Поскольку история критской

СОКРОВИЩА ПРИАМА

30 мая 1873 г. Г. Шлиман нашёл клад, состоявший из двенадцати тысяч золотых предметов. Позднее он описал в книге, как это произошло. Однажды на раскопках лопата рабочего наткнулась на нечто металлическое. Шлиман не разрешил копать дальше, позвал жену Софию Энгастроменос и сказал рабочим, что отпускает их сегодня в честь своего дня рождения. Когда они удалились, чета Шлиманов вдвоём выкопала большой медный сундук, содержимое которого София сгребла в подол юбки и унесла в дом, где за задёрнутыми занавесками и рассмотрела. Там оказались золотые кубки, диадемы и серьги очень тонкой

Работы. Надев одну из диадем на голову Софии, Шлиман с восторгом вскричал: «Драгоценность Елены Троянской теперь украшает мою жену!». Сохранилась фотография мадам Шлиман в этой диадеме, с серьгами в ушах и ожерелье из золотых нитей на шее. Шлиман тайно от турецкого правительства вывез клад в Грецию, где родные Софии спрятали золото на своих деревенских

Фермах. Турция подала иск в греческий суд, но ей так и не удалось вернуть клад. Шлиман заявлял, что он спас сокровища Трои от грязных лап турец­ких чиновников.

История обнаружения «клада При­ама» не вызвала доверия у профес­сиональных археологов. Некоторые учёные склонны считать, что сокровища были обнаружены в разных местах по всему раскопу и лишь потом собраны вместе. Другие прямо обвиняли Шлимана в том, что он купил свою знаменитую коллекцию на рынках антиквариата. Позднее Шлиман передал сокровища в Берлинский музей. В 1945 г. коллекцию Шлимана вместе с другими ценностями поместили

В бункере, и она оказалась среди трофеев, вывезенных в Советский Союз. О её существовании долго ничего не было известно, пока в 1993 г. правительство России не признало, что «клад Приама» находится в Москве. Была проведена их выставка в Пушкинском музее изящных искусств. Вопрос о том, кому принадлежит коллекция, пока не решён.

Золотые украшения из клада Приама (большая диадема и золотые серьги в форме плетёных корзин), найденного в Трое Г. Шлиманом и ошибочно

Отнесённого им к эпохе Троянской войны. Найдены в слоях, намного древнее

Слоя разрушения Трои ахейцами, и датируются 2400—2300 гг. до н. э.

159

Цивилизации насчитывает несколько тысячелетий, исследователи предпо­лагают, что первоначально царя при­носили в жертву каждые девять лет. Позднее он просто покидал дворец и уединялся в пещере, чтобы освобо­дить место преемнику. А ещё позже стал совершать каждые девять лет ритуальные паломничества на гору и беседовать с Зевсом.

На фресках Кносского дворца сохранилось изображение царя — жреца. Его фигура выделяется свет­лым пятном на багряном фоне. Это юноша без бороды, с длинными почти до пояса волосами, на его голове золотая корона с пав­линьими перьями, на бёдрах расписной передник, на руках и ногах дорогие браслеты. Он идёт по полю, перед ним расцве­тают цветы и порхают бабоч­ки. Властелин Крита вышел из дворца для того, чтобы оживлять природу, он совершает ритуаль­ное действо, возвращающее матери-земле её плодород­ные силы. Это изображе­ние позволило учёным сделать вывод, что Минос воплощал для критян хрупкого бога расти­тельности, умирающего

И воскресающего вновь.

Само слово «лабиринт» произошло от названия критских двусторонних топо­ров — лабрисов, являвшихся сим­волом царской власти у минойцев и во множестве найденных на острове. Другим священным символом считались бычьи рога. Крыши дворца украша­лись каменной резьбой в форме бычьих рогов,

Между ними помеща­лись топоры-лабри — сы. Таким образом, лабиринт — это вовсе не цепь запу­танных ходов, а «дом

Лабрисов».

Благодаря раскоп­кам удаётся восстано­вить внешний вид зда­ния. Оно было построено

Из камня, в восточной части его высота достигала четырёх эта­жей. Крыши и потолки делались из кедра. Перекрытия поддерживали деревянные колонны, выкрашенные в красный цвет. Они имели форму конуса и расширялись кверху, их венчали чёрные округлые капите­ли. Свет и воздух проникали через специальные световые колодцы или небольшие внутренние дворы, куда выходили двери и окна. Самый боль­шой двор располагался в середине здания и использовался в ритуаль­ных целях. К нему как к центру ком­позиции «лепились» все основ­ные покои дворца.

Именно здесь, по мнению многих учёных, и проис­ходили так называемые игры с быком, имевшие религиозное значение. Один из исследовате­лей — Джеймс Грэхем заметил, что цент­ральные дворы всех дворцов — в Кноссе, Фесте и Маллии — удивительно похожи, словно выстроены по «типовому проекту», это предполагало и единство

ИГРЫ С БЫКОМ

На одной из фресок в Кносском дворце изображён прыжок юноши через голову быка. Животное несётся вперёд, девушка-прыгунья схватила его за рога и готовится к прыжку, а на спине быка уже делает сальто молодой загорелый акробат, прыгнувший ранее. За спиной животного стоит вторая девушка — акробатка, она протягивает прыгуну обе руки, видимо страхуя его от падения. Совершить подобный кувырок и остаться в живых чрезвычайно сложно. Некоторые профессиональные каскадёры высказывают мнение о физической невозможности этого трюка.

Тем не менее изображений игр с быками на Крите немало. Учёные сходятся во мнении, что перед нами сцены некоего религиозного действа, ведь критяне поклонялись быку. Прыгунами были и юноши, и девушки, их стройные, лёгкие тела различаются на фресках по цвету: мужчины изображались красновато­коричневыми, женщины — белыми. Такое цветовое «разделение полов» очень характерно для ранней фресковой живописи по всему Средиземноморью и, вероятно, берёт своё начало именно в искусстве Крита.

Эта фреска называется «Таврокатапсия» и появилась около 1500 г. до н. э. В реконструкции она составлена из кусочков нескольких росписей на ту же тему, которые шли серией друг за другом и показывали последовательные стадии прыжка. Если бы они сохранились, перед археологами открылось бы нечто вроде кадров современного фильма. Игре с быком посвящены костяные фигурки, а также изображения на чеканных золотых кубках, найденных в 1888 г. в Вафио греческим археологом X. Цунтасом. Они были положены в микенскую купольную гробницу в Лаконии, где покоился безымянный греческий вождь. Но сами кубки старше его, их изготовили на Крите около

1500 г. до н. э. По их стенкам идёт рельефная чеканка, рассказывающая об укрощении диких быков. На одном бык поверг и растоптал укротителей. Девушка — акробатка подкинута им на рога. На другом человек сумел взять верх. Показано, как быка подманивают с помощью коровы, а потом связывают сетью.

В Кноссе археологами раскопаны стойла для быков, использовавшихся в церемонии. На одной из печатей изображён прыжок через быка сбоку, на другой — сальто назад. Некоторые учёные предполагают, что игры с быком, учитывая их религиозный характер, могли проводиться в отсутствие зрителей. Другие исследователи считают, что популярность этого мотива в искусстве Крита указывает на доступность ритуала для наблюдателей. Вероятно, он был одним из любимых развлечений минойцев.

Ритуальный бой с быком. Фреска из Кносского дворца. Крит. XVI в. до н. э.

Кноссжий дворец. Реконструкция.

1бЗ

Вался Коридором процессий. Именно в западной части учёные обнаружи­ли хранилище глиняных табличек, тайник под полом, в котором лежали статуэтки богинь со змеями. Здесь же располагался и тронный зал.

Эвансу посчастливилось обнару­жить Тронный зал почти нетронутым. Его стены были расписаны фреска­ми с изображением пальм и грифо­нов. Эта часть дворца подверглась наибольшей переделке микенски­ми владыками. Спинка трона имела волнообразную форму, а по стенам стояли каменные скамьи. На втором этаже размещались пиршественные залы, снабжённые раздвижными две­рями. В случае необходимости они открывались, и помещения соединя­лись в одно большое, чтобы вместить многочисленных гостей.

Приспособленный для помпезных религиозных действ, дворец в то же время был очень удобным жилищем. Археологам удалось открыть водо­провод из керамических труб, по нему питьевая вода поступала в зда­ние. Обнаружена и система канали­зации. В период сильных весенних и осенних дождей вода отводилась от жилых помещений по специаль­ным каменным стокам. В особых помещениях находились террако­товые ванны и туалетные комнаты. На лестницах и в портиках стоя­ли цветы — они имели для критян религиозное значение, так как оли­цетворяли богов. При дворцах име­лись специальные «священные сады», где высаживались сезонные цветы. Археолог Мэри Шоу открыла такой сад в юго-западной части Фестского дворца.

Нижний этаж был занят кладо­выми, где в высоких керамических сосудах — пифосах хранились вино, зерно и оливковое масло. Часть запа­сов шла на удовлетворение нужд жителей дворца, а остальное выво­зилось за море. Крит вёл широкую торговлю зерном. По находкам в цар­ских кладовых учёные могут судить, что критяне покупали в других стра­нах драгоценные металлы, украше­ния, слоновую кость, страусовые перья и янтарь. У Кносского дворца
имелась собственная гавань Амнисс в пяти километрах от здания. С юга к нему вёл виадук, около которого найден фундамент постройки, оче­видно использовавшейся для приё­ма гостей. Археологи окрестили её караван-сараем.

ИСКУССТВО

Раскопки на Крите дали возмож­ность судить о культуре и быте ост­рова. Искусство минойцев прони­зано дыханием жизни. Оно очень эмоционально и рассчитано на мгновенное впечатление. Предметы мелкой пластики — чашечки, ритоны (священные сосуды в форме головы животного), золотые печатки, кувши­ны и статуэтки — показывают, что у минойцев было прекрасное чувство формы. На золотых печатях, относя­щихся к XV в. до н. э., можно увидеть ритуальные сцены. Критяне велико­лепно умели передавать движение, они почти не изображают людей в застывших позах. Если человек и останавливается на мгновение, то всё его тело пружинисто и напряжено, так что не остаётся сомнения: через минуту он снова двинется в путь.

Известна бронзовая статуэтка молящегося юноши из Тилиса (около 1500 г. до н. э.), его торс сильно про­гнут назад, рука вскинута к голове. Точно такие же изображения встре­чаются и на печатях. Там можно уви­деть, что юноша поклоняется богине, стоящей со скипетром в вытяну­той вперёд руке на вершине горы. Властную позу богини повторяет

Царь. На печати из Кастелли, найден­ной в 1983 г., Минос стоит на верши­не дворца со скипетром в вытянутой руке. Он как бы венчает собой миро­вую гору. Царь представлен молодым, полным сил, его длинные локоны развеваются на ветру.

В минойском искусстве образ мужчины-царя всегда сюжетно под­чинён образу женщины-богини. Она символизирует мощь Земли и доми­нирует в большинстве композиций. Если царь всегда юноша, подтянутый и даже хрупкий, то богиня предстаёт

В облике зрелой женщины с пышны­ми формами. Её осиная талия только подчёркивает тяжёлую грудь и широ­кие бёдра.

Храмов в привычном смысле слова на Крите археологам обнару­жить не удалось. Минойцы покло­нялись своим богам в горных святи­лищах и специальных помещениях дворца. Это были небольшие комна­ты, обособленные и закрытые. В них вмещалось восемь — десять чело­век Следовательно, отправле­ние культа ограничивалось числом ближайших род­ственников. Эвансу удалось раскопать в Кноссе несколько таких святилищ, разрушенных землетрясением. Расчистив строительный мусор, археолог нашёл в осно­

Вании одного из них два больших бычьих чере­па. «Перед тем как здание перестало служить местом обитания человека, — писал учёный, — в нём соверша­лись торжественные очи­щающие жертвоприноше­ния подземным богам».

Этих богов можно представить по статуэт­кам, обнаруженным в тай­нике Кносского дворца. Там находились две фаян­совые (глина, покрытая глазурью) фигурки богинь со змеями

В руках (ОКОЛО 1600 г. до н. э.). Одна из них высотой 32 см, другая — 29 см. Исследователи полагают, что это мать и дочь — критские Деметра и Персефона. Они облачены в тра­диционную для критских женщин одежду: складчатые юбки, передни­ки, кручёные пояса, корсаж, обна­жающий грудь. Любопытно, что в том же тайнике найдены сохра­нившиеся остатки одежды и поясов. Вероятно, они принадлежали при­

Дворной жрице, а фигурки участво­вали в дворцовых ритуалах.

Дворец в Кноссе был богато укра­шен росписями. Учёных удивляет тот факт, что эти фрески возникли как бы «внезапно», около 1600 г. до н. э., и достигли своего расцвета в период до 1200 г. до н. э. Археологи не обна­ружили никаких подготовительных стадий развития живописи на Крите. Возможно, ранние образчики рос­писей погибли при землетрясениях. Ведь и те фрески, что сохранились до наших дней, подчас известны лишь фрагментарно.

Одна из наиболее знаменитых — «Парижанка», выполненная около 1500—1450 гг. до н. э. Она распо­

Ложена в северной части дворца и изображает молодую девушку, накрашенную очень ярко. Когда-то «Парижанка» была частью большой картины пира, восстановить которую

Невозможно. Девушка отнюдь не кра­савица, у неё неправильные черты лица, но древний художник блестя­ще передал биение жизни и обаяние юности, присущее его модели.

На стенах Коридора процессий археологи расчистили изображе­ние шествия юношей и девушек, несущих дары богине на её главный праздник — он приходился на сере­дину лета. Это цветы, дорогие сосуды и новое одеяние. Позднее в Греции аналогичный ритуал будут называть дарением пеплоса и символизиро­вать возрождение богини. Фреска «Собиратель шафрана» также имеет религиозный смысл. Синяя обезьян­ка (сначала её принимали за фигур­ку юноши, но позже на картине уда­

Лось восстановить хвост) прыгает по грядкам между скромными белыми соцветиями-звёздочками. Синий — цвет смерти — говорит о том, что дело происходит в мире ином.

Раскопки, проведённые в доли­не Мессары и Молхоса, открыли купольные гробницы с небольшими расписными саркофагами из терра­коты, их называют ларнаками. Они служили родовыми усыпальница­ми, и в каждой похоронены десятки людей. К югу от Кносского дворца хоронили правителей. Их гробница имеет заупокойный зал с колоннами,

Погребальную камеру с центральным столбом, а сверху над ней распола­галось святилище. По росписям лар — наков удалось понять, как критяне представляли себе смерть. Они вос­принимали уход из жизни как дли­

Тельный путь души в глубины земли.

Одновременно менялось и тело, кости которого должны очиститься от тленной плоти. Поэтому в днищах ларнаков проделывались дырочки, сквозь которые просачивалась мате­рия. Потом приходило возрожде­ние — на костях нарастала новая плоть. Залогом возрождения являет­ся жертва бога-быка. На ларнаке из

Агиа Триады (1400 г. до н. э.) показа­ны сцены похорон и заклания быка.

ГИБЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Критяне верили, что богиня удержи­вает под землёй ревущего и трясуще­го земной свод быка. От толчков его рогов и копыт в море поднимаются гигантские волны, извергаются вулка­ны и раскалывается почва под нога­ми. Позднее морской бог Посейдон был у греков творцом землетрясе­ний, Гомер писал о нём: «Быками очарован трясущий землю». Для того чтобы справиться с ним, нужна была сила, получаемая во время религиоз­ных ритуалов и жертвоприношений. Глядя на яркие фрески минойских

Дворцов с их цветами, бабочками, дельфинами и необычайно изящ­ными людьми, трудно поверить, что цивилизация Крита жила в веч­ном ожидании катастрофы. Может, именно это и придавало ей такое обострённое чувство жизни? Ничего

Прочного, ничего вечного, всё мгно­венно… Частые толчки из-под земли только напоминали критянам о ми­молётности их существования и за­ставляли ещё усерднее молить богов. Но наступил момент, когда ни флей­ты, ни танцы на отмелях, ни кровь и молоко на алтарях не смогли отсрочить гибели острова.

В середине И тысячелетия до н. э. большая часть деревень и дворцов на Крите была разрушена. Многие учёные объясняют это событие извержением вулкана на остро­ве Тира в 110 км к северу от Крита. Здесь, возле деревеньки Акротири на южном побережье острова, грече­ский археолог Спиридон Маринатос в 1967—1974 гг. раскопал «доистори­ческие Помпеи» — город, прекрасно сохранившийся под слоями вулка­нического пепла. Ещё в 30-х гг. XX в.

Маринатос высказал предположение о том, что дворцы Крита были разру­шены в результате извержения вулка­на Тиры. Оно было таким мощным, что центральная часть острова, пре­жде почти круглого в плане, ушла под воду. Остался только небольшой ост­ровок, позднее названный Санторин.

До Крита докатились огромные при­ливные волны, подводные толчки вызвали землетрясения, хлынувшие на остров воды затопили посевы…

Однако сопоставление данных археологов с последними геологи­ческими исследованиями в Среди­земном море показывают, что зем­летрясение на Тире произошло на несколько десятилетий позже, чем погибли дворцы на Крите. Геологи утверждают, что извержение могло случиться не раньше 1470 г. до н. э., а минойские дворцы были разруше­ны примерно в 1500 г. Руководитель раскопок на Тире Христос Думас высказал точку зрения, что изверже­ние произошло примерно в 1630 г. до н. э. И в этом случае оно не сов­падает со временем уничтожения

Дворцов на Крите.

Расчищая остатки Кносского дворца от земли и мусора, учёные пришли к выводу, что около 1400 г. до н. э. здание сильно пострадало от пожара и было покинуто людьми. Позднее начались его ремонт и рес­таврация, но уже представителями иного народа. Что же произошло?

Сохранилась легенда о том, что царь Минос отправился на Сицилию, где был убит местным правителем, а его флот уничтожен. Учёные считают, что, возможно, критяне совершили неудачный морской поход и оста­лись без флота. Тем временем на Крит с материковой части Греции хлынули племена ахейцев. Их также принято называть микенцами по главному городу, вокруг которого складывался союз греческих племён того времени.

Мифы свидетельствуют, что в дни своего могущества властители Крита покорили население соседних ост­ровов и значительной части мате­риковой Греции. Приблизительно в XVI в. до н. э. юг Греции освобо­
дился от владычества минойцев, крупнейшим городом нового госу­дарства стали Микены. Вероятно, микенцы вели с критянами войны, а когда погиб критский флот и ос­тров остался без защиты, вторглись на его земли. Новые хозяева отре­монтировали Кносский дворец, но через полвека он снова был разру­шен. Археологи выдвигают разные версии этого события. Одни счита­ют, что завоеватели не могли поде­лить власть и затеяли распри между собой. Другие говорят о мощном восстании покорённых критян.

Постепенно сложилась совмест­ная минойско-микенская держава, которая просуществовала с 1400 по

1100 г. до н. э., она уже не играла прежней роли и была окончатель­но разрушена землетрясениями на самом Крите. Отзвуки подземных толчков слышатся на острове до сих пор. Эванс описывал один из них, пережитый им на собственной вилле Ариадна неподалёку от места раскопок: «Здание трещало и скри­пело, качаясь из стороны в сторону, готовое вот-вот рухнуть. Небольшие предметы валились в разные сторо­ны; вода из наполненного до краёв ведра выплеснулась почти полно­стью. Из недр вырывался глухой звук, похожий на приглушённый рёв разъ­ярённого быка».

МИКЕНЦЫ

Во II тысячелетии до н. э. с севе­ра на материковую часть Греции вторглись воинственные племена ахейцев и образовали государство с центром в Микенской крепости. Ряд учёных считают, что ахейцы пришли из Центральной Европы в 2000—1900 гг. до н. э. Другие отно­сят это событие к 1600—1100 гг. до н. э. Третьи утверждают, что микенцы и ахейцы вовсе не один и тот же народ. Малочисленные микенцы издавна жили в неболь­ших посёлках в Греции, они смогли выстоять против удара пришельцев и постепенно слиться с ними, пере­дав им культуру и имя.

ФЕСТСКИЙ ДИСК

В 1908 г. в руинах дворца города Феста итальянские археологи нашли глиняный

Диск диаметром 1 6 см и толщиной 2 см. Он был покрыт значками, расположенными по спирали. Рядом с диском лежала расколотая глиняная табличка, сделанная линейным письмом А. Археологи условно датировали диск тем же временем, что и табличку, — примерно 1700 г. до н. э. — именно тогда был разрушен дворец в Фесте. При изучении диска обнаружилось, что надпись на нём штампованная. Она сделана при помощи 45 штампов из

Более твёрдого материала. Это позволяет предположить, что в дальнейшем могут обнаружиться и другие диски,

Оттиснутые с помощью тех же штампов.

Расшифровке Фестского диска посвящено несколько

Сотен научных работ. Эванс считал, что на нём помещён

Религиозный гимн. Есть и другие предположения: указы о разделении земельных наделов, церемониальные записи о проведении праздника сева, историческая хроника,

Карта звёздного неба и т. д. Исследователи пытались

Прочесть текст, привлекая разные языки — от баскского до семитических. Споры ведутся и вокруг того, откуда следует «раскручивать» запись-спираль: из центра диска или от его И края. Предлагаются различные варианты перевода, но ни один из

Них пока не является общепризнанным. Ныне диск хранится в музее города Ираклион на Крите.

В пору могущества Крита, когда эта держава подчинила себе мно­гие греческие территории, она по­знакомила подвластные ей народы с достижениями своей культуры. Микенцы многое позаимствовали у соседей, однако это была похо­жесть без тождества. При близких религиозных представлениях, стро­ительной технике, живописи и во­оружении разница двух цивилиза­ций бросается в глаза.

Кроме Микен крупными очага­ми новой культуры стали Афины, Фивы, Тиринф, Спарта, Пилос, Гела, Орхомен, Иолк, Троя и Милет. Центрами микенских государств, как и на Крите, были дворцы. Однако, в отличие от островных резиденций, они представляли собой мощные крепости. Их высокие стены сложе­ны из огромных камней и не отлича­лись особым изяществом. Микенцы были воинственны, в их могилах обнаружено много оружия, а фрески, выполненные в минойской технике, повествуют о кровавых боях и охо­тах. Вместо цветов, дельфинов и тан­цовщиц на них воспет культ мужской силы.

Расцвет микенской культуры приходится на XV—XIII вв. до н. э. Микены, Тиринф и Орхомен рас­копал в 1874—1876 гг. знаменитый археолог-любитель Генрих Шлиман. Как и в Трое, ему удалось сделать уникальные находки. Однако непро­фессионализм и торопливость при­вели и к многочисленным утратам. Шлиман повторял, что любит про­водить раскопки «с сотней рабочих за пару недель». Он не побывал лишь в городе Пилосе, который не упомя­нут Гомером. Этот интересный ком­плекс открыла и тщательно раскопа­ла в 1939 г. американская экспедиция под руководством Карла Блегена.

«Я СМОТРЕЛ В ЛИЦО АГАМЕМНОНУ»

Самые ранние археологические находки, относящиеся к микенской культуре, обнаружены в царских

Гробницах Микен. Учёные дати­ровали их 1600 г. до н. э. Известно два вида погребений — шахтовые и купольные (толосы). Шахтовые высекали в скале на глубине до 12 м. Туда помещали несколько умерших, принадлежавших к одному и тому же роду. Стены погребальных камер были низкими, как раз чтобы покой­ного поместить в лежачем положе­нии, а возле него поставить утварь

И лари. На пол насыпали гальку, крышу покрывали брёвнами. Когда захоронение было готово, шахту засыпали землёй, сверху ставили каменную стелу. После смерти оче­редного правителя землю выкапыва­ли и делали новую камеру.

Ещё Шлиман в 1876 г. открыл богатый царский некрополь в Ми­кенах. Позднее его назвали могиль­ным курганом А и датировали 1600—1450 гг. до н. э. Там располо­жено несколько шахтовых гробниц, обнесённых невысокой кольцевой оградой из плоских камней. Площадь некрополя составляет 27 м. Самая глубокая из шахт — 4 м. Они имеют длину 6,5 м и ширину 4 м. На дне лежали сосуды из золота, серебра и электрона.

Лица мужчин закрывали золотые маски. Одну из них принято называть маской Агамемнона, хотя нет ника­ких данных о том, какому именно владыке она принадлежала. Раскопав её, Генрих Шлиман писал: «Я смотрел в лицо Агамемнону». У женщин на головах были короны, от которых остались лучевые диадемы, первона­чально нашитые на высокие шапки. Изобилие захороненных вместе с покойными сокровищ красноре­чиво свидетельствует о могуществе микенских царей. Однако археоло­ги не нашли ответа на вопрос, поче­му правителей Микен — 9 мужчин, 8 женщин и двух детей, — живших на протяжении 150 лет, захоронили в примитивных и грубо сработан­ных могилах даже без саркофагов. В 1952 г. греческими исследовате­

Лями И. Пападемитриу и Г. Милона — сом был открыт второй шахтовый некрополь — могильный круг Б. Он беднее и, по всей видимости, старше на несколько веков.

С точки зрения археологов, шах­товые гробницы имели одно очень важное преимущество — в них труд­но проникнуть. Поэтому предметы, положенные вместе с умершим, сохранились от разграбления. Из — под земли было извлечено множест­во изящных вещей: мечи с лезвиями из бронзы и рукоятками, оправлен­ными золотом, женские украшения

С изображением богини плодоро­дия под мировым древом, золотые чаши, ритуальный сосуд в виде утки из горного хрусталя. Многие пред­меты были сделаны на Крите, види­мо, специально для богатых заказ­чиков.

Внешне купольные гробницы выглядят гораздо красивее, хотя под­час их содержимое уже разворовано грабителями. Они появились при­мерно в 1500 г. до н. э. Археологи подметили, что в плане толосы выглядят уменьшенными копиями микенской цитадели. В Микенах купольных гробниц девять, а по всей Греции обнаружено 65 подобных погребений. Толосы располагались за крепостными стенами, что, кста­ти, облегчало их разграбление.

Самая известная из купольных гробниц была разграблена ещё в древности. Греческий историк Павсаний, живший во II в., назвал её «сокровищницей Атрея». По легенде, над родом Атрея тяготело проклятие. Царь враждовал со своим братом Фиестом, который соблаз­нил его жену Аэропу. Желая отомстить, Атрей инсцени­ровал примирение и пригла­сил брата на пир, где подал ему угощение, приготовлен­ное из мяса его зарезанных детей. Узнав правду, Фиест проклял брата и его род, а боги отверну­лись от Атрея. Проклятие пало и на голову сына Атрея Агамемнона,

Предводителя греков в походе на Трою. Гробница Атрея относится к 1250 г. до н. э. Она имеет высо­ту 13 м. В неё ведёт длинный кори­дор — дромос. Вход окаймлён резны­ми зелёными и красными камнями. Он сооружён из двух гигантских плит, внутренняя из которых весит

100 т. Шлемовидный купол из камня украшен бронзовыми розетками. При повторных захоронениях гроб­ницу откапывали и расчищали от земли дромосы. Они очень длинные у Атрея 36 м, у супруги Агамемнона Клитемнестры 37 м. Дромосы симво­лизировали долгий путь души в царс­тво мёртвых.

Во многих захоронениях архео­логами обнаружены доспехи и ору­жие. В отличие от критского царя — жреца владыки микенцев были прежде всего военными вождями. Их доспехи состояли из бронзовых плас­тин, которые закрывали грудь, плечи, шею и шли от пояса до колен. На голову надевались кожаные шлемы с нащёчниками, плотно расшитые кабаньими клыками в несколько рядов. Весьма примечательны микен­ские щиты: высокие прямоугольные «башни», «восьмёрки» (как бы сли­яние двух круглых щитов) и обык­новенные круглые. Они делались из воловьей шкуры, натянутой на дере­вянный каркас. В захоронениях най­дены остатки колесниц. Это позво­лило археологам предположить, что знатные микенские воины сражались на колесницах, запряжённых парой лошадей и управляемых возничим.

ДВОРЦЫ-КРЕПОСТИ

Микенские царства были невелики по размеру. Их центры располага­лись в хорошо укреплённых горо­дах, которые обычно возводили на вершине холмов, опоясанных кре­постными стенами. Так появились первые акрополи — «верхние горо­да». Акрополь замыкал в своих стенах царский дворец, дома для слуг, вои­нов и ремесленников, а также мно­гочисленные хранилища для зерна, вина, масла. Здесь же располагались мастерские, хранилось оружие и дра­гоценности. Согласно надписям на глиняных табличках, найденных в Микенах и Пилосе, во дворцах работало до пяти тысяч человек раз­личных профессий, имелся разветв­лённый бюрократический аппарат, учитывавший всё, вплоть до сломан­ных колёс и разбитых ваз.

Наиболее известные дворцы — крепости находились в Микенах, Тиринфе и Пилосе. Самый круп­ный из них — Микенский. В 1250 г. до н. э. вокруг Микенского акропо­ля была возведена мощная каменная стена, местами её толщина дости­гала 7 м, И это далеко не предел, в Тиринфе, например, толщина — 9, а местами 17 м. В стене вокруг Микен были пробиты знаменитые

Львиные ворота, названные так потому, что над ними изображены

Питер Пауэл Рубенс. Суд Париса. 1639 г.

Два вставших на задние лапы льва.

Между львами — колонна, которая, как считают учёные, символизирует Артемиду, покровительницу горо­да. Именно её приветствуют живот­ные. Скорее всего, львы являлись символом рода Атридов. Однако, по легенде, царь Агамемнон оскор­бил богиню, не принеся ей в жертву свою первородную дочь Ифигению. За это Артемида наслала бурю, не позволявшую ахейским судам выйти из гавани в плавание к сте­нам Трои. Шторм продолжался до тех пор, пока царь не отдал дочь на заклание, но вместо неё боги­ня послала на жертвенник золо­тую лань, а девушку унесла в земли тавров, где сделала жрицей в своём храме.

За стенами дорога вела через акрополь к царскому дворцу, сло-

Женному из кирпича-сырца на дере­вянном каркасе. Некогда дворец был ярко раскрашен не только изнутри, но и снаружи. Прямоугольный в пла­не, он замыкал в себе не двор, как на Крите, а просторный внутренний зал с колоннадой и отверстием в кры­ше — мегарон. Здесь царь собирал приближённых и вёл государствен­ные дела. Трон располагался справа от входа, возле него по стенам сто­яли скамьи. Микенцы считали трон священным лоном богини-матери. В Тиринфе он окружён жертвенны­ми каналами, по которым во время церемоний возлияния вином и кро­вью проникали во чрево земли. Сидя на троне, царь пребывал в единении с богиней и черпал у неё силы.

Микенский мегарон почти полно­стью разрушен, его реконструкцию археологи создали на основе залов из других дворцов, например в Пи — лосе. Там стены зала украшали фрес­ками. Подобно критским дворцам, Пилосский был снабжён водопро­водом и бассейнами. Владыки города хранили собрание глиняных табли­чек, которые учёным удалось про­честь. Оказалось, что цари Пилоса были прекрасными хозяевами. Царь владел большим участком земли, в три раза превышавшим наделы знати. Таким образом, он являлся самым богатым поставщиком зерна на рынок.

Глиняные таблички кое-что поведали и об устройстве государ­ства. Царь именовался ванака, мел­кие царьки назывались басилевса — ми, их в подчинении у ванаки было несколько. Царю помогал начальник войска — равакета, «владыка наро­дов». Он мог вести приёмы во втором мегароне поменьше. У царя имелись советники — 14 телестов, представи­телей знати и дворцовых чиновни­ков. Почётом пользовались жрецы главных храмов, именовавшиеся «божьими людьми». Микенский царь считался главным среди владык дру­гих городов и носил титул «старший

Дворец в Тиринфе был рас­писан многоцветными фрес­ками в XIII в. до н. э. По потол­ку шли узоры, изображавшие звёздное небо. Однако сюже­ты фресок совсем другие, чем у минойцев. Излюбленный из

Них — охота. Выезд на охоту

Богинь, травля вепря соба­ками, преследование оленя, сцены боя. Известняковые полы разрисовывались цветными разводами под мрамор. Иногда встречают­ся шахматные клетки, чере­дующиеся с рыбами и осьми­ногами.

Большие трудности подстерега­ли археологов при раскопках Фив. Прочие микенские города поз­днее не заселяляись. Например, Микены стояли заброшенными уже во времена Гомера. Сейчас ближай­ший к ним населённый пункт — деревенька Микинес. А вот центр Фив — Кадмея — расположен под современным городом. Цитадель крепости была разрушена в XIII в. до н. э. Учёным удалось обнаружить фрагменты дворца, в которых откры­та фреска с процессией женщин, несущих дары богине. Тематически похожая на критские, она выполнена совсем по-другому. У всех участниц шествия одинаковые профили, при­чёски и диадемы. Фигуры обведены чёрным контуром, что придаёт фрес­ке монументальность, а бело-жёлтый фон — яркую декоративность.

Микенские города ушли во тьму веков так же таинственно, как и критские дворцы. Около 1200 г. до н. э. ахейский мир испытал ряд потрясений. Из египетских папи­русов известно, что в XIII в. до н. э. несколько лет подряд были сильные неурожаи, вызвавшие голод по всему Средиземноморью. В Греции упали ремесло и торговля. Огромные тер­ритории оказались на грани выми­рания. Микенские города вели войны за продовольствие. Вторжение в Гре­цию с севера племён дорийцев завер­шило разрушение микенского мира. Дворец в Микенах пал около 1125 г. до н. э. Однако до этой трагической развязки микенцам предстояло совершить величайшее деяние, оста­вившее их имя в веках, — одержать победу в Троянской войне.

ТРОЯНСКАЯ ВОЙНА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ

В Тёмные века (XI—IX вв. до н. э.), наступившие после разрушения микенской цивилизации, по доро­гам Греции странствовали бродя­чие певцы. Их приглашали в до­ма и дворцы, угощали за столом рядом с хозяевами, а после трапе-

Зы гости собирались послушать истории о богах и героях. Певцы декламировали стихи-гекзаметры и подыгрывали себе на лире. Самым известным из них был Гомер. Его принято считать автором двух эпи­ческих поэм — «Илиады» (об осаде Трои) и «Одиссеи» (о возвращении из похода царя греческого острова Итака Одиссея), при этом многие литературоведы сходятся во мне­нии, что сами поэмы создавались не одно столетие и несут на себе следы разных эпох. Ещё в древно­сти о Гомере почти ничего не бы­ло известно. Говорили, будто бы он происходил с острова Хиос и был слепым. Греческие города на побе­

Режье Малой Азии спорят за право называться его родиной. Учёные считают, что Гомер жил примерно в 850—750 гг. до н. э. К этому време­ни поэмы сложились уже как цель­ные литературные произведения.

Гомер рассказал, как город Троя был разрушен ахейцами после мно­голетней осады. Причиной войны по­служило похищение троянским царе­вичем Парисом жены спартанского царя Минелая Елены. Случилось так, что три богини — Гера, Афина и Аф­родита — обратились к юноше с вопросом, кто из них самая прекрас­ная. Афродита пообещала царевичу любовь самой красивой женщины в мире, если он назовет её. Парис при­знал Афродиту прекраснейшей, и Гера и Афина затаили на него злобу.

Самая красивая женщина жила в Спарте. Она была так прекрасна, что все греческие цари хотели взять её в жёны. Елена выбрала Менелая, брата Агамемнона, царя Микен. По совету Одиссея все прежние женихи Елены поклялись помочь Менелаю, если кто-либо попытается отнять у него жену. Через некоторое время Парис по делам торговли отправил­ся в Спарту. Там он встретил Елену

И загорелся страстью, а Афродита помогла ему завладеть сердцем цари­цы. Влюблённые бежали в Трою под защиту отца Париса, царя Приама. Помня о клятве, микенские цари под

Предводительством Агамемнона со­брались в поход. Среди них был и са­мый храбрый Ахилл, и самый хитрый Одиссей. Троя представляла собой мощную крепость, и штурмовать её оказалось нелегко. Десять лет ахей­ское войско простояло под стенами города, так и не добившись победы. Обороной руководил старший сын Приама Гектор, храбрый воин, поль­зовавшийся любовью сограждан.

Наконец, Одиссей придумал хит­рость. Греки построили огромного деревянного коня, в брюхе которо­го спрятались воины. Коня остави­ли у стен города, а сами демонстра­тивно отплыли на кораблях домой. Троянцы поверили, что враг ушёл, и затащили коня в город, радуясь такому необычному трофею. Ночью воины, прятавшиеся внутри коня, выбрались наружу, открыли город­ские ворота и впустили в Трою своих товарищей, которые, как оказалось, незаметно вернулись к стенам горо­да. Троя пала. Ахейцы уничтожили почти всех мужчин, а женщин и де­тей увели в рабство.

Современные учёные считают, что Троянская война произошла в 1240—1230 гг. до н. э. Её реальной

И союзом микенских царей. В древности греки верили в прав­дивость мифов о Троянской войне.

И действительно, если изъять

Из «Илиады» и «Одиссеи» деяния богов, то поэмы выглядят как подроб-

Ные исторические хроники. Гомер даже передаёт длинный список кораблей, отправившихся в поход против Трои. Иначе смотрели на дело историки XVIII—XIX вв., для них «Илиада» и «Одиссея» были литературными произведениями,

Сюжет которых вымышлен от нача­ла до конца.

Это предвзятое мнение смогли перевернуть только раскопки немец­кого археолога-любителя Генриха Шлимана. Он был убеждён в том, что персонажи Гомера — реальные исто­рические лица. С детства Шлиман глубоко переживал трагедию Трои и мечтал найти этот загадочный город. Сын пастора, он долгие годы занимался предпринимательством, пока в один прекрасный день не ско­пил достаточно денег, чтобы начать раскопки. В 1871 г. Шлиман отпра­вился на северо-запад полуостро­ва Малая Азия, в местность, кото­рая в древности называлась Троада, где, по указаниям Гомера, распола­галась Троя. Греки ещё называли её Илионом, откуда и произошло назва­ние поэмы — «Илиада». В XIX в. эти земли принадлежали Османской империи. Договорившись с турецким правительством, Шлиман приступил к раскопкам на холме Гиссарлык, географическое положение которого соответствовало описанию Гомера. Удача улыбнулась ему. Холм скрывал развалины не одного, а девяти горо­дов, сменявших друг друга на протя­жении двадцати веков.

Шлиман провёл несколько экс­педиций на Гиссарлык. Решающей оказалась четвёртая. Гомеровской Троей археолог посчитал поселе­ние, расположенное во втором слое снизу. Для того чтобы добраться до него, Шлиману пришлось «снести» остатки по крайней мере ещё семи городов, хранивших много ценных находок. Во втором слое Шлиман обнаружил Скейские ворота, башню, сидя на которой Елена показывала Приаму греческих полководцев, дво­рец Приама и клад с золотыми и се­ребряными украшениями.

Открытия Шлимана потрясли научный мир. Не оставалось сомне­ний в том, что Гомер поведал о ре­ально происходившей войне. Однако продолжение раскопок профессио­нальными исследователями дали неожиданный результат: город, кото­рый Шлиман принял за Трою, старше Троянской войны на тысячу лет. Саму же Трою, если, конечно, это была она, Шлиман «сбросил» вместе с семью верхними слоями. Утверждение архео­лога-любителя, будто он «смотрел в лицо Агамемнону», тоже оказалось ошибочным. В могилах покоились люди, жившие за несколько столетий до Троянской войны.

Но самое главное — находки показали, что цивилизация, с кото­рой археолог познакомил мир, дале-

В горах, где и повстречал трёх спо­рящих богинь…

Вокруг раскопок Трои до сих пор не утихают споры. Тот ли город нашёл Шлиман? Благодаря обнару­жению и прочтению документов из архива хеттских царей известно, что этот народ торговал с Троей и Илио­ном. Правда, хетты знали их как два разных города в Малой Азии и назы­вали Труиса и Вилуса. Как бы то ни было, в результате раскопок тороп­ливого и не слишком внимательного любителя мир впервые познакомился с микенской культурой. Эта цивили­зация затмила своим блеском и богат­ством всё, что до того было известно о ранней истории Греции.

ПИСЬМЕННОСТЬ В ЭГЕЙСКОМ МИРЕ

«Перед нами книга с иллюстрациями, но без текста», — писал о минойской культуре известный историк религии М. П. Нильссон. Действительно, росписи критских дворцов можно сравнить с цветной кинохроникой без звука. Перед нами движутся религиозные процессии, плывут корабли, акробаты рискуют жизнь в играх с быком, придворные дамы восседают на пиру… Можно увидеть, как выглядели и что делали люди той далёкой эпохи, но, к сожалению, нельзя понять, о чём они говорят.

Между тем в западной части дворца в Кноссе был найден архив глиняных табличек. Их тексты до сих пор не расшифрованы. Учёным удалось установить, что у минойцев существовало несколько видов письма. Первый шрифт, которым они пользовались со II тысячелетия до н. э., напоминает рисунки и признан иероглифическим. Именно он запёчатлён на знаменитом диске из Феста. Другой вид был придуман критянами за девятнадцать веков до новой эры и называется «линейное письмо А». Глиняные таблички написаны в основном этим шрифтом. Позднее, уже в микенскую эпоху, возникло «линейное письмо Б» — упрощённая форма письма А, приспособленная для нужд другого народа. Микенцы научились письму у минойцев, они использовали некоторые знаки линейного письма А и прибавили к ним новые.

Исследователям удалось расшифровать имена греческих богов, записанные на табличках линейным письмом Б. Это Аполлон, которого здесь называли Пэан, Арес — Эниалий, Гермес, богиня хлеба (вероятно, Деметра), Зевс, Геракл, Дионис, Гефест, Гера, Посейдон. Благодаря этому мы знаем, каким богам поклонялись ахейцы. Именно эти божества станут главными в классической Греции. Информация на глиняных табличках очень скудна. Микенцы использовали их главным образом в хозяйственных целях. Записи содержат перечни товаров и жителей дворца. Учёные узнали, что в микенские города ввозились золото, медь, олово и слоновая кость, а вывозились зерно, оливковое масло, вино и керамика. На первых порах минойцы подавляли жителей Греции в «конкурентной борьбе». Но затем Крит ослаб, и микенцы стали господствовать на морских путях.

ЦИВИЛИЗАЦИИ МЕЗОАМЕРИКИ

Древнейшая и самая развитая цивилизация американского континента возникла в Мезо — америке — на огромном пере­шейке, связывающем Америку Северную и Южную. В течение веков здесь, на территории нынешних Мексики, Гватемалы, Гондураса, Сальвадора, сменяли

Друг друга народы и государства,

Наследуя немалые достижения

Друг друга. Высокая культура

Индейцев Мезоамерики просу­ществовала более двух с поло­виной тысяч лет, породив выда­ющиеся памятники искусства и письменности, оставив бога­тую память о себе потомкам.

В отличие от других земель Америки в Южной Мексике примерно в од­но и то же время появились все три основных признака цивилизации. Начали возводиться города, возник­ли письменность и первые памят­ники монументального искусства. Произошло это около 1200 г. до н. э. на южном побережье Мексиканского залива.

Тысячи лет спустя здесь посели­лось племя ольмеков. Этим же назва­нием, весьма условно, обозначили и создателей древнейшей американ­ской цивилизации открывшие её учё­ные. Хотя нет никаких свидетельств в пользу того, что настоящие ольме — ки действительно потомки первых градостроителей Мексики. Как име­новали себя те племена, неизвестно. Некоторые историки полагают, что это были майя, позднее воссоздав­шие свою культуру восточнее, на полуострове Юкатан.

Основным занятием рядовых ольмеков было земледелие. Возделы­ванием кукурузы, овощей, фасоли и жило ольмекское общество. Однако о жизни людей за пределами городов известно очень мало.

Ольмеки создали несколько горо­дов-государств, иногда враждовав­ших друг с другом. Об этом свиде­тельствуют разрушения, относящиеся даже ко времени наивысшего достат­ка и культурного расцвета древней ольмекской цивилизации. Города были местом пребывания правите­лей, жрецов и знати. Здесь распола­гались главные храмы. Сюда стека­лась дань с покорённых городскими правителями земель.

У ольмеков существовало иеро­глифическое письмо, весьма напоми­навшее позднейшую письменность майя. Однако оно пока не расшиф­ровано, так что сведения об истории и культуре ольмеков весьма ограни­чены. Именно ольмеки разработали весьма точный, рассчитанный на долгие годы вперёд календарь, кото­рым позже пользовались и майя. Он точнее даже современного евро­пейского. Столь же развитой была ольмекская арифметика, о чём сви­детельствует «прочитанная» дешиф­ровщиками система чисел. Без мате­матических вычислений (как и без знания астрономии) создание мезо — американского календаря оказалось бы невозможным.

Наиболее известные памятни­ки ольмекского искусства — огром-

Ные, высеченные из базальта головы в шлемах. Они изображают, оче­видно, покойных вождей, которых почитали потомки. Однако попытки воссоздать облик ольмеков по этим изваяниям заводят учёных в тупик. Похоже, в племени ольмеков слилось по меньшей мере два народа, с раз­ным расовым типом. Представители одного были круглоголовыми, плос­коносыми, безбородыми. Другого — бородатыми, с длинными, выступаю­щими носами.

Чрезвычайно распространено было у ольмеков поклонение свя­щенному ягуару. В ольмекских горо­дах обнаружены каменные стелы с изображением этого животного.

С X в. до н. э. ольмекская цивили­зация постепенно начала клониться к упадку. Всё более ожесточёнными становятся войны между городами, начинаются восстания подвластных племён. С северо-запада вторгаются сопредельные варвары — науа, сапо-

Теки и пр. Около 400 г. до н. э. древ­нейшей Me3oaMepuκaHcκoq культуре пришёл конец. Уцелевшие ольмеки, как часто полагают, бежали на вос­ток, где положили начало цивилиза­ции майя.

МЕЗОАМЕРИКА ЭПОХИ АСТЕКОВ

BrTVAA

Майяпан

Л Teotmvaicah

• Ушмаль

ТЕНОЧТ1

.Молу па

Паленке

Тика ль

Столицы государств Прочие города

Племена и союзы племен Торговые пути Морские пути

β TVAA

• Паленке

Границы государств Города-государства майя в X В. н. э. Государство ольмеков в X В. н. э.

Зона влияния цивилизации майя в XVI В. н. э. Империя ацтеков в XVI В. н. э.

Народы, относящиеся к груп­пе майя, заселяли обширную территорию на юге нынеш­ней Мексики и сопредель­ных стран Центральной Америки. Созданная ими цивилизация ока­залась самой разви­той и долгоживущей в этих землях и вооб­ще в древней Америке. Центром её являлся крупный полуостров Юкатан, ограничива­ющий Мексиканский залив с востока.

Майя унаследова­ли многие достижения цивилизации ольмеков: письменность, календарь, математические знания, монументальную скульптуру. Но возникновению собственно циви­лизации майя на Юкатане предше­ствовали «тёмные века» — так назы­ваемый догородской период. В это время майя хранили наследие оль — меков, но ещё не строили городов, и государство пребывало в зачаточ-

Ном состоянии. ТОЛЬКО С рубежа новой эры зарождается классическая эпоха цивилизации майя.

Начиная с I в. один за другим воз­водятся города майя, каждый из кото­рых становится центром небольшого царства: Тикаль, Вашактун, Паленке, Копан и др. Царство включало в себя сам город и подчинённую сельскую округу.

Майя занимались подсечно-огне­вым земледелием, дававшим небо­гатый урожай, но вполне способ­ным обеспечить на первых порах их общины. С другой стороны, раз­вивалась ирригация, делавшая при­годными к земледелию обширные топи Юкатана. Пищу добывали также охотой, рыбной ловлей, разводили домашнюю птицу и держали собак.

Города майя вырастали из таких земледельческих поселений, и не­малая часть их жителей продолжа­ла обрабатывать пригородные уго­дья. Но основу городского общества составляла знать — цари-жрецы, прочие служители богов, военачаль­ники и чиновники. В городах майя при раскопках найдены огромные дворцы и храмы в виде ступенчатых пирамид, обсерватории, стадионы для игры в мяч.

На обеспечение нужд знати тру­дились сотни ремесленников, изго­товляя украшения и оружие, строя здания и высекая стелы. Некоторые из них работали на рынок — мено­вая торговля у майя с течением
времени стала одним из основ­ных занятий и источников сущест­вования.

Монументальные здания, яркие и детальные настенные росписи, величественные стелы с изображе­ниями правителей — всё это выра­зительные свидетельства развития искусства древних майя. Главный источник знаний об этом народе — иероглифические надписи на стелах. Над расшифровкой письменности майя трудились многие поколения зарубежных и российских учёных. Признанный ключ к её прочте­нию отыскал российский специа­

Лист Ю. В. Кнорозов (1922—1999). Сначала, в 70-х гг. XX в., были про­читаны рукописи майя XV—XVI вв. Постепенно разгадываются и над­писи предшествующей эпохи.

Майя находились под неограни­ченной властью своих царей-жрецов. Города в буквальном смысле выжимали все соки из сельской окрути, отбирая большую часть скудного земледе­льческого прибытка. Религия майя требовала человеческих жертвопри­ношений. Долгое время среди учёных шли споры, следует ли объяснять появ­ление этого обычая у высокораз­витых майя влиянием соседних диких племён. Сейчас большинс­тво специалистов считают, что представления о необходимости человеческих жертв были при­сущи майя издревле. Согласно священной книге народа майя — киче (Гватемала) «Пополь-Вух» боги создали людей ради того, чтобы те кормили их своей кровью. По мифам юка­танских майя, кровь жертв отсрочивает гибель Солнца и конец мира.

В IX—X вв. на земли майя с запада вторглись завоевате­ли — тольтеки из числа племён науа. Значительная часть мест­ных жителей восстала против своих царей и жрецов, поддержав захват­чиков. Тольтеки подчинили террито­рии Юкатана и нынешней Гватемалы, создав здесь собственные государ­ства. На протяжении XI—XV вв. силь­нейшим из них являлось царство Майя на Юкатане со столицей сна­чала в Чичен-Ице, затем в Майяпане. В 1441 г. оно распалось на отдельные города-государства.

Ирригация — действия по улучшению водного баланса, применяемые

В сельском хозяйстве.

Порядки тольтеков почти ничем не отличались от прежних. Разве что власть царя (халач-виника) над подданными стала ещё больше. Культура майя не остановилась в сво­ем развитии после прихода тольте- ков. Продолжалось развитие искус­ства, науки, литературы. Именно ко временам поздних майя относятся иероглифические рукописи-кодексы,

Дошедшие до нашего времени, и про­изведения, переписанные в XVI— XIX вв. латинскими буквами (как «Пополь-Вух»). При этом существо­вание высокой культуры продолжало обеспечиваться всё более суровым и кровавым правлением знати и жре­чества. Конец ему настал в XVI— XVII столетиях, когда разрозненные

Государства майя одно за другим рух­нули под ударами испанских конки­стадоров. В этой ожесточённой борь­бе самая известная из цивилизаций Мезоамерики погибла.

ДЕТИ ПЕРНАТОГО ЗМЕЯ

Дикие племена, разрушившие оль- мекскую цивилизацию, в последние века до новой эры обосновались и на сопредельных с ней землях. Майя определяли своих мексикан­ских соседей как «варваров», «яки» — по имени кочевников Северной Мексики, откуда они все пришли. Но на самом деле новые хозяева ольмек — ских земель теперь уже не были ни кочевниками, ни варварами.

В V—II вв. до н. э. в области Оаха­ка сложилась цивилизация сапоте-

Ков. Подчинив соседние племена, они создали обширное государство, воспринявшее многое из наследия ольме-

Ков. В частности, на ольмекской осно­ве сапотеки создали собственную систе­му иероглифического письма.

На берегах Мекси­канского залива воз­никло царство тотона — ков. Как и у сапотеков, следами древней культуры тотонаков являются развалины городов, памятники монументального

Искусства.

Лучше же всего изучены племена науа, осевшие в цен­тральных областях

Мексики, по реке Мехико, и сыграв­шие наибольшую роль в истории этой страны. Первая высокая куль­тура науа, возникшая в этих местах, получила название по крупнейшему своему городу, вероятной столице царства — Теотиуакан. Основание его или, во всяком случае, превра­щение в настоящий город относит­

Ся к III в. н. э.

Науа во многом отста­вали от соседних майя. Так, они не восприня­ли иероглифическое письмо и пользовались для передачи инфор­мации собственными рисуночными знаками. Но в этом они достигли немалой искусности. От периода после X в. сохранились целые рисуночные хрони­ки, и их «письмо» уже

Приближается к ие­роглифам.

Что же касается эпохи Теотиуакана, то, отставая от майя в не­котором отношении, в другом науа опере­жали восточных соседей. Например, у науа бурно развивалась система ирригации, да и земледелие было гораздо более доходным, чем среди лесов Юкатана. Не только посреди заболоченных пространств, но и на озёрах, которыми богата долина

Астекские художники и писцы за работой.

Мехико, науа создавали для обраба­тывания искусственные насыпи — чинампы.

Теотиуакан являлся крупнейшим городом Мезоамерики I тысячелетия. Гигантские ступенчатые пирамиды

Теотиукана, намного превосходящие храмы майя, сохранились до сих пор. Самая знаменитая — пирамида Солн­ца, напоминающая огромную гору. Религия науа была более при­митивной и жестокой, чем веро­вания индейцев майя. Однако нравы осевших на земле кочев­ников постепенно смягча­лись. Верховным богом науа считался Пернатый Змей — Кецалькоатль, который не тре­бовал человеческих жертв. Его изображения часто встреча­ются на памятниках искусст­ва Теотиуакана и других госу­дарств науа.

В VII—VIII вв. новое втор­жение кочевых науа разруши­ло теотиуаканскую державу. На её развалинах возникло другое «варварское» государство — Толлан. Создателями его стали тольтеки.

Тольтеки были варварами не в боль­шей и не в меньшей степени, чем их теотиуаканские предшественники. Они также не владели иероглифи­ческим письмом, предпочитая рису­ночные знаки. Зато строили крупные города (впрочем, уступавшие древне­му Теотиуакану) и возводили в них монументальные здания. Тольтеки

Жили общинами. Их многокомнат­ные жилые дома (до 50 помеще­ний в каждом) принадлежали отде­льным родам или большим семьям. Значительных высот достигли они в земледелии, ремёслах и военном

Деле.

Во главе тольтекского царст­ва Толлан стояли военные вожди, носившие имена-титулы в честь богов. Из них самый значительный след в истории оставил Кецалькоатль (Топильцин), правивший в IX в. и пы­тавшийся переустроить жизнь цар­ства на основе собственного нрав­ственного учения. Топильцин отме­нил человеческие жертвоприно­шения, проповедовал принципы высокой морали. Но кончилось это междоусобной войной и его свер­жением. Топильцин увёл своих сто­ронников на Юкатан, где стал поко­рителем майя и основателем нового царства. Толланское же государство

В течение X—XI вв. распалось.

На территории Мексики воца­рились политический хаос и куль­турный упадок. В IX в. под ударами науаского племени миштеков погиб-

Ло и царство сапотеков. А в 11б8 г. на опустошённой политической сцене появились новые участники — асте — ки (ацтеки). Они обосновались на островах озера Тескоко в доли­не Мехико. В 1325 г. астеки осно­вали здесь свою столицу — город Теночтитлан, или Мешико, который ныне носит имя Мехико и является столицей Мексики.

Астеки происходили из тех же племён науа, «яки», которые, накаты­вая волна за волной, сокрушали высо­кие культуры Центральной и Южной Мексики. Из всех пришельцев с се­вера они сначала являлись наибо­лее отсталыми. Едва ли не главным занятием кочевых астеков остава­лась охота. Временами они оседали на плодородных землях, выращива­ли маис, а накопив достаточно зерна про запас, вновь снимались с места. Загнанные врагами на озёрные ост­рова, астеки волей-неволей воспри­няли навыки орошаемого земледелия от соседей. В строительстве и об­работке насыпей-чинамп астеки со временем превзошли других науа. Непроходимые болота превращались их трудом в возделываемые «архипе­

Лаги» из чинамп, обтекаемых неболь­шими каналами. Позднее начало бурно развиваться ремесло. В то же время домашних животных, кроме птицы и собаки, астеки не знали.

В 1422 — 1433 гг. астеки разби­ли своих основных противников — тепанеков, а затем покорили сосед­ние племена Центральной Мексики. Возникла астекская империя, охва­тившая своим влиянием большую часть Мезоамерики и просущест­вовавшая почти сто лет. Во главе её стоял царь.

Памятниками величия астеков и их царей остались города — Тено — чтитлан, Тескоко и др. Столица Астек — ского царства была подлинным куль­турным и экономическим центром Древней Мексики, за исключением майяского Юкатана. В Теночтитлане располагались главные храмы астек — ских богов — монументальные пира­миды, пышные дворцы царя и знати, огромный, прославленный на всю державу рынок.

Помимо храмов и дворцов до нашего времени дошли памятники астекской литературы. Рисуночным, но уже близким к иероглифам «пись­мом» запечатлены исторические

Хроники. В изложении испанских хронистов XVI—XVII вв. сохранились произведения поэзии, философской мысли, мифотворчества.

Религия астеков, казалось, пре­терпела мало изменений со времён кочевых странствий. Их цари находились под покровительством мрач­ных и кровожадных богов войны. Самым почитаемым, верховным богом астеков являлся Уицилопочтли — владыка Солнца, покро­витель воинов, охотников и особенно вождей. В честь Уицилопочтли в Теночтитлане возвели самый большой и пыш­

Ный из храмов-пирамид. Здесь богу приносили обильные и крова­вые жертвы, прежде всего челове­ческие. Астеки считали, что челове­ческая кровь укрепляет силы бога Солнца, ведущего постоянную битву с воинством ночи. Битва эта проис-

Ходит каждую ночь и заканчивается победой Солнца только благодаря щедрым жертвам, приносимым асте- ками. У них сохранялось также извес­тное многим племенам Северной Америки людоедство.

Многочисленные общины, по­корённые астеками, платили ре­гулярную дань, поставляя в Теноч- титлан хлеб, овощи и изделия ремесленников. Кроме того, каж­дый год для торжественных жертво­приношений все общины выделяли людей. От этой страшной повин­ности не были свободны и сами астеки — жители соседних с Теноч — титланом городов. Поклонение Уицилопочтли и его сородичам — богам уносило примерно две с поло­виной тысячи человеческих жизней в год. В 1519 г. в Теночтитлан всту­пили испанские конкистадоры во главе с Эрнаном Кортесом. В глаза им, пришельцам из христианской Европы, бросились не столько вели­колепные храмы-пирамиды, сколько воздвигнутые рядом устрашающие башни из черепов жертв…

Испанцев поддержали жители других городов Мексики, угнетённые астеками или опасавшиеся их напа­дения. В ожесточённой войне астеки яростно защищали свою власть над страной. Но, невзирая на их подав­ляющее численное превосходство, испанская латная конница, под­креплённая огнестрельным оружием, в конечном счёте оказалась сильнее. В 1521 г. Теночтитлан окончательно пал под натиском Кортеса и его союз­ников. Астекское владычество над Мексикой сменилось испанским.

Цивилизации Мезоамерики, во многом напоминавшие древние культуры Ближнего Востока, не пережили столкновения со средневековой Европой. Испанские завоеватели как будю перенеслись на тыся­челетия назад, к самым кор­ням своей, средиземномор­ской цивилизации. И далёкое прошлое, с его красотами и ужа­сами, не устояло перед настоя­щим. Однако нельзя сказать, что наследие индейских держав полно

Стью кануло в небытие. Сокрушая древние государства, борясь с преж­ней религией, испанцы (во всяком случае, многие из них) не ставили своей задачей отбросить индей­цев ко времени дикости. Местная знать начала вливаться в ряды коло­ниального дворянства. Латинский алфавит был приспособлен к специфи­ке индейских языков, на коренных наречиях созда­вались книги и учебни­ки для первых школ. Культура христианско­го Запада встретились с культурой индейцев Мезоамерики — и по­родила новую, совре­менную культуру народа Мексики и его южных соседей.

L⅜j

— Ж Г

. • ‘. —

H’ ‘∙ ‘∙iJF ∙

>’ х -~-∙^ ∙∙∙-Λ>?-4∣*

L*βfl

* ЖН

4**W*r

><.rS’S<M∙s-

⅜*>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *